1067

Интернет делает нас глупее?

Когнитивные эффекты измеримы: мы перестаем думать основательно. Римский философ Сенека возможно несколько лучше выразил ту же мысль 2000 лет назад: «Кто везде – тот нигде». Сегодня Интернет дает нам легкий доступ к беспрецедентному количеству информации. Но все больше научных данных показывает, что всемирная сеть, путешествуя по которой мы постоянно отвлекаемся и прерываемся, делает наш мыслительный процесс прерывистым и поверхностным.   

Результаты исследований создают весьма тревожную картину, по крайней мере для тех, кто больше ценит глубину, чем скорость человеческого мышления. Люди, которые читают текст, уснащенный гиперссылками, как показывают исследования, понимают меньше, чем те, кто читает традиционный линейный текст. Те, кто смотрит перегруженные мультимедийные презентации, запоминают меньше тех, кто воспринимает информацию в более спокойном и целенаправленном виде. Люди, которые постоянно отвлекаются на электронные письма, уведомления и другие сообщения, понимают меньше тех, кто способен сосредоточиться. А люди, которые жонглируют несколькими задачами одновременно, действуют менее продуктивно и менее творчески, чем те, кто занимается чем-то одним.

Общим для выявленных недостатков мышлений является так называемое «разделение внимания». Богатство нашего мышления, наши воспоминания, и даже наша индивидуальность зависит от нашей способности к сосредоточению и сохранению концентрации. Только когда мы уделяем серьезное внимание новой информации, мы в состоянии связать ее «осмысленно и систематически со знаниями, которые уже хорошо уложились в памяти», пишет лауреат Нобелевской премии нейрофизиолог Эрик Кандель. Такие связи имеют большое значение для овладения сложными понятиями. 

Когда мы постоянно отвлекаемся и прерываемся, что мы и делаем как правило, сидя в Интернете, наш мозг не в состоянии наладить сильных и обширных нейронных связей, которые придают глубину и самобытность нашему мышлению. Мы становимся всего лишь устройством для обработки сигналов, быстро собирая разрозненные биты информации и перенося их в кратковременную память, а затем прочь. 

В статье, опубликованной в журнале «Сайенс» в прошлом году, Патриция Гринфилд, ведущий специалист в психологии развития, рассмотрела десятки исследовательских работ, посвященных влиянию различных медиатехнологий на наши когнитивные способности. Часть исследований продемонстрировали, что некоторые задания, исполняемые при помощи компьютера, такие как видеоигры, могут повысить «визуальную грамотности», увеличивая скорость, при которой люди могут перемещать внимание от одного образа на экране к другому. Другие исследования, однако, показали, что такие быстрые смещения «фокуса», даже если они проводились умело, порождают менее строгое и «более автоматическое» мышление.

В одном эксперименте, проведенном в Корнельском университете, половине студентов было разрешено использовать подключенные к интернету ноутбуки во время лекции, а другим пришлось оставить свои лэптопы отключенными. Те, кто просматривал веб-страницы, гораздо хуже показали себя на последующем тестировании на качество усвоения материала лекции. Хотя тот факт, что веб-серфинг отвлекает учащихся, совсем не нов, следует предостеречь школы, которые в надежде на лучшую успеваемость оборудуют классы интернет-доступом.

В другом эксперименте, который недавно провели в Стэндфордском университете, в Лаборатории межличностной коммуникации и интерактивных медиа, команда исследователей дала различные когнитивные задания 49 испытуемым, которые часто работают со средствами массовой информации в режиме многозадачности и 52-м испытуемым, работающим в таком режиме гораздо реже. «Заядлые многозадачники» показали скверные результаты на всех тестах. Они легче отвлекались, в меньшей степени контролировали свое внимание, и показали гораздо более низкую способность отличать важную информацию от мелочей.

Исследователи были удивлены результатами. Они ожидали, что «многозадачники» должны были приобрести какие-то уникальные психические преимущества от постоянного «жонглирования» задачами на экране. Но вышло иначе. На самом деле «многозадачники» не были успешны даже в своей стихии. Они были гораздо хуже адаптированы к переключению между задачами, чем те, кто делал это реже. «Их отвлекает буквально все», – отмечает Клиффорд Насс, профессор, возглавляющий лабораторию. Если бы вредное воздействие исчезало с выключением компьютера или сотового телефона — это было бы лишь полбеды. Но это не так. Клеточное строение человеческого мозга, как обнаружили ученые, быстро адаптируется к инструментам, которым мы пользуемся, включая те, что служат для поиска информации, ее хранения и обмена ею. Изменяя привычки разума, каждая новая технология усиливает определенные нервные цепочки и ослабляет другие. Клеточные изменения продолжают формировать наше мышление, даже когда мы не используем ту или иную технологию.

Нейрофизиолог-новатор Майкл Мерзених считает, что в настоящий момент наш мозг переживает «массовую перестройку», вызванную постоянно расширяющимся использованием веб-сайтов и связанных с ними средств массовой информации. В 1970-е и 1980-е годы Мезерних, в настоящее время почетный профессор Калифорнийского университета в Сан-Франциско, провел знаменитую серию опытов на мозгах приматов. Эти опыты показали, как масштабно и быстро меняются нейронные цепи в соответствии с опытом. К примеру, после того как Мезерних переставил нервы на руке обезьяны, нервные клетки сенсорной коры головного мозга животного быстро реорганизовались, создав новую «ментальную топологию» от руки. В одной из бесед в конце прошлого года ученый отметил, что он глубоко обеспокоен когнитивными последствиями постоянного отвлечения и прерывания мыслительного процесса под влиянием «интернет-бомбардировки». Долгосрочное воздействие на качество нашей интеллектуальной жизни, по его словам, может быть «смертельным».

Показательным и тревожным выходит сравнение когнитивных эффектов интернета с предшествующей информационной технологией – печатными книгами. В то время как интернет рассеивает наше внимание, книга его фокусирует. В отличие от экрана, страница способствует созерцательности.

Чтение длинной последовательности страниц, помогает нам развить редкую разновидность умственной дисциплины. Чтение книги на поверку – неестественный мыслительный процесс. Он требует от нас поставить себя на место, которое Т.С. Элиот в своей поэме «Четыре четверти» назвал «недвижной точкой во вращающемся мире». Мы должны создавать или укреплять нейронные связи, необходимые для борьбы с нашей инстинктивной рассеянностью, приобретая, таким образом, способность уверенней распоряжаться собственным вниманием и сознанием.

Именно эту способность, эту умственную дисциплину мы рискуем утратить, проводя все больше времени за перепрыгиванием с сайта на сайт в интернете. Если медленное течение слов сквозь печатные страницы не позволяло психическому перевозбуждению захлестнуть нас, то интернет потакает этому перевозбуждению. Он возвращает нас к первобытному состоянию рассеянной беспомощности, в то время как количество внешних раздражителей со времен наших пращуров возросло многократно.

Источник: The Wall Street Journal 

Переводчик: Надежда Пахмутова

Смотрите также:

Оставить комментарий (9)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы