2785

Анатолий Карпов: Первая седина появилась, когда я вел переговоры с Фишером

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. Здесь тушат, там загорается... Как остановить лесные пожары? 26/05/2021
Анатолий Карпов.
Анатолий Карпов. www.globallookpress.com

Виктория Хесина, «АиФ»: Предположим, Анатолий Карпов родился не в СССР, а в современной России. Насколько сложнее ему было бы достигнуть высот в шахматном мире?

Анатолий Карпов: Намного. Кто бы как там что ни ругал, но у нас была прекрасная система массовых соревнований, в том числе детских, замечательная тренерская школа. Талант могли увидеть даже на сельском уровне и как-то его поддержать. Я, перворазрядник, выступал за металлургический завод. И когда надо было ехать на чемпионат области в Челябинск, то директор завода давал мне, десятилетнему, сопровождающего — одного из ведущих главных инженеров. То есть инженера, чтобы он мне помогал, освобождали от работы с сохранением зарплаты. Можете себе сейчас такое представить?

— И семья ведь самая обычная, без связей, без денег…

— Мой родной город Златоуст — одно из первых мест, где построили Демидовский завод, который потом назывался машиностроительным имени Ленина. С ним вся семья и была связана. Только я исключение: играл за команду металлургического. Рабочие ещё отцу обиды приходили высказывать: мол, сын конкурентам помогает. Тот всегда говорил: «Его выбор, вмешиваться не буду».

Жили в коммунальной квартире на 6 семей. Когда я родился, у меня были проблемы со здоровьем, и маме, которая работала плановиком, пришлось уйти с завода. А отца, который за годы войны дослужился от простого рабочего до начальника цеха, послали учиться в Бауманское техническое училище. Такая была послевоенная госпрограмма, срочно требовались специалисты для восстановления промышленности. Настолько срочно, что диплом Бауманки получали не за 5 лет, а за 3. Власти пошли на то, чтобы из программы обучения почти выкинули идеологию, весь упор сделали на технические науки.

Отцу на стипендию, пусть и повышенную, надо было себя содержать и нам помогать. Мама стала брать заказы по шитью. Так и глаза посадила, и здоровье, потому что не спала. Но, что удивительно, несмотря на всю её усталость, в доме всегда была еда. Особенно мастерицей мама была по части супов, пирогов и пельменей.

— Родители с вами в детстве на соревнования ездили?

— Некогда было, да и не принято. Это потом мама мальчика начала сопровождать. Я имею в виду Каспарова. А у меня… Даже когда уже играл на больших турнирах, всё равно родители были там редкими гостями. Потому что не знали, какую роль сыграет их присутствие: положительную или наоборот.

— В конце года в прокат выйдет фильм «Чемпион мира» о вашем матче с Корчным. Как я понимаю, там будет и КГБ, и гипнотизёры, и политика. Вы были консультантом картины?

— Да, помогал в работе над сценарием, давал информацию, чтобы картина получилась объективной, нормальной. Там же матч был настолько богат событиями, фактурой, что особо ничего придумывать не надо. Хотя, конечно, создатели не удержались. В конце закручивается некая детективная история с выведыванием каких-то секретов. Вот эта часть не на 100%, но достаточно вымышленная.

— Про этот матч 1978 г. в Багио Михаил Таль говорил: «Если чемпион у нас будет не советский, а антисоветский, шахматы в стране объявят лженаукой».

— Может, Миша спьяну что-то подобное и наговорил. Потому что звучали от него рассказы и про угрозы, и про то, что если Карпов проиграет, то их всех сошлют в Сибирь (Таль был в команде Карпова. — Ред.). Всё это ерунда, выдумки. Понятно, что наверху, учитывая политическое противостояние, все эти дела диссидентские, к матчу было колоссальное внимание (Корчной сбежал на Запад в 1976 г. и в матче представлял Швейцарию. — Ред.). Но всеми околошахматными делами занимались руководители делегации, сопровождение. Воспитательная «работа», накачки меня миновали. Все знали, что я прихожу в бешенство, как только эту тему затрагивали. Даже когда в Багио я начал проигрывать Корчному партию за партией, никто со мной никаких разговоров не вёл. Понимали, насколько я сосредоточен на выполнении цели, которую сам перед собой поставил. И единственный момент, который нарушил это сосредоточение, — когда Корчной стал оскорблять человека из моей команды. На следующий день я ему сообщил, что я прекращаю с рукопожатиями, потому что он недостоин этого.

— Его реакция?

— Не ожидал, что я проявлю характер. Но он просто совсем обнаглел, и я посчитал, что надо любые отношения прервать.

— Прочитала, что первые седые волосы у вас появились во время противостояния с Каспаровым.

— Нет. Первые седые волосы появились значительно раньше. В 1976 г., когда я вёл переговоры с Фишером, обговаривал условия, на которых мы всё же смогли бы сыграть (в 1975 г. действующий чемпион Роберт Фишер отказался проводить матч с Карповым из-за того, что ФИДЕ не согласилась с требованиями американца, так звание без борьбы перешло к Карпову. — Ред.). Меня назвали чуть ли не предателем интересов СССР, пошли доносы, досье в КГБ стали собирать. Много чего пришлось пережить… А Каспаров — это продолжение. Все эти дрязги, стравливание. Было много желающих показать, что есть такой прогрессивный Каспаров и ретроград Карпов. Вот и прибавлялось седины. Но я не скандалист. Лезть во всё это, кому-то что-то доказывать? Это не я. Я жизнь свою иначе построил, потому и отношение ко мне в мире осталось ровное. Я никому не гадил, никого из турниров не выгонял, ни с кем счёты не сводил. Если мне человек не нравился, я просто с ним прекращал общаться.

— Тот несыгранный матч с Фишером до сих пор покоя не даёт?

— Я ведь и вёл с ним переговоры, потому что считал (и считаю), что был сильнее. Это мои амбиции, мой характер. Не даёт ли мне тот матч покоя? Понятно, что с годами эмоции притупляются. Но очень жаль, что была упущена такая возможность провести встречу, которая вывела бы сами шахматы на новый уровень. Ведь какую волну интереса в мире вызвал матч Фишера со Спасским (в 1972 году, — Ред.)! Помню, я тогда приехал в Техас на турнир. Ни шахматы, ни шахматные книги невозможно было купить. Такой ажиотаж. Число членов Шахматной федерации Америки в тот момент выросло в 5 раз. Сейчас там, может, тысяч 60, а тогда за 300 тысяч набежало сразу.

— Фишер всё-таки с приветом был? Параноик, всего опасался…

— И умер от этого. Попал в больницу в Рейкьявике с приступом почечной недостаточности. Оттуда уже не вышел. Выяснилось, что лекарства, которые ему давали, Фишер не пил, а прятал под подушкой. Боялся, что отравят.

— Может быть, ошибаюсь, но скажу: Карпов — Каспаров, Карпов — Фишер, Карпов — Корчной — всё это невероятно интересно. А вот матч Карлсен — Непомнящий, который будет в ноябре, — уже не так, вывеска более бледная.

— К сожалению, изменения, которые затеял Илюмжинов (президент ФИДЕ с 1995 по 2018 г. — Ред.), достигли своей печальной цели. Вообще-то, расшатывать шахматный мир реформами стал ещё Кампоманес (филиппинец, президент ФИДЕ с 1982 по 1995 г. — Ред.), но делал это он не так топорно, при нём чемпионы мира сохраняли свой вес. Собственно, Кампоманес любил шахматы, был международным мастером спорта. А Илюмжинов был шахматистом лишь на словах, но полез во все сферы, в том числе и в высшую профессиональную. Из-за реформы чемпионата мира воцарился хаос, появились случайные результаты и чемпионы.

Просто напомню: звание чемпиона мира по шахматам разыгрывается с 1886 г. Старейшее звание! Современные Олимпийские игры появились на 10 лет позже, не говоря уже о многих других мировых турнирах. И за 100 лет это звание выиграли всего 13 человек. А потом возник Илюмжинов и быстро наплодил ещё 9 чемпионов. Он ведь сознательно принижал значимость чемпионатов мира и авторитет чемпионов. Потому что сам так хотел возвыситься. Президент ФИДЕ, по сути, просто чиновник, пытался быть ханом шахматным. И вполне в этом преуспел. Мы сейчас пожинаем плоды его деятельности. И пожинать будем ещё долго.

— Оказывается, с вашим изображением выпущено больше 200 марок.

— Думаю, их уже около 500.

— Все их видели? Какие самые интересные?

— У меня есть практически все марки шахматные, тем более с моим изображением. Самые оригинальные выпускает Африка. Там чемпион мира Карпов выглядит как негр.

— А советские марки?

— В СССР существовало положение, согласно которому при жизни на марках могут изображаться только генсеки и космонавты. Но одна марка, посвящённая мне, всё же появилась в обход этих правил. На хитрость пошёл руководитель дирекции по выпуску знаков почтовой оплаты Дорошенко, если мне не изменяет память. Он сделал надпечатку (что не контролировалось комиссией) на уже выпущенной марке к международному турниру по шахматам. Турнир был в 1980 г., а в 1981 г. я получил восьмой шахматный «Оскар» (награда, присуждаемая лучшему шахматисту года; у Карпова их 9. — Ред.). Тогда на марке и появилась надпечатка: «Анатолий Карпов, новый рекорд, обладатель 8 шахматных „Оскаров“».

— Вы уже более 20 лет занимаетесь проектом «Шахматы в тюрьмах». Знаю, в этом году запланировали большой международный онлайн-турнир среди заключённых.

— Всё начиналось с матчей Россия — Америка. Причём если первый раз я был капитаном с нашей стороны, то на второй матч американцы попросили выступить уже с их стороны. Не помогло, проиграли (улыбается). Дальше я подкинул им идею международного турнира. К тому моменту у нас уже были матчи со Швейцарией и Белоруссией. В итоге в 2019 г. мы смогли провести соревнование среди заключённых семи стран: России, США, Бразилии, Англии, Италии, Белоруссии, Армении. А сейчас на турнире, который пройдёт в августе, думаю, будет играть стран 15-20. Швейцария, Испания, Австралия, возможно, Китай… Интерес к этой программе огромный. Ведь шахматы — это и социализация, и дисциплина, и развитие, и общение. Причём мне обычно не верят, но это общение, когда заключённые разных стран играют онлайн, проходит без какой-либо цензуры. И ни разу не было никакой провокации, всё очень корректно, без инсинуаций.

— На конференции, посвящённой турниру, выступал шериф штата Иллинойс Том Дарт, невероятное количество тёплых слов сказал в ваш адрес. По нынешним напряжённым временам даже странно такое было слышать.

— С Томом мы знакомы много лет. Это ведь я начинал шахматную программу в тюрьме Чикаго. А как получилось? Была довольно успешная школа имени Карпова в Канзасе. И возникла идея создать такую же в Иллинойсе. Я написал письмо губернатору штата, им тогда был Обама. Получил ответ: «Поддерживаю идею, готов оказать содействие». Причём, говорят, это был последний документ Обамы, перед тем как тот ушёл в президентскую гонку. Школу мы создали, хоть для этого потребовалось больше времени, чем я полагал. А одним из её учеников стал сын того самого Дарта. И как-то на одной встрече мы разговорились. Узнав про наши шахматы в тюрьмах, он загорелся. За один день закупил инвентарь, посадил 100 заключённых тюрьмы в Чикаго играть в шахматы. Мы пришли, причём мой визит никто не анонсировал. Только случайно меня какой-то серб узнал… В общем, так началась программа. Было 10 лет назад. Потом мы провели матч между нашими и американскими заключёнными. А дальше начались все эти обострения отношений, антироссийское лобби в полный рост. Стало казаться, что продолжения у этой истории не будет. Но мне позвонил Том с вопросом: «А почему мы не двигаемся дальше?» Я ему сказал, что с нашей стороны проблем нет, но у США есть вопросы к России. Он: «Мало ли что там происходит наверху. Заключённые в политику не играют». Том — вообще очень отважный человек. Другой бы на этом посту и не задержался. Дарт сам рассказывал, что даже до этого движения BLM («Жизни чёрных важны», — Ред.) в Чикаго криминальная обстановка была практически на уровне 1930-х годов.

— Вам же по роду деятельности приходится контактировать с американскими конгрессменами. Там с кем-то удаётся найти общий язык?

— Политически с американцами трудно, особенно с демократами. Редко с кем можно найти взаимопонимание, потому что тупость большая. Да, они открытые ребята, но в большинстве своём не обладают широтой знаний. Даже элита. Америка — пуп Земли, вокруг которого всё крутится. Отправная точка истории — момент создания США. Они на самом деле не помнят, что этой истории многие века.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы