aif.ru counter
8600

«А в душе стоит комок». Этери Тутберидзе сняла маску «ледяной королевы»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 13. Украина: пять лет с протянутой рукой? 27/03/2019
Этери Тутберидзе.
Этери Тутберидзе. © / Александр Вильф / РИА Новости

Этери Тутберидзе решится выложить письмо в свой Инстаграм лишь сейчас – когда весь пьедестал мирового чемпионата займут девочки, слишком многим ей обязанные. Загитова, упавшая после «золота» Олимпиады до 5-го места на чемпионате России, но вернувшая себе титул лучшей в мире. Турсынбаева (впервые казахстанская фигуристка выиграла «серебро» ЧМ), преодолевшая в прошлом году маршрут Торонто – Москва, уйдя от канадского тренера Орсера к Тутберидзе. Бронзовая Медведева, преодолевшая этот же маршрут, только в обратном направлении…

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

I am so happy for our girls and our team. It was the hardest way to that podium. Thank you very much for your support! Я очень рада за наших девочек и нашу тренерскую команду. Это был самый сложный путь к этим медалям. Спасибо всем огромное, что продолжали верить в нас и поддерживали! #alinazagitova #elizabettursynbaeva #daniilgleykhengauz #teamtutberidze #победа #спорт #радость

Публикация от Eteri Tutberidze (@tutberidze.eteri)

«Казалось бы, вот – апогей спортивных достижений и профессио­нального счастья, столько лет безостановочной работы, две личные медали на Олимпиаде («золото» и «серебро» – Загитовой и Медведевой. – Ред. ). Целых две. Ну радуйся, ну хотя бы улыбнись. А в душе стоит комок, комок невысказанной боли. И вот, не сдержавшись, я всё же пишу. В день моего отъезда в Японию на сборы перед Олимпиадой у моей мамы случился удар, вначале частичная парализация, позже оказалось – рак головного мозга. А дальше? Дальше, как в тумане. Моя дочь живёт в общеобразовательной школе, чтобы не жить дома одной. Моя мама находится в больнице, в тяжелейшем состоянии. Слёзы по телефону моей дочери, которая осталась в Москве в одиночестве. Борьба за жизнь матери, у которой безутешный диагноз. Олимпиада. Медали. Награждение. Люди поздравляют, заглядывают в глаза и ищут ответную радость, а её как будто нет. Боль… А по возвращении в Москву – борьба, ежедневная борьба за жизнь, пусть уже и не очень осознанную, моей мамы. Мозг отказывается принимать, что мама неизбежно уходит. Мой отец не дожил полгода до Сочинской Олимпиады, моя мать не смогла осознать и порадоваться за только прошедшую Олимпиаду. Дальше – странный уход моих учениц, одну из которых я всем ставила в пример и для которой я честно сделала 200% из 100 возможных в спорте. Обвинения… От которых больнее уже и не становится. Говорят, что Бог даёт нам по заслугам и силам. Господи, я бесконечно благодарна тебе, что многолетняя работа принесла наи­высшие спортивные плоды. И дай нам силы, Господи, дай нам силы, чтобы перелистнуть эту страницу жизни».

Спасибо за унижения

Пятый ребёнок в семье, мама инженер, папа работал на заводе им. Лихачёва. В 4,5 года сама выпросила у родителей, чтобы отдали её в фигурное катание. Начинала как одиночница, травмировалась, получила трещину позвоночника. Пока лечили и кололи кальций, вымахала на 22 см – с таким ростом в одиночное катание путь был закрыт, перешла в танцы. Дальше – долгие поиски своего тренера. А потом грянула перестройка, в стране стало не до фигурного катания. Собрала чемодан и рванула из Моск­вы в Америку участвовать в ледовом шоу. 18 лет, денег нет даже на еду – за обедами ходила в баптистскую церковь. В США она начала тренировать, неплохо зарабатывала. Через 6 лет из-за родителей вернулась в Россию, готова была даже бесплатно работать на катке, но место нашлось только в цирке на льду...

Тутберидзе было всего 40 лет, когда в 2014 г. она вместе с Юлей Липницкой до­бралась до олимпийской медали. В попытке объяснить, как оказалась на сочинской вершине, она вспомнит «цирковой номер»: «Было огромное желание доказать, что все те люди, которые послали меня на цирковую площадку, ошиблись. Я очень благодарна им за всё, потому что, не испытав унижения, не стала бы тем, кем являюсь».

Жалеть – это не про неё

Однажды канадский комментатор Тед Бартон брал интервью у Тутберидзе. В конце разговора он признался: «Если честно, я вас боялся». «Я и сама себя боюсь», – ответила она.

От неё уходили многие – Шелепень, Деева, Воронов, Липницкая. Понятно было, не выдерживали «ледяные нравы» тренера, о которых она пусть и редко, но всё же рассказывает:

«За фигурное катание там (в США, Канаде. – Ред.) платит спортсмен, более того, очень часто он на него и зарабатывает. И понимает, что каждая минута на льду стоит денег. И ценит эту минуту. А как сделать, чтобы наши спортсмены начали своё время ценить, если у них этот лёд просто есть – и всё? Они выходят, пять минут чехлы с коньков снимают, десять минут сморкаются, потом шнурки перевязывают».

«Я девочек понимаю больше, они для меня больше готовы к работе. Задание объяснено – задание выполнено. С мальчиками сложнее. Они хотят чувствовать, что любимы. Хотят, чтобы их пожалели. Начинают демонстративно «убиваться» с одиночных и двойных прыжков для этого. Но жалеть – это не про меня».

«Если ты приехал на соревнования и у тебя что-то не сложилось, ты должен найти причину. Но не надо эту причину искать в других. Потому что получится, что ты это никогда не исправишь, так как от тебя это не зависит: тебя тренер плохо подготовил, родители не накормили, кто-то выкрикнул тебе под руку…»

«Дисциплина! Понимание того, что не обсуждается. У меня достаточно спортсменов, которые выполняют задание, но внутренне всё равно сомневаются. Я же вижу! Получил задание, пошёл выполнять, но мозг кипит: «А зачем?» Кто-то лицо скривит, и всё сразу понятно становится – выполнено будет задание или нет. Ведь какую спортсмен телу установку даст, так оно и поступит».

«Я и сама себя боюсь»

Уход же Медведевой – другой. Как говорит Алексей Мишин, на его памяти (а Мишину 78 лет!) это третья настолько болезненная ситуация в нашем фигурном катании: первая – когда Уланов ушёл от Родниной, вторая – противостояние Ягудина и Плющенко.

«Она самая дисциплинированная спортсменка», – Тутберидзе действительно ставила её в пример. Говорила: «Когда Женя выходит на лёд, часть моей души отправляется туда вместе с ней». Даже произвольная программа, с которой Медведева впервые выиграла чемпионат мира в 2016 г., языком жестов рассказывала об особенных отношениях фигуристки и тренера. Над программой работали со слабослышащим хореографом. Это было очень личное. Дочке Тутберидзе диагностировали сенсоневральную тугоухость 2-3-й степени…

А на льду Пхёнчхана-2018 «золото» у Медведевой ото­брала 15-летняя Загитова. 2-е место Женя не смогла принять и спустя несколько месяцев, не попрощавшись, отправилась к Орсеру с ощущением, что была лишь продуктом на фабрике чемпионок (именно так как-то сказала Тутберидзе: «Женя Медведева – продукт нашей фабрики»). «Не отобрала. А завоевала!» – закрыла Тутберидзе тему олимпийской победы Загитовой.

Мы, скорее всего, никогда не узнаем, почему на самом деле Медведевой стало тесно у Этери Тутберидзе. Но, кажется, тренер отпустила её из своей души только сейчас – после первого чемпионата мира, где Женя была просто одной из соперниц Загитовой и Турсынбаевой. Она наконец смогла перелист­нуть страницу жизни, в которой медали смешались с болью и разочарованием. «И вот, по прошест­вии почти года, я могу сказать: я перелистнула, – так заканчивается письмо Тутберидзе. – Спасибо моим друзьям, близким и моим родителям».

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы