Примерное время чтения: 19 минут
3478

Не всё то олимпийское «золото». РФ по числу наград перепрыгнула саму себя

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. Что можно купить на единовременную выплату? 11/08/2021 Сюжет Летние Олимпийские игры в Токио
Российские спортсмены, члены сборной России (команда ОКР) на концерте в честь российских спортсменов, выступавших на XXXII летних Олимпийских играх в Токио, на Красной площади в Москве.
Российские спортсмены, члены сборной России (команда ОКР) на концерте в честь российских спортсменов, выступавших на XXXII летних Олимпийских играх в Токио, на Красной площади в Москве. / Алексей Куденко / РИА Новости

У России 71 медаль. Больше, чем на Играх-2012 в Лондоне – в эпоху, когда русским допингом ещё не пугали детей.

В этих медалях, правда, не обнаружилось «золота» художественной гимнастики. Ни индивидуального, ни командного. Впервые за 25 лет.

«Если бы Игры в Токио проходили со зрителями, мы вполне могли бы увидеть повторение ситуации в Афинах-2004», – написал Алексей Немов. Когда ему на Олимпиаде судьи выставили заниженные оценки, то 12-тысячный зал не утихал 10 минут, заставив изменить баллы, что, впрочем, не помогло получить медаль. В Японии при немых трибунах два дня рыдали девочки, взявшие 2-е место. В Москве разрывало главного тренера сборной Ирину Винер-Усманову, которая не смогла прилететь за 7,5 тыс. км из-за перенесённого коронавируса. «Что я чув­ствую? Я чувствую, что убили Дину. Потому что Ашрам (израильтянка, выигравшая индивидуальное много­борье. – Ред.) с потерей ленты получила всего на 7 десятых меньше, чем Дина, а у неё была ошибка больше чем на балл. Вот и всё. Надоели русские, понимаете?» «Арину довели до ручки. Странные оценки по той же причине – надоела Россия», «Я вчера ещё сказала, что это случится, потому что уже на отборочных соревнованиях было понятно, что тянут Болгарию (выиграла в командном много­борье. – Ред.), что гегемонию России нужно остановить».

Российская сторона написала в Международную федерацию обращение с требованием разобрать работу судей. Писали мы и в 2004 г. по поводу Немова, но всё, что гимнаст получил тогда: извинения. Результаты пересматривать не стали. И сейчас шансов немного. Играть на стороне России в последние годы совсем невыгодно, немодно.

Смотря, как считать

Если бы в художественной гимнастике всё было по плану, если бы в последние дни не проиграли финалы в женском ганд­боле, в мужском классическом волейболе и пляжном, то Россия подвинула бы Великобританию с 4-й строки медального зачёта. Но, рассуждая в этом сослагательном наклонении, давайте не забывать, что в ганд­болисток после ухода с поста тренера Евгения Трефилова мало кто верил. Что волейболисты на прош­лых Играх вдрызг проиграли бразильцам, а тут вынесли их в полуфинале. Что «серебро» пляжников – вообще наша первая медаль в этом виде спорта. До этого «серебра» Вячеслав Красильников дохромал, ни разу не сославшись на боль в голено­стопе. Да, они – вторые. Как и две команды (мужская и женская) в баскетболе 33, дебютировавшем на Играх. Мало? Тут как посмотреть. Российский обычный баскетбол, который 55, в Токио не отобрался, российским футболом на Олимпиаде десятки лет не пахнет. А много ли вообще сфер, где мы вторые в мире? Где там сейчас наша сборная по космосу, а где сборная по экономике?

Рефлексировать по поводу 5-й строчки не надо хотя бы потому, что медальный зачёт – неофициальный. Сам МОК от него отказывается, подчёркивая, что Игры «являются соревнованиями между отдельными спортсменами, а не между странами». Приоритет золотых медалей – лишь популярный критерий, но не единственный (см. таблицу). Существуют рейтинги, в основе которых общее число наград или очки (3 – «золото», 2 – «серебро», 1 – «бронза»). Есть даже система, где учитываются результаты тех, кто немного не добежал до пьедестала (очки за 4-е, 5-е и 6-е места).

Да, как ни считай: «золото» в мужском волейболе (ганд­боле, футболе, баскетболе) – единст­венное. На одних Играх тут нель­зя стать многократным олимпийским чемпионом, как американец Калеб Дрессел в плавании. У него 5 побед: 50 м и 100 м вольным стилем, 100 м баттерфляем плюс две эстафеты. Чтобы как-то это уравновесить, впору вводить волейбол с разной высотой сетки, волейбол без маек, волейбол ползком.

Не будь плавания на Олимпиаде, сразу минус три десятка медалей было бы у США, два десятка – у Австралии, 8 – у Британии. «В своё время американцы, объединившись с австралийцами, сумели пролоббировать здесь свои интересы. Если в 1952 г. в плавании разыгрывалось 11 комплектов наград, то сегодня – 37. Это второй по медалеёмкости вид спорта», – напоминал «АиФ» возглавлявший Международную федерацию гимнастики с 1976 по 1996 г. Юрий Титов. А замдиректора Российского государственного архива новейшей истории Михаил Прозуменщиков уточняет, что СССР пытался урезать программу плавания: «По документам архива это видно. Но ГДР воспротивилась, т. к. их команда была тоже сильна в плавании».

Забавно: к 2021 г. у немцев в бассейне результаты совсем печальные – лишь одна победа (у России две). Но кое-что от лобби Советского Союза нам досталось в наследство. Так, при помощи того же Титова в программе оказались и художественная гимнастика, и прыжки на батуте. Увы, всё доминирование на батуте мы давно растеряли – там до первого места допрыгивает Китай.

 

Под особой лупой

Лёгкая атлетика – первая по медалеёмкости, 48 комплектов наград. У США команда из 119 атлетов, в допинг-прошлое которой никто не всматривался, и 26 медалей (7 золотых). России разрешили привезти в Токио 10 человек (специальная квота за старые грехи), такими ресурсами получить 2 медали («серебро» в прыжках с шестом Сидоровой и «золото» Ласицкене) – уже дорогого стоит.

Китай. Как-то уже неловко вспоминать, что в Сеуле-88 страна брала 5 первых мест (сейчас 38). У китайцев ведь, к слову, был свой Родченков – бывший врач национальных сборных Сюэ Иньсянь. Бежала в Германию и там рассказала, как запрещённые препараты давали даже 11-летним детям. Но раскрутить скандал из этого не вышло. Китайскую тяжёлую атлетику (а это почти каждое пятое «золото» сборной в Токио) не «вывернули наизнанку», так как нашу.

Япония. Для неё это домашние Игры: благосклонность ­судей и прочее.

О чём говорить, если даже МОК признаёт, что ни одна сборная так не проверяется на допинг, как российская. И эта команда, на которую смотрят под особой лупой, сегодня берёт наград больше, чем во времена, когда ездили на главный смотр планеты в полном составе, под своим флагом, со своим гимном. Не просто берёт, а перечёркивает много­летние неудачные серии. «Золото» в тхэквондо – первое в истории, в стрельбе – первое с 2004 г., в мужской командной гимнастике – с 1996 г., в жен­ской – с 1992 г. В плавании лучший результат за четверть века, в фехтовании 8 наград – столько нет ни у кого… Но самая главная победа российского спорта даже не в этом. Случись опрос ВЦИОМ сейчас, не было 97% тех, кто не слышал ни одной олимпийской фамилии. В кои-то веки спортсмены смогли потеснить в эфире ток-шоу с перетряхиванием грязного белья. К огромному сожалению, ненадолго. Но точно не зря.

Триумф боли Беслана   

История двух медалей из восьми, что взяли наши борцы на токийском ковре, начинается в Беслане – городе, для которого 1 сентября навсегда окрашено в чёрный цвет.

Артур Найфонов держит в руках бронзовую медаль и очень злится на себя. «Я не оправдал свои ожидания, внутри меня бунт и хаос». А для многочисленной родни он всё равно самый лучший. Закидывали его поздравлениями, вопросами: «Когда приедешь?» «Скоро» – скупо отвечал Артур. Главный болельщик – 86-летний дедушка Лазарь – праздник большой готовит, пересматривает записи Токио. Две сестры, два брата, отец Эдик – все смотрели его олимпийскую борьбу. Все, кроме второй мамы Марины – та слишком переживает, потому уходит на кухню. И кроме первой мамы Светы – она погибла при перестрелке в школе № 1, спасая первоклашку ­Артура и его старшую сестру Сабину. 

Светлана и водила сына на первые тренировки. И он уже не мог их бросить. Даже когда отец после неудач говорил ему: «Зачем тебе тогда спорт? Уходи». Сцепив зубы, он молча продолжал. ­Артур после 2004 г. очень мало говорит и очень много борется. Отцу с соревнований почти не звонит, только у Марины спрашивает: «Папа доволен?» Он не любит, когда семья сидит на трибунах и даже запрещает ­провожать/встречать его в аэропорту. Что можно сделать, чтобы на его лице появилась улыбка? Наверное, испечь осетинских пирогов и приготовить жаркое с яйцами.

Заур Сидаков стал в Японии «золотым». Он ехал на Олимпиаду в статусе фаворита, лучшим был ещё на чемпионате мира. Тогда всему этому миру заявил: «Свою победу хотел бы посвятить памяти детей, что погибли в результате теракта в Беслане. Я сам оттуда, я тренировался там. Это коснулось нас всех… Я ещё тогда дал себе это ­обещание».

Когда родился Заур, отец-дальнобойщик был в рейсе. Вернулся, а сыну уже 3 месяца. Казбек супруге Рите сразу сказал: «Вижу, чемпион из него выйдет!» Вообще-то Зауру в детстве карате нравилось, в борьбу пошёл только из-за друга. Ему 8 лет было, когда полыхнул Беслан. «Слава богу, мальчики (Заур и старший Азамат) со мной дома были. Захотелось прижать детей крепко и никому их не отдавать, – вспоминает Рита. – Время такое страшное. Яблоко на крышу упадёт, я уже подскакиваю». Потом ещё долго детей на улицу не отпускали. Заур в спортзал лишь спустя пару месяцев вернулся, чтобы начать свой путь к Олимпиаде.

Рита тоже его схватку не смотрела. Не могла. Сидела в комнате Заура и молилась. «Жизнь как шла, так и жили. Не было ожиданий – какую дорогу сыновья выберут сами, той и пойдут, – говорит она. – К чему Заур стремился, того и добился. Хотя отец часто подтрунивал над ним: «Смотри за коровами, ты не спортсмен». В коровнике они с братом Азаматом работали по очереди. «Когда Заур уезжал на сборы или у него была травма, я дни считал, что трудился вместо него», – смеётся старший брат.

Вот только по причине возвращения Заура много живности придётся под нож пустить. Когда он с чемпионата Европы приезжал, то 1,5 тыс. гостей пришло, трёх бычков зарезали. А тут Олимпиада, да ещё и с «золотом».

Русалочье дело Татьяны Покровской  

Сейчас никто и не вспомнит, что когда-то в синх­ронном плавании «золото» было у США. Уже шесть Игр подряд Россия не оставляет шансов другим. Даже наша художественная гимнастика споткнулась, но синхронисток не могут подвинуть с первого места.   

Многие годы «АиФ» общается с главным тренером команды Татьяной Покровской, пытаясь разобраться, как ей удаётся делать то, что не под силу ни одному мужчине в нашем спорте. Для вас мы собрали коллекцию её золотых правил.

Успех приходит, только если люди по-настоящему вкалывают. Если в дуэте сложно, то в группе (8 человек) – тем более. Вот, например, прыжки в воду. Там за тренировку, час-полтора, у человека устаёт голова, координация рушится. А у нас две тренировки в день в воде по 3–4 часа. Настоящая муштра, чтобы отработать ритм. А потом ещё без воды – ОФП, гимнастика, акробатика и т. п. За тем, что видит зритель, стоит невероятно долгая, кропотливая работа. Вы хотите спросить меня: а что, в других странах мало работают? Конечно, работают. По­этому расслабляться нельзя ни на минуту. Пока мы – сильнейшие. Даст бог, и дальше так будет.

Да, есть спортивный шпионаж – всегда был и будет. Но мы не очень интересуемся, кто и что у нас позаимствовал. Как показывает практика, никакая копия не сможет сравниться с оригиналом. Нам удаётся оставаться неповторимыми благодаря тому, что мы наших тренеров удерживаем в России. Никем не превзойдённая техника и образы композиций – это наше.

Мои слова – это мой характер. Поэтому часто от меня слышат «нормально», редко – «прекрасно». Да, я тренер жёст­кий. А вы думаете, Анатолий Тарасов своих ребят по голов­ке гладил? Когда речь идёт о серьёзном деле, не всегда получается подбирать выражения. Но у нас, как в семье, на такие мелочи внимания не обращают. В команде все девочки умные, прекрасно понимают, что всё делается ради общего успеха.

Я никогда не лезу в личную жизнь спортсменок. Они должны своей дорогой идти. Хотя, конечно, мне хочется, чтобы они хорошо устроились в жизни. Заслужили это, слишком много отдали спорту.

Заканчивается Олимпиада, думаю: теперь можно отдохнуть. Но это ненадолго. Потом я обязательно начну видеть бассейн во сне, а это значит, что вновь пора браться за работу. Мне не просто снятся комбинации, я в них участвую! Это самое страшное, ведь я вообще неплавающая. В ужасе думаю: только бы не забыть, как это делается! А вторая мысль: «Я же ничего не умею, я всех подведу…» Это очень мотивирует меня как тренера: нельзя подвести.

Когда это случилось, я думала, что на этом всё и закончилось (Татьяна Николаевна похоронила мужа, а спустя год 15-летнюю внучку. – Ред.). Думала, что никогда больше ничего не создам. Но потом в голову пришла эта молитва, эта «Мольба» (с этой программой команда выступала на Олимпиаде-2016). Синхронное плавание – это моя жизнь. И работа меня спасала. Только она может по-настоящему вылечить.

Ласицкене высокого полёта

В том самом опросе ВЦИОМ, где 97% не вспомнили ни одного человека из сборной России, Мария Ласицкене стала самой узнаваемой спортсменкой. Её фамилию слышал аж 1%. Возможно, потому что Ласицкене громче других тормошила нашу впавшую в кому лёгкую атлетику.

Допинг-разборки, штрафы, санкции, нейтральный статус – это длится с 2015 г. В русской лёгкой атлетике напротив ­Рио-2016 стоит прочерк, на Игры не пустили всю коман­ду (ещё там Ласицкене должна была взять своё, прыгала выше 2 м). Напротив Токио-2020 лишь скудная заявка из 10 человек, за которую Всероссийская федерация лёгкой атлетики несёт такую же ответственность, как и наши «друзья» из международного органа World Athletics. Если кто-то забыл, то за пятилетку в руководстве ВФЛА отметились два человека – Д. Шляхтин и Е. Юрченко. При первом вляпались в скандал с поддельным документом, при втором – в нарушение сроков оплаты штрафа. Пока свои же управленцы били по рукам и ногам спортсменов, Ласицкене стала единст­венной в истории трёхкратной чемпионкой мира в женских прыжках в высоту и главным голосом легкоатлетов:  

– Я не могу себе позволить тихо тренироваться и просто ждать в сторонке. Ведь поднятые нами вопросы должны помочь будущим поколениям ­атлетов.

– Я должна сражаться исключительно в секторе, с планкой и со своими соперницами. Но на протяжении стольких лет мне приходится самой заниматься и другими вещами: вести диалоги с чиновниками, задавать им вопросы, писать открытые письма.

– Дело не столько в наших карь­ерах, которые рано или поздно закончатся, сколько в российской лёгкой атлетике в целом. Мы стоим на пороге окончательного развала.

– Буду доказывать в секторе, что российские спортсмены живы, пусть даже и в нейтральном статусе. Я это делала все последние годы. Смущает лишь то, что атлеты одни в своей борьбе, и руководители нашего спорта всё это время защищают нас только на словах.

И она доказала – несмотря на майскую травму, нервы и многочисленные предложения «помолчать». Сейчас ей очень важно было поблагодарить своего тренера. Первые слова: «Геннадий Гарикович, мы это сделали!» С Геннадием Габриляном Мария прошла путь от уроков физкультуры во втором классе школе № 5 г. Прохладный (Кабардино-Балкария) до олимпийской высоты 2,04. «Золото» Ласицкене – 20-е и последнее для России в Токио. Всех причастных (которых очень немного) поздравляем с этой победой, которая, быть может, оживит нашу лёгкую атлетику.

Одинаковы с лица

Особый сюжет Игр – три пары близнецов в олимпийской команде.

Арина и Дина Аверины, художественная гимнастика, 23 года

Девочки, которые оказались в центре судей­ского скандала, в гимнастику проследовали вслед за старшей сестрой Полиной. «В Заволжье, где мы родились, и выбора-то другого не было, – вспоминала Арина. – Мама с папой работали в Нижнем Новгороде, возвращались поздно, отвечали за нас бабушка с дедушкой. А мы хулиганистые были! Спорт в этом смысле помогал – энергии у нас становилось поменьше». 

Слишком маленькие: в 12 лет рост 138 см. Но, увидев их, известный тренер Вера Шаталина решила, что это «её дети»: «Многие говорили: «Зачем тебе они, почему ты их взяла?» А я взяла за красоту, за эти глаза, верила, что они вырастут». Обратились к эндо­кринологу, стали работать. И рост пошёл – в сантиметрах (до 161 см) и в результатах. У Дины они оказались ярче: 13 побед на чемпионатах мира против 4 у Арины. На этой Олимпиаде, казалось, Дина тоже будет первой, Арина – второй. Но второй стала Дина, а Арине вообще не нашлось места на пьедестале. Дальше было очень много слёз и вопрос от Дины сестре: «Останешься, чтобы сбылась мечта?» Та ответила: «Нет». Потом сказала: «По­смотрим». Если останется в спорте Арина, то, возможно, и Дина с ней. Но для начала надо вылечить спину. Они же и болячки друг друга чувствуют. «Даже не находясь рядом с сестрой, я могу ощутить, что с ней происходит. Например, если у Ариши что-то заболит, значит, и у меня может, – рассказывала Дина «АиФ». – А ещё заметила: если Ариша выступает хорошо, то и у меня всё будет нормально».

Кирилл и Антон Бородачёвы, фехтование, 21 год

Как правило, соперники и судьи знают: Антон – правша, Кирилл – левша. Но в Токио арбитры их перепутали, пришлось  останавливать бой, чтобы исправить ошибку.

Родились в Самаре, папа – водитель, на маме – трое детей. Похожая на Авериных история. В спорт отдали из-за старшей сестры (та ходила в танцевальный кружок, а центр фехтования был рядом), Кириллу везёт больше, чем Антону. Тренер Элина Орлова рассказывала, что когда они встречаются друг с другом, бьются насмерть: «Тот, кто проиграет, не соглашается с поражением, спорит, что-то доказывает. Пока маленькие были, до слёз дело доходило. Но уже через пять минут проигравший стоит у дорожки и болеет за брата, подсказывает». В Токио триллер «брат против брата» не показали. «Серебро» у Бородачёвых общее, взятое в командной рапире вместе с Мыльниковым и Сафиным.

  

Ольга и Евгения Фролкины, баскетбол 33, 24 года 

Фролкины из Пензы баскетбольное «серебро» получили в свой день рождения, «happy birthday» им пел лично президент МОК Томас Бах.

Первый тренер близняшек Ирина Бараненко просто столкнулась с ними на улице. «Идёт мама, дочки весёлые по бокам. Что-то я увидела в них. Подошла, предложила записаться в секцию. Согласились. Но на тренировку пришла только одна сестра, другая сломала руку. Через пару месяцев у мамы спрашиваю: «Когда вторая придёт?» Та опять мне про проблемы с рукой рассказывает. Потом выяснилось, что это сначала Оля повредила руку, а потом Женя. В секцию они ходили по очереди, а я и не поняла, – говорит она. – Помню, как в детстве врач девчонкам сказал, что ноги у них слабые. Так мама начала их водить по ступенькам ж/д перехода для развития мышц. Она дала им очень правильное воспитание. Никакого зазнайства. Надо матери помочь – идут грядки копать».

«Путали нас постоянно, – подтверждает Оля. – Но мы никогда этим не пользовались. И без близнецовых фокусов шкодили в школе!» «Зато иногда, когда мы вдвоём на площадке, у соперниц заметно помутнение в глазах, – смеётся Евгения. – Ну а в команде все знают: Оля – 15-й номер, Женя – 16-й».

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы