Примерное время чтения: 10 минут
942

В ногу со бременем. Будет ли футбол тянуть бюджетное «одеяло» на себя

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. Достали из «Азовстали» 25/05/2022
До мая 2022 г. Артём Дзюба считался самым высокооплачиваемым российским футболистом (3,6 млн евро в год, как утверждал «СЭ»).  Продлевать контракт с 33-летним футболистом «Зенит» не стал, поскольку, по данным источников, тот отказался пойти на существенное понижение оклада. «С уходом Дзюбы «Зенит» серьёзно разгрузил зарплатную ведомость. На эти деньги можно пригласить 4–5 футболистов», – считает комментатор Геннадий Орлов.
До мая 2022 г. Артём Дзюба считался самым высокооплачиваемым российским футболистом (3,6 млн евро в год, как утверждал «СЭ»). Продлевать контракт с 33-летним футболистом «Зенит» не стал, поскольку, по данным источников, тот отказался пойти на существенное понижение оклада. «С уходом Дзюбы «Зенит» серьёзно разгрузил зарплатную ведомость. На эти деньги можно пригласить 4–5 футболистов», – считает комментатор Геннадий Орлов. / Александр Гальперин / РИА Новости

«Вместо того чтобы перестроиться, наш профессиональный футбол продолжает заниматься попрошайничеством. Хотя есть масса отраслей, на которые можно потратить бюджетные средства».

Разговор «АиФ» с профессором МГУ, доктором экономических наук, бывшим генеральным секретарём РФС (Российский футбольный союз) Анатолием Воробьёвым — в качестве послесловия к завершившемуся чемпионату России по футболу, в котором играли и последствия санкций.

Куда шло 80% от оборота

Виктория Хесина, «АиФ»: — «Не знаю, почему так лоббируют продажу пива на стадионах. Видимо, наш футбол без стакана тяжело смотреть», — так отреагировала Ирина Роднина на новость о том, что пиво приходит на трибуны. Вам без пива тяжело?

Анатолий Воробьёв: — Пива недостаточно, в случае с нашим футболом его надо мешать с водкой. А если серьёзно, доходы футбола от пивных компаний — серьёзная статья поступлений. На стадионе «Паркен» в Копенгагене, например, только на трибунах 14 км пивопроводов — краники выведены у каждого сектора.

Пиво было раньше и на российских стадионах, но на каком-то этапе победило другое лобби (пивные ограничения, распространившиеся на многие сферы, ввели в 2004 г. — Ред.). Хотя и тогда можно было прийти к разумному серединному решению. Но в сытые годы потерю пивных денег футбол не заметил. А сейчас? При нормальной работе клубов с болельщиками, правоохранительных органов, стюардов возвращение пива можно только приветствовать. Тем более что ценовая политика будет такая, что много его не выпьешь.

— В сытые годы Николай Толстых, руководивший РФС, озвучивал цифры: оборот нашего футбола — 2,5 млрд долл., из которых 70–80% — покупки футболистов, бонусы агентов и зарплаты игроков. Похоже на правду?

— Думаю, что и 2,5 млрд были лукавыми. В футболе значительная часть средств идёт по теневым каналам. И хоть УЕФА требует раскрытия информации, привлекаются серьёзные аудиторские компании, всё равно есть «слепые» зоны. А пропорции верны: зар‑платы, агенты, трансферы — подавляющий сегмент. Можете с известной долей скепсиса изучить официальные отчёты по вознаграждениям агентов. Только на услуги посредников при трансферах Российская Премьер-лига (РПЛ) в 2021 г. потратила 3 млрд руб.

— Аттракцион щедрости сегодня заканчивается, покупки вместе с цифрами уменьшатся в разы?

— Общей картины не будет. Слишком разный футбольный ландшафт: где-то кедры, где-то лишайники. У каждого клуба свои управленцы, своя политика, свои спонсоры. Да, кормовая база сократилась, придётся затягивать пояса. Другой вопрос, что будут секвестрировать: опять детский футбол или агентские выплаты, зарплаты. Не сомневаюсь, что некоторые захотят и дальше играть в свои бирюльки, закупать посредственных иностранцев.

— Те поедут?

— Одни уехали, найдут других. За деньги готовы играть хоть в Саудовской Аравии. В общем, время наступило интересное. Сейчас обнажится всё: талант и истинные намерения менеджеров, прочность заложенного фундамента. Вот «Урал», «Уфа», «Рубин» и иже с ними какую-то ересь несут: нарушен спортивный принцип, от нас из-за санкций сбежали легионеры, мы в проигрышном положении. Но по факту получили самый настоящий спортивный принцип. Кто работал вдолгую, у кого были хорошие школы, тот более-менее спокойно провёл футбольное импортозамещение. Например, «Краснодар», который может играть без французов и шведов своими воспитанниками. А строившие свою политику в расчёте на иностранцев оказались там, где и должны были.

— А столько было разговоров о своих резервах, о развитии детско-юношеского футбола...

— Вот «Краснодар» развивал. Есть неплохие академии в клубах, где богатые спонсоры, деньги госкорпораций. Но это отдельные светлые пятна на тёмной картине в мрачных красках. Мы действительно занимались коллекционированием слов, а не реальной работой. Как мантру произносили: «Надо, надо». А на деле комитет РФС по детско-юношескому футболу возглавляли те, кто отношения к нему не имел. Например, депутат Лебедев — сын Жириновского. При этом Виктора Горлова, который основал и на себе тащил 25 лет Детскую лигу, видеть в комитете не захотели. Ещё пример — успешнейшая футбольная школа «Чертаново». Человека, который её сделал таковой, выдавили оттуда. Или регионы, расходующие средства на профессиональные клубы, на игры которых приходит тысяча человек, оставляя всему остальному крохи. Не повсеместно, конечно, но ситуация типичная.

Даже в 1990-е гг., я уже молчу о советском футболе, у нас был в чистом виде модерн — по терминологии Бердяева, когда делают что-то. Сейчас времена постмодерна — когда только говорят о чём-то, по Бердяеву. Да и разговоры помельчали. Если раньше обсуждались тактические схемы, велись дискуссии о путях развития, сравнивались программы, то теперь скандальчики мелкие: что сделал Дзюба, как высказалась Зарема (Салихова — супруга владельца «Спартака» Л. Федуна. — Ред.).

От дел к слову

— И как мы перешли от дел к слову?

— В российском футболе была не эволюция, а инволюция — обратное развитие. В вертикали стали преобладать кумовство и преданность, а не профессионализм. Так в среде менеджеров футбола оказывались не те, кто способен управлять вверенным участком (клубом, региональной федерацией и т. д.), а кто рассматривал его как средство обогащения. Когда есть возможность достроить свою виллу за счёт вывода бюджетных средств через офшор, заботу о зарплате детских тренеров можно отложить.

Я бы отметил и одну особенность нашего футбольного организма: токсины он моментально впитывает, а полезные вещества старается отторгнуть. Потому система загнивает, а спонсоры отворачиваются, понимая, что это за субстанция.

Пример — консалтинговая компания, которую мы пригласили для реформирования РПЛ в 2021 г., поскольку у той были успешные проекты в Бельгии и Дании. Заплатили за работу 170 тыс. евро. Компания её выполнила, рекомендации на вооружение взяты не были. Почему? Или зачем платили, если не особо и надо? Вопросы открытые.

Или так называемые социальные облигации, которые я часто вспоминаю. Речь про облигации в области футбола по примеру зелёных экологических, реализованных правительством Москвы (благодаря им появились электробусы). Идея заключается в финансировании не напрямую государством, а по заказу государства. При этом инвесторы могут рассчитывать на выплаты при условии достижения согласованных результатов. То есть не просто отдавать госденьги на забавы чиновников и зарплаты, а инвестировать в развитие отрасли. Хочет какая-то корпорация зайти в футбол — пусть выкупает облигации. Заодно и посмотрим, насколько и кому он нужен.

Варианты есть разные, но мышление таково, что не позволяет задуматься о новых механизмах, поэтому всё время пытаются натянуть бюджетное одеяло на себя. Хотя есть очень много более достойных отраслей, претендующих на бюджетные деньги, тем более сейчас.

Не мной подмечено: существуют два фактора, определяющих успех бизнеса: корпоративная культура и люди. В нашем футболе туго и с тем, и с тем. Тех, кто способен что-то расшевелить, мало. Много тех, кто производит лишь словесные интервенции. Поэтому и успехи российских клубов на европейской арене — это уже былинная история.

Остаёмся в УЕФА

— Сейчас нас на этой арене в принципе нет.

— Тут можно вспомнить Шопенгауэра с его путём к счастью, который лежит не через поиск удовольствий, а через освобождение от страданий. Да, мы лишились небольших удовольствий (именно небольших, т. к. результат часто не соответствовал ожиданиям), зато избавились от страданий.

— А если серьёзно. Не показалось ли вам, что уверенность, с которой глава РФС Александр Дюков декларирует какие-то вещи («переход РФС от УЕФА к Азиатской футбольной ассоциации не рассматриваем. Мы — член УЕФА»), даёт основания полагать, что футбольная изоляция долго не продлится?

— То, что мы не пытаемся обратить взоры в сторону Азии, — абсолютно правильно. Во-первых, сомнительное качество футбола, иные призовые фонды, а сверху огромные логистические расходы. Во-вторых, те же Япония и Южная Корея нас у себя не ждут. А что касается изоляции... Обратите внимание, насколько корректно (в отличие от других международных федераций) разговаривают УЕФА и ФИФА с Россией. Я, конечно, не дельфийский оракул, но уверен: максимум через 2 года отстранение закончится. Вопрос в другом: как мы используем этот срок. Вот сыровары наши научились за время санкций делать сыры приличные, а не сырный продукт. Способен ли на это футбол? Возвращаясь к тому, о чём говорилось ранее, мы вполне можем и это время, отпущенное на переосмысление, куда-то спустить.

Самые большие убытки от трансферов за 10 лет
Разница между расходами на приобретение игроков и доходами от их продажи в Российской Премьер-лиге
Сезон Млн евро
2012/2013 –187,9
2019/2020 –166,9
2013/2014 –102,3
2017/2018 –89,3
2021/2022 –78,3
2020/2021 –75,3
Всего за 10 лет  минус 607 млн евро
Источник: Transfermarkt
Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы