24790

Юрий стал Юлей. Бывший десантник и журналист требует признать его женщиной

Однако чиновники не торопятся их переоформлять, ссылаясь на то, что юридически это сделать пока невозможно.  Корреспондент АиФ.ru Дмитрий Овчинников встретился с транссексуалом из Екатеринбурга и узнал историю журналиста, который вот уже три года борется с государством за своё юридическое признание и право стать женщиной — официально.

Так называемый «транзишен» (гормональный переход) у Юлии начался в 2010 году. Когда скрывать очевидное стало уже невозможно, от Соловьёвой отказался отец. А для того, чтобы иметь возможность проходить многочисленные медицинские исследования и комиссии, причём не только в Екатеринбурге, но и в Омске и Москве, ей пришлось уволиться с двух мест работы — в полиции и редакции одной из городских газет. Сейчас немолодая безработная Юлия старается избегать внимания общественности. Все её силы уходят на длящийся уже несколько месяцев судебный процесс по смене свидетельства о рождении в ЗАГСе. А также поиску денег для бесплатной транссексуальной операции. Что, Юлия уверена, позволит ей не только сменить документы, но и найти работу и переехать в другой город.

Мужчина выбрал новое имя и фамилию теперь его зовут Юля Соловьёва Мужчина выбрал новое имя и фамилию — теперь его зовут Юля Соловьёва. Фото Дмитрия Овчинникова

В светло-бежевом плаще, затемнённых очках (на улице, несмотря на осень, было яркое солнце — «вредно для перманентного макияжа»), голубом шарфе, юбке и туфлях на небольшом каблуке, Соловьёва поведала свою историю с самого начала.

Карьера спортобозревателя

Родом она из Восточной Сибири, из таёжного посёлка под названием Мама. Дорог там совсем нет — можно передвигаться лишь по реке или воздушным путём. По её сегодняшним словам, ещё с детства внутри юного вроде бы мальчика на самом деле жила девочка. Которая с тех самых пор постоянно находится в борьбе с биологическим полом.

Дальнейшая её жизнь  напоминает «Клуб кинопутешествий» — Свердловск, Подмосковье, два года в Вооружённых силах (не пойти служить было нельзя — молодого человека, коим Юля являлась по паспорту и военному билету, могли посадить в тюрьму за уклонение от воинской службы). К тому же хотелось получить высшее образование именно в Свердловском юридическом институте, куда без воинской службы и направления от командования части в 80-е годы просто не принимали. Мечта сбылась в 1985 году, а шесть лет спустя в её руках оказался и заветный диплом юриста-правоведа.

Закончив вуз и окончательно обосновавшись в Екатеринбурге, Юлия решила посвятить себя спортивной журналистике. В ней Соловьёва проработала в итоге почти 25 лет, став одним из самых авторитетных спортивных обозревателей региона и сотрудничая с федеральными изданиями: «Спорт-экспресс», «Советский спорт», «Футбол».

До и после. Коллаж Дмитрия Овчинникова

«Мне кажется, у меня, несмотря на отсутствие журналистского образования и школы, всё-таки имелся некоторый талант. Да и сама профессия очень нравилась. Прежде всего, свободой мыслить и личной ответственностью за конечный результат. Я много писала, общалась с интересными людьми. В том числе, например, с Олегом Романцевым, Анатолием Тарасовым, Сергеем Беловым, Диком Адвокатом, Владиславом Третьяком, Вячеславом Фетисовым и многими другими, известными не только в большом спорте», — вспоминает теперь уже экс-журналист.

Читайте также: Мужчина может стать полноценной женщиной? >>

«Страдать и мучиться, были попытки покончить с собой»

Работа работой, но в жизни тогда ещё Юрия накапливались личные проблемы. Со временем всё сильнее начала давать о себе знать транссексуальная дисфория — разница между мужской формой (внешностью) и женским содержанием (психикой, эмоциями). Появилась неудовлетворённость от существования в чужом теле. Помочь могли только гормонотерапия, хирургические операции и дальнейшая жизнь в обществе уже в качестве  женщины.

«Я пыталась найти выход самостоятельно: кропотливо изучала научные взгляды на проблему транссексуализма и частные мнения таких же, как я сама, много общалась на форумах и лично, — вспоминает Юлия. — Ведь процесс нахождения себя длился во мне почти 40 лет, с самого детства, и мне просто необходимо было вырваться из плена своего тела, освободиться от него раз и навсегда. Я понимала, что я не такая, как большинство других, и это заставляло меня страдать и мучиться, были даже попытки покончить с собой. И 1 сентября 2010 года я начала принимать сильнодействующие и, к слову, очень опасные для организма гормональные препараты».

Спустя ещё два года, когда кое-какие из ожидавшихся результатов феминизации организма проявились налицо и на лице, Юлия окончательно ушла от своего брутального и замкнутого предшественника, сменила мужской костюм и военную форму на юбки и платья, начала отращивать волосы на голове, делать макияж и цветной маникюр. А главное — перестала даже откликаться на пока ещё паспортные ФИО, став де-факто Юлией Васильевной Соловьёвой.

Юля Соловьёва предпочитает яркий маникюр Юля Соловьёва предпочитает яркий маникюр. Фото Дмитрия Овчинникова

«После этого я, наконец, вздохнула полной грудью и зажила полноценной жизнью. Сняв с себя «маску», я лишилась родственников, круга общения, относительного материального благополучия, работы. Но зато обрела свободу. У меня улучшилось состояние здоровья, даже практически перестала волноваться и плакать», — говорит она.

«Подруги поддержали»

Папа, узнав о решении сына, мгновенно открестился от новоиспечённой Юлии — теперь они даже не общаются. Мама всё же решилась поддерживать с ней связь. Но поступка своего ребёнка она всё равно не понимает и не принимает, надеясь на то, что всё снова изменится, и Юля волшебным образом превратится в Юру. Друзей у неё нет, и даже не было, так как с мужчинами она практически не общалась, близко к себе не подпускала. К слову, большинство прежних подруг её решение поддержали. А новые подруги даже немного помогают.

Папа мгновенно открестился от Юлии: они даже не общаются Папа мгновенно открестился от Юлии: они даже не общаются. Фото из личного архива

Из полиции и журналистики Юлия ушла, новую работу женщине с мужским паспортом найти сейчас невозможно. Ведь для этого необходимо полностью сменить абсолютно все документы. В итоге средства для существования Соловьёва ищет в удалённой работе рерайтером, зарабатывая 2–3 тысячи рублей в месяц и получая скромное пособие по безработице.

Через суд стать женщиной

В мае Юлия съездила в Москву, где после многодневных исследований, анализов и тестов врачи поставили ей диагноз «ядерный (истинный) транссексуализм». В Ленинском ЗАГСе Екатеринбурга, куда она обратилась с просьбой о выдаче нового свидетельства о рождении, был получен отказ, поскольку Министерство юстиции России до сих пор не издало на этот счёт ни одного нормативного акта. И для того, чтобы ЗАГС получил такое право в обход министерства, Юлии пришлось идти в суд. Но там дело затянулось всё по той же причине — бюрократической. Как оказалось, все её заключения тоже не слишком законны, поскольку на этот счёт нет ни одного документа — на сей раз у Министерства здравоохранения. «Это порождает в стране волну коррупции и — среди лишённых, по сути, всех гражданских прав транссексуалов — суицида», — считает Соловьёва.

Юля съездила в Москву, где врачи ей поставили диагноз транссексуализм Юля съездила в Москву, где врачи ей поставили диагноз «транссексуализм». Фото Дмитрия Овчинникова

«Жду очередного заседания, которое состоится в конце сентября. Но ситуация мне кажется безвыходной, воздействовать на российское правительство и сразу два министерства я не в состоянии», —  вздыхает истец. И добавляет: «Врачи одной из екатеринбургских клиник готовы сделать орхиэктомию бесплатно, но для этого им нужно официальное разрешение министра здравоохранения Свердловской области Аркадия Белявского. 27 сентября иду к нему на приём».

Денег на операции у Юли нет. Как она сама призналась, копить никогда не умела, да ещё и часто путешествовала по миру. А цены на хирургические и косметологические процедуры более чем приличные: только орхиэктомия (простейшая кастрация) — стоит от 20 до 40 тысяч рублей, вагинопластика — 6–7 тысяч долларов. Кроме того, постоянно нужны гормоны и другие медикаменты.

«Получается замкнутый круг. Старые документы для получения работы и зарплаты не годятся, да и не могу я жить с мужскими ФИО. Соответственно, нет денег на медицину. А раз нет возможности сделать хотя бы первый операционный этап, то нет юридического права на смену документов. Плюс у меня приличный возраст, не самая востребованная профессия и не самое лучшее состояние здоровья», — рассуждает Юля.

Читайте также: Учёные: мозг транссексуалов ни мужской, ни женский >>

Будущее

Есть только один теоретически возможный вариант — переезд в Москву или Санкт-Петербург, но уже с новыми документами. Соловьёва считает, что только в этих городах и можно «не бояться трансфобии и найти работу.

СПРАВКА
Транссексуализм — заболевание, проявляющееся в виде стойкого осознания своей принадлежности к противоположному полу, несмотря на правильное (соответствующее генетическому полу) формирование вторичных половых признаков. Характеризуюется устойчивым стремлением изменить свой пол путём гормонального и хирургического лечения, а также легализовать в обществе желаемую половую роль.

«Я никому не делаю плохо, никому не мешаю. Это мой личный выбор. Ненависти вокруг много, но я стараюсь отстраняться от её проявлений, избегаю общения с теми, у кого отсутствует толерантность. Люди, особенно мужчины, просто не понимают мою истинную природу, те трудности и лишения, через которые мне пришлось пройти, — говорит Юлия Соловьёва. — В России у транссексуалов вообще нет никаких прав. Включая, например, возможность получить кредит или денежный перевод наличными, оформить больничный лист, да просто лечь в больницу. Ведь в мужское отделение я не могу лечь, поскольку де-факто являюсь женщиной. А в женское меня не имеют права положить как раз из-за отсутствия соответствующего паспорта и полиса. Но я всё равно не сдаюсь и стараюсь относиться ко всему с оптимизмом. К тому же, начав жить открыто, я уже подарила себе три с лишним года достаточно счастливой жизни».

Мнение психолога

«Транссексуализм имеет несколько причин. Во-первых, быть девушкой гораздо легче, чем мужчиной. Во-вторых, всё идёт с детства, когда родители поощряют женское начало в мальчике: наряжают его в девичьи наряды, ласково его поощряют, не отпускают играть во двор. Но иногда бывает и серьёзнее. Например, такая трансформация может быть вызвана первым сексуальным опытом в юношеском возрасте», — говорит Людмила Кочкаева, психолог высшей категории, сексолог.

Мнение юриста

«Смена пола в России возможна только в случае врачебной ошибки. Если же вдруг неожиданно для всех мужчина начал считать себя женщиной, то это его личная проблема. Шансов на то, что здесь кто-то что-то изменит в паспорте или в свидетельстве о рождении, в нашей стране практически нет», — говорит Аркадий Берещук, директор агентства юридической безопасности «Интеллект-С».

Читайте также: 12-летний мальчик вернулся в школу после каникул… девочкой >>

Оставить комментарий (5)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы