aif.ru counter
12242

«Нет угля - нет зарплаты». Почему шахтеры идут на верную смерть?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. Избу потушит, коня остановит, детей нарожает 02/03/2016
Сергей Ильницкий / АиФ

В Воркуте хоронят погибших горняков. Взрывы на шахте «Северная» унесли жизни 36 человек. 26 из них так и остались под землёй. Это простые русские мужики в самом расцвете сил. Большинству не больше 40 лет. Они ежедневно выбирали - тяжёлая работа с риском для жизни или голодная семья. И всегда перевешивала забота о жёнах и детях. Теперь сиротами осталось около 50 детей. 

А у хозяев шахты в этой же ситуации выбор примерно такой: прибыль, дивиденды, место в списке «Форбс», в конце концов, или расходы на безопасность, улучшение условий труда горняков... И они тоже выбирали первое. Потому что потеря всего этого для них и означает «голодная смерть». Без пышных вечеринок, дорогих вилл, новых машин - это разве достойная жизнь? В кризис всё больше собственников будут отметать вопросы чьей-то без­опасности в пользу своих денег. И это касается не только горного дела. Вон хлеб уже из такого сорта муки делают, что только на корм скоту. Лишь бы прибыль не терять, а люди перебьются... 

Не нравится? Уходи, других найдём. Только уходить некуда, вокруг Воркуты уже есть посёлки-призраки. Оттуда вслед за закрытием шахты ушла и жизнь... Вот почему люди вновь пойдут под землю. С риском не вернуться...

***

Свет на кухне в квартире Виктории Прасоловой не гаснет даже ночью. С шестимесячной дочкой на руках она вглядывается в бесконечную темноту тундры. По вечерам Виктория всегда ждала мужа с работы. Роман Тила, 33-летний горнорабочий очист­ного забоя, спешил из шахты домой. И даже после того, как МЧС объявило: шансов на то, что под землёй остались живые люди, нет, Виктория всё равно стояла у окна.

- Никакого предчувствия, что должна случиться беда, у нас не было, - говорит девушка. - Но в последнее время Рома постоянно твердил: шахта загазована.

- Начальник смены говорит нам: залепляйте датчики землёй, накидывайте фуфайки, но работайте, нужен уголь, - рассказывает Олег К., шахтёр «Северной» (настоящее имя мужчина просит не называть. - Ред.). - Накануне трагедии во время развода мы спросили у главного: датчики шкалят, разве это нормально? Он испугался, пулей выскочил из раздевалки. 

В моногороде, где все 5 шахт принадлежат одной компании и другой работы на сотни километров в округе не сыскать, а цены в магазинах одни из самых высоких по стране (1 литр молока - 98 руб., буханка хлеба - 52 руб.), многие стремились попасть именно на шахту. Здесь можно было заработать 80-90 тыс. руб. А цену этому мы все увидели: гибель под землёй. Горняки не сомневаются: руководство шахты было готово к ЧП. Ходят слухи, что именно поэтому за 5 дней до случившегося «Северную» застраховали на 10 млн долл.! 

Максим Полномошнов, председатель первичной профсоюзной организации на шахте «Воргашорская» (как и «Северная», принадлежит компании «Северсталь». - Ред.), допускает, что трагедия могла быть следствием недоработки службы безопасности: «Шахты Воркуты уходят на более глубокие пласты, газа (метана) в забоях становится всё больше. Оборудование (датчики) закупается, но этих мер недостаточно. Цель собственника - прибыль, никто не хочет работать в убыток. По своей шахте могу сказать, что когда у нас превышен метан, то мы останавливаем работу. Таких остановок за смену бывает до десяти. Работодатель говорит: нет угля - нет прибыли, значит, нет зарплаты. Вот люди и рискуют...

Смотрите также:

Оставить комментарий (9)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы