939

Как с гуся ВАДА. Почему борьба с допингом — это сражение за деньги и власть

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. И куда с рублем податься? 11/11/2020
Piotr Swat / Shutterstock.com

Всемирное допинговое агентство (ВАДА) против России — этот поединок продолжается ровно 5 лет.

В ноябре 2020-го поединок переместился на площадку Спортивного арбитражного суда в Лозанне. От вердикта зависит, смогут ли российские спортсмены следующие 4 года выступать под национальным флагом на Олимпиадах и чемпионатах мира.

Эксперт «АиФ» объясняет, что представляет собой ВАДА и как под вывеской борьбы с допингом пополнить карман, получить власть, дискредитировать страну и уничтожить науку.

Консультант сборных команд СССР, академик Украинской академии наук, главный редактор международного журнала «Наука в олимпийском спорте» Владимир Платонов:

— В прошлом веке никакого ВАДА не существовало. Вопросы допинга курировала медицинская комиссия Международного олимпийского комитета (МОК), и всё было тихо-спокойно. Да, когда кто-то переходил грань, как Бен Джонсон на Олимпиаде-88, возникал скандал, и следовали наказания. Но на многие вещи МОК смотрел сквозь пальцы, понимая, что высокие результаты невозможны без использования различного рода достижений, в т. ч. и в сфере фармакологии.

А в 1999 г. активизировался канадец Ричард Паунд (член Исполкома МОК, ответственный за переговоры с ТВ и спонсорами. — Ред.) с предложением создать независимое агентство, которое отвечало бы за допинг-сферу. МОК тогда переживал не лучшие времена в связи с коррупционным скандалом вокруг предоставления Солт-Лейк-Сити права проведения Олимпиады. И Самаранч (президент МОК в 1980–2001 гг. — Ред.), озабоченный более важными проблемами, согласился с созданием ВАДА. Вскоре он признал, что ошибся. Но Самаранчу было уже за 80, шёл последний год его работы. Эти ребята его даже слушать не захотели, их щупальца проникли в спорт, закрутились большие деньги.

Почитайте книжку Паунда. Он не скрывает, что протолкнуть Всемирный антидопинговый кодекс удалось путём всяких политических манёвров, уговоров и шантажа. Несовершенный, антинаучный документ, который нарушает всё — декларацию прав человека, международные документы, внутреннее законодательство стран. Но ВАДА всех прогнуло. Все кодекс поддержали, в т. ч. Россия, руководствуясь логикой: иначе будут дисквалифицировать. А по итогу получилось ещё хуже. Если бы изначально люди поднялись и доказали, что эта деятельность является разрушительной, ВАДА пришлось бы защищаться. А так защищаться приходится спортивным федерациям, спортсменам. Теперь эта публика, состоящая из случайных людей — юристов, менеджеров и просто проходимцев, — имеет возможность влиять на спортивные результаты, на развитие спорта. Захочет — пустит Исинбаеву на Олимпиаду, захочет — оставит дома.

А Трампу можно?

Если бы Трамп с Байденом не сидели на фармакологии, оба уже умерли бы. Президенты, артисты, лётчики — все они при помощи препаратов нормализуют своё психическое и физическое состояние для эффективного выполнения своих обязанностей. И никто никого за это не преследует. Но в спорте — нельзя! Возьмите гонку «Тур де Франс»: 21 этап, 3,5 тыс. км, ежедневно по 5–6 часов в седле. Никакое сердце не выдержит! Речь о том, что людям не дают применять абсолютно легальные в любой сфере деятельности средства — для сохранения здоровья, профилактики заболеваний, снижения негативного воздействия нагрузок.

Есть переборы, есть излишки. Но это не значит, что надо запретить всё. ВАДА же меньше всего волнует здоровье спортсменов, за 20 лет от них не услышали ответа на вопрос: а что же надо применять людям, работающим в экстремальных условиях, чтобы защитить организм? Вы отобрали одно, второе, третье, а что дали взамен?! Вот, скажем, когда-то в Ленинграде в Военно-медицинской академии им. Кирова разработали замечательный безвредный препарат для подводников, который после тестирования внедрили и в подготовку спортсменов. Таких разработок было множество. Но они с лёгкой руки ВАДА стали нелегальными.

ВАДА загнало всех учёных мира, работающих в сфере спортивной фармакологии, в тень, люди бросили свою профессию. Зато возникли жулики и заполнили этот вакуум. Вот недавно поймали (но не посадили!) американца, который снабжал допингом 8 тыс. человек. Он рассылал посылки по всему свету, где-то на швейцарской таможне такую посылку вскрыли — а там «волшебное зелье». Человек даже не имел фармакологического образования. Это бизнес огромнейший! Ежедневно десятками тонн летают препараты из Китая, Индии. Какие-то порошки, способствующие сохранению костей, укреплению мышц и т. д. Их смешивают в кучу и дают спортсменам, рассказывая, что это ноу-хау. Невероятное количество людей этим беспрепятственно пользуются.

А теперь вернёмся к препаратам, запрещённым ВАДА. Есть работа нидерландских учёных. Они утверждают, что из 23 классов веществ, находящихся в чёрном списке, только 5 могут влиять на улучшение спортивного результата, у 12 влияние не доказано, а 6 вообще воздействуют отрицательно. Вдумайтесь, 18 классов запрещены без каких-либо на то оснований. Спрашивается, зачем столько классов? Но если всё тестировать, вы же понимаете, какая цена проб образуется.

«Эффективная» контора

Годовой бюджет ВАДА пухнет (37,4 млн долл. — половина МОК, половина взносы стран. — Ред.), количество анализируемых проб растёт. А выхлоп от этого анализа немногим более 1% — столько выявляют положительных допинг-проб. Притом что ВАДА само проводило исследование за бешеные деньги, пытаясь оценить масштаб применения запрещённых препаратов на примере лёгкой атлетики. Когда получили результаты, схватились за голову и попытались спрятать цифры. Получалось, что под подозрением в использовании допинга проходят 75% участников эксперимента.

В фильме «Икар» известный американский специалист Дон Кэтлин рассказывает, что 50 (!) раз проверял Армстронга и ничего не нашёл (американский велогонщик сам признался в употреблении допинга на протяжении всей карьеры. — Ред.). Вы много помните допинг-скандалов, в центре которых оказались бы топовые спортсмены-миллионеры? Нет! Не потому, что никто не применяет, а потому, что применяют так, что комар носа не подточит. А ВАДА делает вид, что у них всё под контролем. У них свой бизнес — чисто мошеннический. Потому что при 75% реального применения допинга они выявляют 1%.

Ещё один штрих к портрету ВАДА. В этом году президентом там поставили Витольда Баньку. Казалось бы, вся антидопинговая система находится в руках англосаксонского мира — а тут поляк, не имеющий отношения ни к медицине, ни к фармакологии, ни к спорту, за исключением того, что он бегун. Такое тёплое место — и вдруг с улицы берут чудака? Да просто, как говорится, рыло в пуху. Они понимают, что их деятельность фактически противозаконна, поэтому правильно поставить, а в случае чего и подставить этого поляка. Иначе я это объяснить не могу.

Нашли себе только МОК

При этом как бы ВАДА ни пыталось залезть в коммерчески успешные американские профессиональные лиги — НХЛ, НБА, — туда их и на порог не пустили. Это не значит, что там нет антидопингового контроля. Он есть, но тот, что устраивает руководство лиги и ассоциацию спортсменов. Сами решают, что можно, а что нельзя и какую лабораторию для тестирования нанимать. Не получилось у ВАДА и с чемпионатом мира по футболу. Паунда послали к чертям, сказали: сами справимся. Потому что ФИФА не надо, чтобы кто-то устанавливал порядок, расшатывал богатейший футбольный мир, который 150 лет создавался. А в олимпийский мир они пролезли. Не нашлось в МОК фигуры масштаба Самаранча, чтобы пресечь это дело. И сейчас мы имеем нелепейшую вещь — есть независимая коммерческая организация, под дудку которой должно плясать всё олимпийское движение.

Но главная опасность ВАДА в том, что теперь это ещё и политический инструмент. Инструмент эффективный, который может дискредитировать виды спорта, целые страны. Взять хотя бы Олимпиаду в Сочи. Нашли возможность смешать эти Игры с тем, что дурно пахнет, и очень успешно это реализовали.

Как это всё остановить? Рецепт один. Избавиться от монополии в лице ВАДА и отдать весь этот допинг-вопрос международным федерациям по видам спорта. Плавание пусть борется за чистоту у себя, коньки — у себя, нанимают свои лаборатории, как в НБА. А МОК при этом должен федерации контролировать: если работают грязно, то исключить из олимпийской программы.

А то, что происходит сейчас, — это абсурд. Я читаю авторов The New York Times — уже они задаются вопросами в отношении ВАДА: до какого идиотизма вы дошли? Решаете, кому и как гимн петь, флаг нести и эмблемы на форме заклеивать? Займитесь делом, наконец! Это пишет сегодня западная пресса. Но МОК не хочет этого видеть, не решает проблему. Почему? Думаю, в данном случае мы, к сожалению, столкнулись с тем, что интересы отдельных лиц стоят выше интересов спорта.

Кстати

В центре истории с новыми санкциями ВАДА в отношении России оказалась база данных Московской антидопинговой лаборатории, содержащая допинг-пробы спортсменов за 2012–2015 гг. Российскую сторону обвиняют в том, что эту базу она отредактировала в попытках скрыть свои допинг-провинности. Если выиграет ВАДА, то наши спортсмены, которых допустят к участию в крупнейших соревнованиях, будут выступать в нейтральном статусе. Кроме того, РФ может лишиться права проведения ряда турниров, например, чемпионатов мира по волейболу (2022 г.) и по хоккею (2023 г.). Слушания в CAS должны были пройти в апреле, но из-за пандемии были перенесены на 2–5 ноября. Суд обещает вынести вердикт до конца года.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы