1489

Доктор для души. Священник из Саратова ходит к больным в ковидные отделения

Андрей Мизюк / Скриншот

Священник Андрей Мизюк, который крестил новорожденных детей в роддомах Саратова, теперь ходит в «красную зону», где его молитв и поддержки ждут люди, больные Covid-19.

«Сегодня по уставу в белом. Преображались, причащаясь Святых Тайн, пациенты клиники госпитальной терапии. Шел к одному, а собралось 14. И всех поздравил с Праздником», — написал 19 августа в Facebook священник Андрей Мизюк. В этот день православные отмечают Преображение Господне, и Святой Отец провел его в ковидном госпитале.

Роддом забрал коронавирус

Восемь лет Андрей Мизюк нёс службу в саратовском роддоме. Тяжелые дети, тяжелые судьбы. Вдруг не суждено… Но с наступлением пандемии родильный дом перепрофилировали в ковидарий.

«Ковидный госпиталь я впервые посетил, когда от вируса умирала моя хорошая знакомая и замечательный врач. Это был бывший родильный дом, перинатальный центр, в котором я прослужил в молельной комнате почти 8 лет, — рассказывает священник. — Большинство знакомых врачей остались там же. С апреля 2021 года я регулярно прихожу к пациентам „красной зоны“. Это не дежурный визит, как раньше было в родильном доме, а самые разные больницы, где есть ковидные отделения».

Чаще всего священника приглашают в ковидный госпиталь сами пациенты или их родственники. Таких звонков с приглашением у батюшки по несколько штук в день. Бывает, что надо успеть сразу в несколько ковидных отделений в разных частях города.

«Обычно звонят родственники больного по его просьбе, или врач, которого попросили родные, или сам пациент, — рассказывает Андрей Мизюк. — Согласовав время, я выезжаю в больницу. Там в зеленой зоне я полностью переодеваюсь, надеваю пижаму, поверх нее епитрахиль (часть облачения священника, необходимая при совершении таинств) и, как и весь медперсонал, специальный комбинезон, респиратор, защитные очки или экран».

Доктора уже узнают священника. Входя в зону, он надевает крест на комбинезон. После посещения больного Андрей Мизюк окунает его в специальный раствор, когда проходит дезинфекционную обработку на выходе из ковидария.

От врачей священника отличает только крест.
От врачей священника отличает только крест. Фото: Скриншот

«Благодарить надо Бога и врачей»

Однажды в ковидный госпиталь его пригласила пожилая семейная пара. Супруги были в одной палате и очень поддерживали друг друга.

«Женщина, к сожалению, скончалась. Я очень переживал за её мужа. Знаю случаи, когда в больнице лежали родственники, один болеет тяжелее, а другой легче, — рассказывает священник. — И когда один узнавал о смерти другого, то он практически сразу же сникал и впоследствии тоже оказывался в реанимации».

Но мужчина выжил и недавно встретился со священником. Андрей Мизюк вообще старается поддерживать связь со всеми пациентами.

«Мы переписываемся, созваниваемся. Я разговариваю с их родственниками. Люди после выписки иногда звонят и рассказывают о своем здоровье, благодарят. Но я всегда говорю, что благодарить надо Бога и врачей, которые делают своё дело и делают его очень самоотверженно, — считает Андрей Мизюк. — Я сам иногда стараюсь помочь врачам: подержать больного, дать воды. Но самое важное — просто поговорить. Многие люди напуганы; мало того, что они болеют, так ещё и обстановка такая: врачи в скафандрах, жара, соседи по палате, которых иногда увозят в реанимацию, и они порой уже не возвращаются».

Каждый раз Андрей Мизюк не только причащает пациентов или проводит таинство соборования, но и старается поговорить с ними, поддержать, спросить, нужно ли что-то принести, передать родственникам. По его мнению, необходимо найти подход к человеку, и, даже если он не настроен на общение со священником, все равно протянуть ему руку и пожелать скорейшего выздоровления.

«Создается ощущение, что болезнь питается плохим моральным и духовным состоянием человека, — говорит священник. — Почти сразу же пожирает его. И в ковидном госпитале, как нигде, нужна моральная и духовная поддержка заболевшим».

Это мое служение людям

Андрей Мизюк рассказывает, как тяжело видеть умирающих в агонии людей. Многие, кто перенес болезнь, полностью изменили свое отношение к жизни, здоровью, вере. Они осознают, что «надо любить и ценить близких, быть внимательным к людям, дорожить каждым мгновением жизни».

«Человеку реально плохо и больно, а вместе с этим ещё и страшно, — говорит священник. — Он это осознает и понимает. И страдания настолько сильны, что человек и сам уже желает смерти. Поэтому нужны волонтёры и помощники. Очень страшно там одиночество, когда врачам просто не хватает времени поговорить и посидеть с больным. Санитары и медсестры стараются общаться с больными не просто формально, а ласково. И это несмотря на объемы работы и количество людей. Я ни разу не видел пустых палат или отделений ОРИТ (отделение реанимации и интенсивной терапии. — прим. Ред.), а уже почти пять месяцев бываю в больницах».

Андрей Мизюк вспоминает, что недавно, когда он зашел в ковидную палату, одна женщина призналась, что у неё сегодня умерла в этой же больнице дочь, и попросила её отпеть.

«Я пообещал сделать, как она просила, и сделал. А она спрашивает меня: „А сколько я должна?“ — рассказывает священник. — Разумеется, ни о каких деньгах речи не могло и не может идти. Это мое убеждение и служение людям».

Священник признаётся, что ему «больно наблюдать и видеть», страдания людей. «Но всё равно, если кому-то на минуту, на час стало легче, то это большое счастье для меня», — говорит Андрей Мизюк.

Регулярно посещая «красную зону», батюшка соблюдает все меры предосторожности, сдаёт анализы и тесты, в случае недомогания изолируется.

«Я преклоняюсь перед врачами, несущими там свое служение. Это подвиг, — говорит Андрей Мизюк. — Я сам наблюдаюсь и консультируюсь с врачами, но некоторые из них, видя, что я священник, все же подходят, просят помолиться, поддержать словом, благословить».

АиФ номинирует Андрея Мизюка на соискание Международной премии Фонда Андрея Первозванного «Вера и Верность».

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество