16400

Гнев народа. Как болельщики «Зенита» устроили главный бунт в истории СССР

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Стадион имени Кирова. Ленинград, 1977 г.
Стадион имени Кирова. Ленинград, 1977 г. / Никитин / РИА Новости

​В Советском Союзе вплоть до конца 1970-х годов не существовало группировок спортивных фанатов в современном понимании. Однако страсти зачастую кипели нешуточные. В 1957 году в городе на Неве произошло событие, вошедшее в историю как «Футбольный бунт».

Провал на глазах 60 000 зрителей

Советский футбол во второй половине 1950-х вступал в эпоху, которая окажется самой успешной по спортивным результатам. В 1956 году сборная СССР выиграл футбольный турнир Олимпиады в Мельбурне, впереди была победа в первом розыгрыше Кубка Европы. Матчи чемпионата СССР по футболу собирали полные трибуны практически во всех городах, где проводились игры.

Ленинградский «Зенит» в ту пору в первенстве находился не на первых ролях. А старт чемпионата-1957 команде совершенно не удался. В первых 8 турах ленинградцы выиграли только одну встречу и занимали 10-е место среди 12 клубов, участвовавших в турнире класса «А».

14 мая к «Зениту» приехало московское «Торпедо». Ведомые талантливейшим форвардом Эдуардом Стрельцовым автозаводцы входили в тройку лидеров. Гости считались явными фаворитами встречи, но зрители, которых на стадионе имени Кирова собралось около 60 000, надеялись, что их любимцы преподнесут приятный сюрприз.

Однако уже на 12-й минуте Стрельцов вывел «Торпедо» вперед. На 36-й минуте Валентин Иванов упрочил преимущество москвичей. После перерыва Валентин Царицын сократил разрыв в счете, и трибуны оживились. Но затем все тот же Иванов, а также Юрий Фалин и Слава Метревели к 73-й минуте оформили сокрушительный разгром «Зенита» — 5:1.

Нежданная «замена»

Болельщики были в ярости. Ситуация осложнялась тем, что в то время на стадионе свободно продавали алкоголь и многие зрители находились в «разогретом» состоянии.

В адрес вратаря «Зенита» Владимира Фарыкина летели весьма нелицеприятные выражения. Голкипер действительно в этой встрече, мягко говоря, не блистал.

Минут за десять до конца игры, когда ее исход не вызывал сомнений, на поле вышел шофёр завода «Знамя Труда» Василий Каюков. 30-летний мужчина выгнал из ворот оторопевшего Фарыкина, снял пиджак и занял место голкипера. На трибунах это вызвало приступ веселья.

Удивительно, но выходку Каюкова поначалу не заметили ни милиционеры, ни игроки, ни судья. Опомнившись, стражи порядка бросились к нарушителю, скрутили его и повели в пункт охраны порядка.

Разбушевавшийся шофер не унимался — матом орал на милиционеров, сбил с одного из них фуражку, призывал других зрителей помочь ему.

«Чего руки человеку крутите? — послышались крики с трибун, — отпустите его!» Но заведенные милиционеры тоже не стали молчать: «Хотите, как он? Сейчас получите!» Брыкавшийся же Каюков получил от сотрудников милиции несколько ударов по лицу.

«Стали избивать милиционеров и курсантов»

Вид крови привел болельщиков в ярость. Несколько человек ринулись в сторону милиционеров, и это спровоцировало лавинообразный эффект. Пока одни рвались на поле, другие стали бросать в стражей порядка бутылки. Один такой бросок оказался точным — молодому сотруднику разбили голову. В ответ группа милиционеров бросилась на трибуну, чтобы задержать виновного. Но досталось и тем, кто вообще спокойно сидел и не участвовал в событиях.

На трибунах было много рабочих, и без того взвинченных необходимостью приобретать облигации госзайма — эта кампания проводилась практически в принудительном порядке. К тому власти объявили, что откладывается выплата выигрышей и выкуп облигаций предыдущего займа. А футбол оказался прекрасной возможностью выпустить пар.

Обычно в таких случаях гнев зрителей обращен к судьям или к игрокам соперника. Но в данном случае спасаться бегством пришлось и футболистам «Зенита».

Из материалов дела: «Большая группа зрителей, прорвав заслон милиционеров, ворвалась на поле стадиона и стала бутылками другими предметами, в том числе совками, ломами, обрезками водопроводных труб, облицовочными плитками, камнями избивать милиционеров и приехавших для наведения порядка курсантов. Находившиеся в это время на секторах стадиона хулиганствующие лица из числа зрителей выкриками подбадривали толпу на поле, призывая к нападениям на милиционеров и курсантов. Такие же выкрики „Бей милицию“, „Бей гадов“ раздавались и в толпе, находившейся на поле стадиона... Основной целью толпы хулиганов было прорваться сквозь заслон милиционеров и курсантов к южному тоннелю стадиона, куда ушли футболисты. Многочисленная группа хулиганов оттеснила милиционеров и курсантов сначала в тоннель, а затем и за его ворота на хозяйственный двор, где и укрылось большинство работников милиции».

Бунтовщики хотели линчевать тренера и голкипера

Футболисты признавались — было страшно. В раздевалке приходилось лежать, вжавшись в пол, ибо в окна летели камни. Бунтовщики требовали выдать им несчастного вратаря Фарыкина и главного тренера «Зенита» Аркадия Алова.

Дошло до того, что одному из офицеров милиции пришлось стрелять в воздух, чтобы не допустить линчевания спортсменов.

Оба автобуса команд были разгромлены. Общий ущерб от беспорядков составил более 13 000 рублей. В общей сложности ранения получили 107 военнослужащих, милиционеров и гражданских лиц.

Бунт прекратился около полуночи, и только после этого футболисты под охраной покинули свое убежище.

Всего было установлено около 140 участников беспорядков, 16 из которых привлекли к уголовной ответственности. Среди обвиняемых оказались участники и даже инвалиды Великой Отечественной войны. Поначалу речь шла об очень серьезных статьях, в том числе знаменитой 58-й, так как следователи трактовали случившееся как «контрреволюционный мятеж». Но из Москвы пришла директива — политическое дело нам не нужно, виновных судить как хулиганов.

До 8 лет с последующей амнистией

В итоге максимальный срок получил некто Юрий Гаранин, который, помимо всего прочего, призывал «устроить вторую Венгрию», имея в виду фашистский мятеж 1956 года в Будапеште — ему дали 8 лет. Еще троих осудили на 7 лет, одного — на 6 лет, еще одного — на 5 лет, остальные получили более мягкое наказание.

В конце 1959 года большинство осужденных попали под амнистию.

Интересно, что срок получил и самозванный вратарь Василий Каюков, хотя сам он в погроме участия не принимал — милиционеры успели увести его в самом начале, не дав публике отбить задержанного.

Ленинградским властям было приказано ужесточить контроль за охраной правопорядка на спортивных соревнованиях. А футболистам «Зенита» поставили на вид — смотрите, мол, к чему приводит ваша плохая игра.

Вратарь Фарыкин погиб через пять лет после бунта

Помогло это не слишком: «Зенит» в итоге финишировал 10-м, то есть на той же позиции, которую занимал и до бунта. Что касается «Торпедо», то команда выиграла серебряные медали, правда, сильно отстав от чемпионов — московских динамовцев.

Тренер Аркадий Алов ушел из «Зенита» после окончания сезона, чтобы снова вернуться на пост наставника спустя десять лет. И опять получилось неудачно — команда заняла последнее, 19-е место и осталась в первой группе класса «А» только благодаря 50-летнему юбилею Октябрьской революции. Город, где брали Зимний, оставлять без большого футбола сочли политически неверным.

Вратарь Владимир Фарыкин, ставший невольным виновником бунта, тоже ушел из команды после окончания сезона. Талантливому голкиперу полностью раскрыться мешала известная мужская проблема: он злоупотреблял алкоголем. В 1962 году Фарыкин погиб во время купания в реке.

Футбольный бунт в Ленинграде считается самыми масштабными беспорядками подобного рода в советской истории. Затмить его смогли лишь события на Манежной площади в 2002 году.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы