28391

«Все забыли о нас». Как живёт выживший на Сямозере мальчик год спустя

Сюжет Гибель детей на озере в Карелии
Александр Браун.
Александр Браун. © / Фото из личного архива семьи

Новости о том, что в Карелии перевернулась лодка с подростками (судьба троих из них на момент написания материала оставалась неизвестной), стали поступать по жуткому совпадению именно в годовщину страшной трагедии в том же регионе, на Сямозере, год назад. Тогда группа из почти 50 школьников с инструкторами на трёх лодках отправилась в поход, но попала в шторм. В итоге погибло 14 детей, до сих пор не закончены полностью следственные действия по этому делу.

Один из школьников, которым удалось тогда выжить, Александр Браун, рассказывал АиФ.ru, что после произошедшего не мог находиться на воде даже дома. Спустя год мы узнали у Александра, что изменилось за этот период, удалось ли ему психологически оправиться от трагедии.

«Не хочу ни с кем общаться!»

— Первые несколько недель я активно поддерживал связь с ребятами, которые были в той лодке и том лагере. Но уже месяцев семь это не делаю: не хочу. И я даже не скучаю по ним почему-то, может быть, из-за того, что стараюсь забыть о той трагедии. Не именно о лагере, а о трагедии. В лагерь бы в Карелию я ещё раз поехал.

Я даже перестал звонить Юле Король, которая тогда спасла очень многих детей. Да, я слышу периодически о ней какие-то новости. Но каждый раз — это напоминание о той страшной ночи.

Первые две недели после той истории репортёры звонили мне чуть ли не каждый день, я понимаю, это их хлеб. Но сегодня, кажется, все и забыли о нас. Даже в собственной школе.

Когда я пришёл в сентябре в школу, учителя на меня внимания не обратили. Только классная руководительница немного посочувствовала, поговорила со мной. И лишь когда затрагивали тему Сямозера, другие учителя вздыхали: «Бывает!»

Классная руководительница же подождала до сентября, не хотела в тот момент лезть, думала, что помешает. А вот учительница младших классов тогда со мной связалась сразу. Мы даже с ней договорились встретиться. Но не удалось.

А одноклассники первое время меня воспринимали как телезвезду. Через пару дней после трагедии, когда меня уже показывали по телевизору, я зашёл в чат нашего класса и вижу, что мой одноклассник написал: «Я смотрел вчера телевизор, и там был наш Саша!» Они удивились, как будто их друг внезапно стал знаменитым. Правда, уже в сентябре почти никто из класса эту тему не поднимал, да и я тоже.

«Я не боюсь снова оказаться в палаточном лагере»

После трагедии я не знал, как теперь буду плавать, буду ли вообще, я очень боялся большой воды. Но уже через 3,5 месяца страх исчез. И даже больше: я снова хочу в палаточный лагерь, и можно в ту же Карелию. Я не боюсь. Ведь главное, чтобы была соблюдена техника безопасности, тогда всё будет нормально.

Я считаю, что детей нужно отправлять в такие лагеря. Моё поколение ленивое, только и делает, что сидит в интернете, а ведь в палаточном лагере мы постоянно в движении, общаемся друг с другом лично, а не в Сети. Я даже детей будущих своих не буду бояться отправлять в такие лагеря.

Всё-таки такие походные лагеря мне очень нравятся, это очень хорошая идея. В принципе, такие подвижные дела очень нужны. И я рад, что такие лагеря есть.

Для себя мне ещё нужно окончить университет, без «корочки» сейчас никуда. Думаю, стану медиком: так хотят родители. Да и я думаю, что всегда пригодится хотя бы умение достать пулю из бойца или помочь случайному прохожему.

Оставить комментарий (3)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы