Примерное время чтения: 7 минут
3897

Не влезай – убьют! Надо ли разрешать защищать себя и своё жилье любой ценой

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. Защита Отечества — на первом месте 23/02/2022
Мой дом — моя крепость.
Мой дом — моя крепость. / Андрей Дорофеев / АиФ

В Госдуме подготовили законопроект, дающий право превышать допустимую самооборону при угрозе жизни и для защиты своих домов от незваных гостей.

Депутаты настаивают, что для отстаивания принципа «Мой дом – моя крепость» все средства хороши и ни о каких обвинениях в убийстве в случае чего речи быть не может. Их оппоненты говорят, что и сегодня в рамках действующего законодательства можно нормально защититься от преступников, а вот расширение этих рамок приведёт к самосудам. Законопроект отправили на отзыв в правитель­ство и Верховный суд.

Есть лопата – бей лопатой

«Сейчас ­37-я статья УК РФ допускает самооборону с некоторыми оговорками, – согласен автор законопроекта, глава Комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов. – Но если к человеку залезли в дом, то он не должен оценивать, соразмерна его защита нападению или нет. Есть охотничье ружьё – защищайся. Есть лопата – лопатой. Топор – топором. Владеешь боевыми навыками – пользуйся. И тебе за это ничего не должно грозить. А у нас только в прош­лом году более 300 человек лишились свободы потому, что защищали свою жизнь, жизнь близких людей. Такого не должно быть. Бояться должны те, кто лезет в чужой дом, а не те, кто в нём живёт».

Тема самообороны и её пределов не первый раз поднимается в стенах парламента, но безуспешно. В этот раз авторы идеи заручились самой высокой поддержкой. В декабре 2021 г. Владимир Путин на заседании СПЧ обсуждал этот вопрос с правозащитниками и поручил Верховному суду изучить судебную практику и при необходимости усовершенствовать действующие нормы по самообороне.

В качестве убойного аргумента Нилов вспоминает историю фермера из Тульской обл., который едва не сел за тройное убийство, но был оправдан. В 2012-м в дом Гегама Саркисяна ворвались четверо с битой, ножом и пистолетом. В доме кроме хозяина были его жена, дочь, невестка, 6-­летняя девочка, два 3-летних мальчика и 7-месячный младенец. Нападавшим удалось снять с женщин ­золотые украшения и забрать какие-то деньги. Но когда они стали угрожать пистолетом детям, глава семьи схватил кухонный нож и убил троих, четвёртый, раненный, сбежал. «Только благодаря шумихе в СМИ региональным властям и общественности удалось отстоять его, – напоминает депутат. – Оправдательные приговоры у нас выносят при освещении таких случаев в СМИ и их общественном ­резонансе».

В спину стрелять нельзя

На днях председатель Верховного суда РФ Вячеслав ­Лебедев сообщил, что за год суды прекратили уголовное преследование в 36% дел, когда граждан обвиняли в превышении пределов самообороны. Всего за год было рассмотрено 1092 подобных дела. ВС на примере двух дел объяснил, когда самооборона оправданна, а когда налицо её превышение. Так, полностью оправдана женщина, тяжело ранившая мужа ножом в грудь. Как установило следствие, мужчина постоянно избивал жену и в очередной раз стал душить, когда она резала хлеб. В этом случае самооборона ВС была признана оправданной, хотя до того три инстанции признали женщину виновной. А вот жителю Якутии, который расстрелял пришедших к нему в дом с разборками, выкрутиться не удалось. Во время конфликта двое из нападавших погибли, двое получили тяжёлые ранения. Республиканские суды усмотрели превышение само­обороны. Приговор – 3 года 7 месяцев ограничения свободы, даже не колонии. Однако ВС учёл, к примеру, что, когда один из приехавших бросился убегать после первого выстрела, хозяин всё равно выстрелил ему в спину. Кроме того, оказалось, что у приехавших не было с собой оружия и они не угрожали семье расправой. Потому ВС направил дело на новое рассмотрение для ужесточения приговора.

Председатель Комитета СФ по конституционному законодательству Андрей Клишас считает инициативу ГД неоднозначной. Он отмечает, что действующая редакция УК РФ уже позволяет осуществлять самооборону от опасного для жизни посягательства не только в жилище, но и в любом месте.

8 лет за топор

Тут надо пояснить, что та самая ст. 37 УК РФ говорит: ­если действия обороняющегося человека не соответствуют степени опасности, он подлежит уголовной ответственности. По ч. 1 ст. 108 УК (убийство, совершённое при превышении пределов необходимой обороны) светит до 2 лет лишения свободы, по ч. 1 ст. 114 УК (причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в том же случае) – до 1 года.

В последние годы в России было несколько громких дел о превышении пределов необходимой самообороны. Например, в прошлом году в Санкт-Петербурге Марину Абрамову приговорили к 1 году и 11 месяцам ограничения свободы за убийство гостя. По её словам, мужчина грубо приставал к ней, пытался раздеть и задушить брючным ремнём. Марина схватила нож и нанесла смертельное ранение. Изначально в отношении Абрамовой возбудили дело об убийстве, но судья переквалифицировал статью на ­«превышение пределов».

А Владимира Крюкова из Ново­сибирска в декабре 2021 г. приговорили к 8 годам колонии строгого режима. Компания молодёжи застряла на машине в частном секторе возле дома Крюкова. Они избили брата Владимира, а потом ворвались на участок и брызнули хозяину дома в лицо из перцового баллончика. Вбежав в дом, Крюков получил удар в спину и упал. Подняв первый попавшийся предмет, он отмахнулся назад и попал противнику по голове. Предметом оказался топор – 22-летний налётчик умер на месте.

Другой резонансный случай произошёл в Тверской обл. Александр Зобенков убил троих человек, ворвавшихся к нему во двор из-за мелкой ссоры. Началось с того, что собака Александра облаяла коз соседки-пенсионерки, та пожаловалась сыну. Мужчина приехал «на разборки» вместе с приятелями. «Гости» с палками сразу бросились в драку на глазах у женщин и детей. ­Хозяин дома схватил кухонный нож, в итоге трое из четырёх нападавших погибли. ­Гособвинитель просил для Зобенкова 18 лет колонии строгого режима. Однако суд, ссылаясь на постановление пленума ВС, счёл, что мужчина действовал в рамках необходимой обороны, и ­оправдал его.

Нельзя в чужой дом с войной

«На практике, к сожалению, защищавшиеся люди часто сами становятся фигурантами дел, если нападавшие получают телесные повреждения или гибнут. И в лучшем случае ­получают условный срок, – говорит вице-президент Гильдии российских адвокатов Евгений Корчаго. – Однако, по моему мнению, предлагаемый законо­проект ничего не улучшит: как сажали, так и будут сажать».

Кандидат юридических наук, руководитель научного совета Института проблем безопасно­сти и устойчивого развития Валерий Шестаков и вовсе опасается расширения практики само­суда: «Этот законопроект как бы ориентирует обывателя на то, что, если кто-то залез в твоё жилище, ты можешь делать что угодно». По его мнению, сейчас обороняющиеся зачастую оказываются за решёткой не из-за несовершенства действующего законодательства, а из-за низкой квалификации правоохранителей.

Зато идею разрешить защищать свой дом любыми сред­ствами поддержал оправданный Александр Зобенков: «В такой ситуации, в которой оказался я, всё могло случиться иначе – могла погибнуть вся моя ­семья. Я считаю, что нельзя идти в чужой дом с войной». Правда, уточнил, что следователи должны хорошо выполнять свою работу и выяснять все детали. В частности, о том, какие у сторон были отношения до начала конфликта и т. п.

Будут ли в итоге расширены пределы допустимой самообороны, зависит от отзывов, которые в правительстве и ВС получит законопроект. Но даже если всё пройдёт благополучно и депутаты примут поправки в УК, единственным однозначно ненаказуемым способом само­защиты при нападении всё равно остаётся бегство, считает адвокат Евгений Корчаго: «Если что-то угрожает вашей жизни, жизни вашего ребёнка, вы вправе и сегодня применять любые средства самообороны – но понимая, что, вероятнее всего, за это придётся отвечать по всей строгости. В любом случае, как говорят коллеги, лучше быть живым обвиняемым, чем мёрт­вым потерпевшим». 

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах