175

«Танки грязи не боятся». Николаю Валуеву не страшно замараться ни на ринге, ни в политике

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. Доллар подорожает до 40 рублей? 15/09/2010

Немецкий медик Вальтер Вагнер рекомендует «зверю с Востока» немедленно уходить из спорта. Кличко-старший называет его «рабом страха». Валуев отмахивается и советует первому – не нагнетать атмосферу, а второму – не увлекаться шоу.

Гигант на коленях?

В.К.: - То, что делает Кличко, называется «шоу-приемы». Принимать их за чистую монету в боксе глупо. Виталий просто работает на публику. Реагировать на его провокации я не хочу. Лучше готовиться к поединку, чем играть в «ромашку» на тему «будет - не будет» и помогать сопернику раскручивать бой для повышения букмекерских ставок. Тем более что делиться со мной прибылью от пиара никто не собирается…

«АиФ»: - Вы сами-то видели видеообращение Кличко, в котором он назвал вас трусом?

В.К.: - Я заставил себя просмотреть его. Оно какое-то болезненное. Виталий читал текст по шпаргалке и избегал смотреть в видеокамеру. Он явно был внутренне напряжен, будто ждал от меня ответных оскорблений. Но истерические высказывания – не мой стиль. Мой ответ в виде согласия на бой у него давно есть. Я даже согласился на кабальные условия контракта, которые он, как промоутер, выставил. Готов с ним биться не только из-за денег и престижа, а даже по принципиальным соображениям. И страх тут не причем.

«АиФ»: - А насчет профессора Вагнера? Доктор порекомендовал вам не тешить себя иллюзиями и повесить перчатки на гвоздь. Не искушайте, мол, судьбу…

В.К.: - Ну да, у меня действительно есть проблемы с плечом, которые я надеюсь в скором времени решить. Вагнер же считает, что из-за огромного веса мои больные коленные суставы подвергаются чрезмерной нагрузке. Уверяю вас, мой вес для бокса  вполне нормален – меньше 145 кг. Ну, да, перенес я две операции на коленных суставах, ну и что? Сейчас я уже в форме. Заболевания суставов – следствие неправильных тренировок, а именно многокилометровых кроссов по асфальту. Теперь по 40 км за раз уже не бегаю.

Да, обе операции я и вправду делал в клинике Вагнера в Германии. Но стоило мне тогда чуть-чуть оклематься, он тут же сказал: «Годен!». Похоже, когда ему было надо, он подыграл промоутеру, стремившемуся поскорее вытолкнуть меня на ринг. Что из того, что у меня еще болели ноги, и я жаловался: «Ребят, ну больно же!..»?.  В пример мне приводили футболистов, которые уже через месяц  после подобных операций выходят на поле. Чуть ли не трусом называли в лицо. И вдруг, спустя столько лет, он становится таким человеколюбивым, проникновенным доктором, который искренне печется о моем будущем…

«АиФ»: - То есть, на самом деле это была политика, а не забота о вашем здоровье?

В.К.: - Мне кажется, это все тоже чистой воды пиарщина – теперь его имя у всех на слуху… Но негативные пророчества меня не остановят. Не те фигуры и не те удары. Недавно в Сочи я тренировался вместе со сборной России по легкой атлетике и видел, с какими травмами тамошние спортсмены умудряются взлетать с шестом за пять метров, бегать с барьером и метать диск. Мой случай не самый худший, поверьте. Некоторые атлеты вообще не могут без часовой разминки приступить к тренировке, но все-таки выигрывают медали.

Приколы и дети

«АиФ»: - Складывается впечатление, что, готовясь к новым к боям, вы параллельно пробуете себя в разных сферах человеческой деятельности, подыскивая место под солнцем «на после бокса». Зачем вы выходили на подиум в фэшн-показе мод?

В.К.: - Это была не проба, а такой прикол. Просто подвернулся случай увидеться с друзьями и побывать на вечеринке. Как говорят, срослось – и хлеба, и зрелищ. Мне нравятся такие вещи. Не то чтобы я так уж люблю эпатировать публику, но это было в рамках, которые я могу себе позволить. Я уже дорос до этого. Хотя, карьеру модели для себя не рассматриваю.

«АиФ»: - Еще вы записали песню в стиле рэп «Ангел мой», о тяжелых внутренних переживаниях боксера перед выходом на ринг.

В.К.: - Песня хорошая. Жаль, идея не моя. Петь с эстрады я не буду, поскольку лишен вокальных способностей. Но иногда по праздникам все-таки пою – как с Еленой Воробей или с Жириновским в «Новогоднем огоньке». С Владимиром Вольфовичем, помню, мы исполнили «Владимирский централ»…

«АиФ»: - А роли в кино? А занятия с трудными подростками?

В.К.: - Кино – да, можно рассматривать как попытку найти себя. А дети - это для души. Независимо от того, что со мной будет дальше, буду с ними возиться всегда. Детские школы бокса – моя внутренняя потребность. Хотя, это и не сможет занять все сто процентов моего времени.

«АиФ»: - Как реагирует на вашу славу сын Гриша?

В.К.: - К счастью, он от нее достаточно далек. Он понимает, что его папа – известный человек, но и только. Он не вплетает мою звездность в свой повседневный быт. Я убедился в этом, когда слышал, как и о чем он беседует с одноклассниками. И попросил его учительницу не делать Григорию никаких скидок: если в классе говорят «нет», то это должно быть «нет» для всех… Он привык к этому с малых лет. В те редкие минуты, когда мы вместе, я стараюсь ни с кем не фотографироваться и не раздавать автографы, потому что вижу, как ребенка это напрягает. К нам бегут люди с камерами, а он, с плохо скрываемым раздражением, говорит: «Опять эти!». Хотя, ему тоже приятно, например, быть щедрым, раздаривать детям игрушки… Он сам по себе не жадный и дешевого авторитета за мой счет не зарабатывает.

Не корысти ради

«АиФ»: -  Недавно вступили в «Единую Россию». Зачем боксеру партбилет? Тем более, что вы всегда сторонились политики, говорили «это не мое». Откуда вдруг такая перемена? Что, дурной пример заразителен, пришла пора и вам последовать за другими звездами спорта, переквалифицировавшимися в депутаты?

В.К.: - Пример вовсе не дурной. Мои коллеги реально приносят пользу в парламентах – например, добиваются, чтобы государство выделяло деньги на спорт и они бы не разворовывались. Их бы такая фраза даже несколько оскорбила. Мой случай не исключение. Я и раньше занимался проблемами детских спортивных школ в Питере, но решал их сам, как мог. Теперь возможностей больше, чем если бы я просто кого-то о чем-то упрашивал. Не знаю, что от моего вступления выиграет партия…

«АиФ»: - Партия наберет очки. А вы? Вы же с детства, наверно, не мечтали об участии в выборах?

В.К.: - С детства я и боксером-то не мечтал быть. Хотел стать моряком. Если бы мне еще в 19 лет, зимой 1992-го сказали: «Николай, ты займешься боксом», я бы рассмеялся. Представлял себя где угодно, только не на ринге. А весной 93-го уже надел боксерские перчатки… Политика, как и бокс - выбор осознанный. К тому же, я сам не напрашивался: «Ребята, возьмите меня к себе!». А наоборот, партия предложила мне место… Но для себя я не рассматриваю это как некий бизнес-проект. Надеюсь, что смогу зарабатывать на жизнь иначе – например, используя свое имя как бренд. Знаете, что мне советуют доброжелатели? «Колян, давай, выходи с Кличко, зарабатывай на всю оставшуюся жизнь и трать деньги». Но я отмахнулся от этого как от навязчивой идеи. Тут для меня ничего не может заканчиваться, только начинаться.

«АиФ»: - Есть мечта о депутатском кресле?

В.К.: - Не исключено. Но не как самоцель, а как еще одна ступень в жизни. Это рычаг. Вопрос в том, как им воспользоваться. Главное при этом… (смеется) не сгинуть в пучине. Не потерять себя.  

«АиФ»: - Вы в душе функционер или вожак?

В.К.: -  Скорей вижу себя организатором. Сейчас мое дело - детские школы бокса, а в масштабах страны это могут быть и международные соревнования на Олимпиадах и чемпионатах мира. Я думаю, государство напрасно пытается зарегулировать все и вся, в том числе и в спорте. Прямой результат этих попыток – раздутый чиновничий аппарат. Не чиновники для людей, а люди для чиновников. Персональной ответственности при этом никто не несет. После провала в Ванкувере ничего особенного не произошло…

«АиФ»: - А дальше мысли не идут? В Китае за взятки, например, расстреливают. А в Госдуме все никак не могут принять закон о конфискации имущества коррумпированных чиновников.

В.К.: - И навряд ли скоро примут. А в той же Японии такой закон работает жестко. Там проворовавшихся депутатов мало того что раздевают чуть ли не догола, но еще и показывают это на всю страну как телесериал. Конфискуют имущество и фактически выгоняют в трусах на улицу вместе с семьей. При этом у членов семьи и наследников нет права на оправдание и прощение. Максимум, на что сын министра может потом рассчитывать – выучиться на повара и делать суши в небольшом ресторанчике.

«АиФ»: - Верите, будто нечто подобное возможно в России?

В.К.: -  Верить в это можно и нужно. Другое дело, что решение тут может быть только в страхе. Надеяться на гражданское самосознание в данном случае не приходится… Хотя, бывают и исключения. Недавно глава одного сибирского города добровольно отказался от мигалки, и даже сам сел за руль служебной машины. Я его зауважал за это. И люди за ним потянулись. Он понимает, что будет стоять в пробках вместе со всеми, но репутация оказалась дороже. Хотя, это очень немало – снять мигалку с автомобиля. Это серьезно. Одно дело – прокатиться по улицам с ветерком, совсем другое – смириться и ждать, когда ты опаздываешь в свой кабинет мэра…

«АиФ»: - Насчет справедливости. Говорят, для русского человека справедливость выше правды…

В.К.: - Именно это качество, наверно, и есть та загадка русской души, которую не понимают иностранцы. Там есть четкий писаный и  неписаный свод законов. А у нас – свои понятия. Но и справедливость тоже у каждого своя… Самое плохое – это безнаказанность. А из боязни потерять свое место и имущество человек сначала задумается, что же все-таки в данный момент является справедливым, а потом – стоит ли вершить суд из личной выгоды.

«АиФ»: - Насчет страха. Как думаете, почему нас до сих пор так боятся на международной арене? Хотя и не всегда уважают?

В.К.: - Не только из-за того, что мы такие сильные, а еще и из-за непредсказуемости. Представьте: сидят друг напротив друга два человека, и один совершенно не понимает, что в следующую минуту сделает другой. Чего от него ждать. И поэтому на всякий случай его сторонится и опасается…

«АиФ»: - Вы олицетворяете силу. Нагонять страх на кого надо, могли бы и вы…

В.К.: - Но не хочу этого делать. Это не по мне. Я никогда не любил никого пугать. Это признак слабости. Надо или делать что-то или не делать ничего. Тем более, что насильно бояться никого не заставишь. Если человек, преступивший закон, недосягаем для возмездия и знает это, то он не испугается и меня.   

«АиФ»: - Про вас говорят «человек прямой и не склонный к компромиссам с совестью»...

В.К.: - Из-за этого-то я и боюсь связываться с политикой. Это мой главный подспудный страх. Я боюсь сделки с совестью. И заранее прикидываю, насколько далеко способен зайти. Готов поступиться чем-то, но не главными убеждениями. И еще, не люблю пугать людей понапрасну. Это признак слабости. Хотя, политики часто используют этот прием… Политическая кривая – именно кривая. Но я буду стараться придерживаться прямой дороги.

«АиФ»: - Думаете, в политике можно не кривить душой?

В.К.: - Наверно, нельзя. Но вопрос не только в том, честен ли ты, но и с какими личными потерями сможешь выйти из неоднозначных ситуаций. Иду в политику не наивным ребенком и понимаю, что уже не смогу быть таким же открытым как раньше. Это несвобода, но к ней тоже начинаешь привыкать. С того дня, как мне стали говорить: «Ты не принадлежишь себе, ты принадлежишь России…», я оставил за собой единственное право: принадлежать семье. Здесь я никого ни с кем делить не собираюсь.

«АиФ»: - А как реагирует ваша жена Галина? Не отговаривает?

В.К.: - Она относится к моей партийности так же как и к боксу: что сделать, если мужчина избрал такой путь? Не раз интересовалась: зачем это тебе? Тоже хотела докопаться до сути. Я отвечаю: «Так надо». И она, опасаясь, все равно уважает мой выбор и просто поддерживает меня. Понимает, что если я решился, то уже не сверну.

«АиФ»: - Говорят, политика – грязное дело…

В.К.: - Похоже на то. Но надо заниматься и им. Чем я хуже других? Представьте себе большую захламленную комнату: может, мне удастся почистить хотя бы маленький ее уголок?

«АиФ»: - А не брезгуете замараться?

В.К.: - Танки грязи не боятся. Неплохо сказала Алиса Фрейндлих в фильме «Служебный роман»: «Меня уже давно пора скомпрометировать!». Я уже готовлю к этому своих домашних, напоминаю, что главное испытание еще впереди. К моей славе они привыкли, разберутся и с ее изнанкой.

Досье

Николай Валуев родился в 1973 г. в Ленинграде. Дебютный бой состоялся в 1993 г. Чемпион мира по версии WBA (с 17 декабря 2005-го по 14 апреля 2007-го и с 27 июля по 7 ноября 2009-го). Женат, имеет сына и дочь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы