aif.ru counter
3062

Участковый онлайн. Майор полиции — о помощи интернета и бабушек у подъезда

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 45. Какой участковый нужен народу? 06/11/2019
«Во время обходов можно реально увидеть, чем гражданин занимается. Профессиональным взглядом даже по обстановке в квартире сразу многое становится понятно». Архивное фото.
«Во время обходов можно реально увидеть, чем гражданин занимается. Профессиональным взглядом даже по обстановке в квартире сразу многое становится понятно». Архивное фото. © / Кирилл Каллиников / РИА Новости

10 ноября в России отмечают день полиции.

Накануне «АиФ» поговорил с обычным участковым, который изо дня в день обходит свою территорию, его телефон известен всем жителям участка. Майор полиции, участковый уполномоченный Алексей Иванов уже 10 лет служит в Подмосковье. Он для граждан и ближайшая власть, и лицо всей полиции.

В кино и в жизни

Екатерина Барова, «АиФ»: Алексей Васильевич, сегодня в сознании людей полицию олицетворяют скорее опера из телесериалов, которые лихо расправляются с бандитами. Участковым не обидно?

Алексей Иванов: Люди выключают телевизор и идут со своими проблемами к нам, участковым, а не киношным операм. Так что не обидно. Я 10 лет назад служил во внутренних войсках МВД на заставе в Сарове, а потом решил, что хочу не только защищать граждан, но и помогать им реальными делами. Нам, участковым, приходится разбираться не только с бытовыми конфликтами. Мы и по экономическим преступлениям рассматриваем материалы, и с уголовными сталкиваемся. Но главное — мы работаем с людьми в плотном контакте и помогаем им не только в рамках своих полномочий. Участковый всегда на участке, и люди идут к нам со своими житейскими проблемами. Одного проконсультируешь, другому на приеме объяснишь его права. Бывает, жена чья-то прибегает, жалуется, что муж пьет и не работает. Причем она не требует его приструнить, а просит решить проблему. Случалось и реально на работу таких непутевых мужей устраивать.

— То есть современный участковый — это ещё и психолог, и соцработник, и бесплатный юрисконсульт?

— А как же иначе?! Каждый день мы обходим территорию, ходим по квартирам и общаемся с совершенно разными людьми. Не всегда нам дверь открывают. На встречи участкового с гражданами приходит мало народа, хотя на участке живет почти 7 тысяч. Но едва случается у людей беда или возникает какая-то проблема, идут к нам. Когда бабушка звонит и говорит: «Милок, фонарь перегорел, помоги», — мы связываемся с сотрудниками ЖЭКа. Если участковый одного человека отправил со словами, что это не его работа, второго отправил — это уже не участковый.

Бабушки на посту

— И всё равно народ уверен, что современный Анискин уже не тот. Раньше участковые частенько предотвращали преступления, а сегодня есть мнение, что профилактика ведется формально и вычислять того же педофила до того, как случится самое страшное, никто не будет.

— Это не так. По-прежнему наша главная задача — профилактика. Во время обходов можно реально увидеть, чем гражданин занимается. Профессиональным взглядом даже по обстановке в квартире сразу многое становится понятно. А мы же ещё беседуем с людьми, с соседями, выясняем, кто ходит в гости и т. д. После таких обходов, например, легко вычисляем квартиры, в которых живут наркоманы. Берем их на контроль. А байки про Анискина в современных реалиях не работают. Вы не забывайте, что киногерой работал в деревенских условиях, а сегодня люди стараются перебираться в города. В 21 веке народ толком не знает соседей по площадке, не то что какие-то подробности его жизни. Вот у вас принято ругать бабушек у подъездов, которые суют свой нос в дела всех соседей. А эти самые бабушки — ценный наш источник информации. Они все про всех знают, кто вышел, кто зашел — даже ночью. Я информацию от бабушек не раз передавал оперативникам, благодаря им раскрыто не одно преступление. Сейчас в старых районах, где нет новостроек и бабушки на посту, гораздо легче вычислять наркопритоны и бороться с закладчиками, которые по кустам и на детских площадках прячут наркотики на продажу. Сейчас все больше камер видеонаблюдения, которые тоже здорово помогают в работе, но все равно старый добрый опрос свидетелей они пока не заменяют.

— Я знаю, вы в работе используете современные технологии и общаетесь с людьми в чатах, группах в мессенджерах. Охотно с вами идут на контакт?

— Да, сегодня интернет есть практически везде, и инициативные люди создают группы по домам, районам. Там активно обсуждаются различные проблемы, в том числе и сообщают о различных правонарушениях, преступлениях и вообще подозрительных фактах. Я на связи с администраторами таких групп, мы обмениваемся информацией. Оперативно реагируем на сообщения о мелком хулиганстве и пр. На обращения граждан онлайн я тоже реагирую по всей форме: регистрирую заявление, провожу проверку. В рамках этой проверки мы приобщаем, например, фото из чатов с правонарушениями, показания свидетелей и т. д. Мне граждане даже сообщали, что им в одном мессенджере предлагали купить наркотики. Мы передаем информацию в наркоконтроль, они проводят оперативно-розыскные мероприятия, и в результате были задержания. Новые технологии очень полезны для того, чтобы пресекать правонарушения, ускорять работу с заявлениями граждан. Я призываю всех коллег ими не пренебрегать. Кстати, и народ очень доволен такой оперативностью и тем, что мы реагируем на их сообщения, которые они фактически сделали сидя дома в теплой квартире. Надо идти в ногу со временем, когда нет никаких препятствий для общения с народом. Это вызывает доверие, делает полицию ближе к людям и поднимает наш авторитет. И, кстати, дает возможность получать информацию не только от бабушек, но и от молодежи.

Менять законы

— Мы говорим о технологиях 21 века, а чаще всего вам приходится сталкиваться с правонарушениями из 20 века. Жалобы на пьющих граждан по-прежнему самые многочисленные?

— Да. Соседи жалуются, жены, родственники. Ведем профилактические беседы, стараемся вразумить такого гражданина. Принудительно отправить на лечение алкоголика можно только по решению суда, но практически это очень сложно сделать. Мы можем реально привлечь его только к административной ответственности за распитие в общественном месте или за нарушение общественного порядка. Направляем материалы в суд — в итоге от 3 до 15 суток административного ареста, в зависимости от содеянного.

— В Госдуме обсуждают вопрос о возвращении системы вытрезвителей. Как считаете, это выход?

— Конечно. Раньше были не просто медвытрезвители, человек ещё и трудотерапией занимался. Сейчас 15 суток никого не пугают. Если бы вернули вытрезвители и наделили нас полномочиями принудительно отправлять туда по заявлению соседей или родственников систематически пьющих граждан, нарушающих общественный порядок, то число алкоголиков уменьшилось бы на порядок. Я бы заодно предложил вернуть и систему ЛТП (лечебно-трудовых профилакториев). Думаю, после них каждый второй пьющий человек задумается, стоит ли туда возвращаться или вернуться к нормальному образу жизни.

— Так же много обращений по домашнему насилию. После изменений в законодательстве как справляетесь с мужьями, бьющими жен?

— Без заявления от женщины на своего мужа, друга, сожителя мы не можем применить ни административный кодекс, ни уголовный. Если, конечно, в итоге рукоприкладства получается серьёзный вред здоровью, то возбуждаем дело по факту медосвидетельствования. А по легкому вреду здоровью, если женщина не пишет заявление, мы привлечь не можем. Более того, если она вечером написала, а утром пришла его забирать, тоже все непросто. Будем проводить доследсвенную проверку, в её рамках можем назначить судебно-медицинскую экспертизу. Но стоит ей написать заявление в прокуратуру, что, мол, прошу прекратить проверку — всё, наша компетенция заканчивается.

— Почему он её бьет, а она его жалеет?

— Потому что, если он её не покалечил, максимум что грозит — штраф. Кто его в итоге будет платить, если семейный дебошир не работает? Из семейного бюджета уходят деньги, зачем женщинам ещё и эти проблемы. Хорошо, что ещё есть возможность у суда назначать не денежные штрафы, а исправительные работы. Часто судьи видят всю ситуацию и назначают именно исправработы. Это, по крайней мере, хотя бы не накладно для семьи.

— То есть надо и здесь менять законодательство?

— Я думаю, что надо не штрафы увеличивать, которые все равно платятся в ущерб жене и детям, а хотя бы сроки административного ареста: с 15 до 30 суток. Подольше посидит, побольше поймет. Но самое эффективное — увеличение сроков исправработ. Пусть метёт улицу, красит заборы, что-нибудь разгружает, работает на муниципальные службы и осознает, что руки распускать нельзя. Чем дольше он будет работать, тем больше поймет. А заодно и жена подумает, стоит ли жить с таким. Сейчас такие деятели заплатят свой штраф, потом идут заливать горе алкоголем и опять выяснять отношения с семьей. Замкнутый круг получается.

Зарплаты нормальные, есть премии

— Участковый — это работа на износ, или всё-таки работаете согласно графику?

— Я всегда на связи. У нас у всех есть служебные мобильные телефоны, и на звонки граждан фактически отвечаем 24 часа в сутки. Если что-то случается в выходной или в праздники, выезжаем и отрабатываем и ночью, и днем.

— Семья с пониманием относится?

— Конечно, за 10 лет привыкли. У меня сын первоклассник тоже хочет стать полицейским.

— Династия намечается. А правда, что у участковых большая текучка кадров, и не то что о династиях, даже о преемственности поколений говорить не приходится?

— Конечно, нагрузка большая и раньше текучка была. Но последние годы мало кто уходит, только новая молодежь приходит. Мы передаем опыт. У нас нормальные зарплаты, которые платят регулярно. Есть премии квартальные (если не было дисциплинарных взысканий), премии к концу года, дню полиции. Хорошие отпуска. После 10 лет выслуги — 52 дня отпуска. Есть возможность получить путевки на семью в ведомственные санатории в Краснодарском крае, в Туапсе. Хорошо бы, чтобы ещё сделали, как у военных, льготную ипотеку. У меня много друзей военнослужащих осталось, рассказывают, что у них со временем её работодатель погашает. У нас тоже можно встать в очередь на квартиру, но очень много сотрудников, нуждающихся в жилье, и это всё растягивается на долгие годы. Если бы быстрее выделяли жилье, можно было бы привлечь больше молодых квалифицированных сотрудников.

— Хорошие зарплаты и соцгарантии — прививка от коррупции. А сейчас полицейских часто называют взяточниками. Не обидно?

— Нет. Мне кажется, если сотрудник берет взятку — дело тут не в полиции. Коррупционеров хватает во всех профессиях. Раньше дети росли и уважали Дядю Степу-милиционера, а сейчас детей полицейскими пугают. Это, конечно, неприятно. Я когда иду по участку в форме и слышу, как малышу говорят, что отдадут его полицейскому, всегда останавливаюсь и объясняю ребенку и его маме, что дядя хороший и их защищает. Но, честно говоря, лично я не часто с таким сталкиваюсь. Наоборот, бывает приятно, когда люди звонят или приходят и благодарят. Услышать слово «спасибо» — это самая хорошая грамота и оценка нашей работы.

— Что пожелаете коллегам в профессиональный праздник?

— Наверное, не обращать внимания на все кривотолки и честно делать свою работу. И заслужить, конечно, доверие граждан, которое очень важно в нашей профессии.

Оставить комментарий (1)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы