aif.ru counter
4077

«Нас закалила неуёмная страсть к лучшей жизни». Воспоминания военного врача

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. Как спасти кошелёк 26/08/2015
Фёдор Коваль.
Фёдор Коваль. © / Из личного архива

Если и дальше переводить жизнь в цифры и сложить все проведённые операции, получится, что хирург Коваль простоял за хирургическим столом 10 лет. Говорят, что у каждого врача есть своё персональное кладбище бывших пациентов. У Коваля такого погоста нет! За всю врачебную практику он потерял только одного (!) больного…

Провинциальный хирург не имеет званий и учёных степеней. Однако в городе Славянске-на-Кубани, где он живёт, для 65 тыс. его жителей он стал в прямом смысле народным доктором - как были истинно народными артистами Нонна Мордюкова, Вячеслав Тихонов, Евгений Матвеев... Фёдор Коваль - из тех упёртых русских мужиков, кто смог добиться всего исключительно бескорыст­ным трудом.

Цена здоровья

В 1941 г. рядовой Коваль стал батальонным фельдшером. По 12-14 часов в сутки ассистировал полевым хирургам, стирал окровавленные бинты, выхаживал раненых бойцов. Вместе со своей дивизией форсировал Днепр, освобождал Киев. За мужественный солдатский труд заслужил орден Красной Звезды. Его ранил в ногу фашистский снайпер: пуля повредила нерв, стопа левой ноги до сих пор не сгибается. Мать умерла в оккупации, отец погиб на Курской дуге, брат - при освобождении Польши. А он воевал до Победы.

Медицинские работники оперируют бойцов в военно-полевом госпитале
Медицинские работники оперируют бойцов в военно-полевом госпитале. Фото: РИА Новости

Владимир Сварцевич, «АиФ»: Фёдор Данилович, сколько нужно было иметь здоровья русскому солдату, чтобы победить фашизм?

— Сам удивляюсь! Мы победили и здоровьем, и силой духа. Иной раз полевые кухни не успевали за войсками, а бойцы, не видавшие месяцами горячей пищи, всё равно шли в атаку. Почти не было простуды. И не потому, что выдавали фронтовые 100 г водки, - физическая закалка позволяла выжить в окопах. Порой нас согревало даже курево, хотя смолили дерь­мовую вонючую махорку. Сам я курить бросил 9 мая 1945 г. Но наш солдат был крепче в войну, чем после Победы. На многих сказался жестокий стресс, и после возвращения с фронта пошли пьяные загулы.

Полевые хирурги творили чудеса. На войне дейст­вовала единая медицинская докт­рина. Каждый шаг был расписан до мелочей, и не дай бог нарушить инструкцию - хлопот не оберёшься, вплоть до трибунала. Поэтому фронтовые врачи ставили в строй 72,3% раненых солдат и офицеров. Это был большой результат в мировой практике.

— Доктор, почему среди фронтовиков, преодолевших военное лихолетье, так много долгожителей? 

— Не смейтесь, но нас закалила неуёмная страсть к лучшей жизни после войны. Питались мы, особенно до войны, здоровой крестьянской пищей, без химических добавок, консервантов и прочей отравы. И жили в естественной природной среде. Правда, во время голодомора на Украине - а я родом с Черниговщины - у нас живот прирастал к спине. Но выжили! Хотя, как говорится, последний хрен без соли доедали.

И витаминами нас никто не пичкал. Сейчас детей импорт­ной химией «заряжают», в синтетику одевают. А в нашем детстве посадят родители коноплю, затем полотно из неё ткут и шьют одежду для себя и для детей. И никто наркоманом не стал. А здоровье мы приобрели отменное.

 «Реформы?!.» 

 Сейчас здоровье дорогого стоит: государство медицину реформирует, лекарства дорожают, цены у платных врачей - ахнешь!

— (Оживлённо.) Реформы, говорите… Я вот опять детские годы вспоминаю. Приезжали к нам в село рабочие-коммунисты - началась смычка города с деревней. Сидит в нашей горнице лихой матрос в кожанке и в нагане барабан крутит - агитирует за колхозы. Попробуй такому откажи… Все в колхоз записывались.

А сейчас! Сидит чиновник в московском кабинете, крутит компьютерную мышь, строчит директивы про то, как нам, врачам, оздоровить россиян. Кто нас лечит в глубинке? Правильно, сельский врач. Фигура в деревне знаковая. Так вот, в нашей районной поликлинике у хирурга ставка 6800 рублей. И за эти деньги он просто обязан в месяц принять целый полк пациентов - около тысячи. В среднем, получается, платят по 70 копеек за человека. Такой нагрузки даже на фронте не было. Вот такая государственная цена человеческого здоровья. Поэтому «реформа» - слово у медиков нецензурное.  

А бывает, ухарь-врач комнатушку снимает, табличку вешает и ведёт приём - за 400 рублей с каждого. Среди них много прохиндеев, неучей. Кто чаще идёт в «платники»? Врачи, которых не интересует здоровье человека, - их интересует только платёжеспособность клиента. И катится наш врачебный престиж под гору. 

У нас что, власть тоже больна была, когда труд врача так оценивала?! В советское время, будучи заведующим хирургиче­ским отделением в райбольнице, я получал 175 рубликов - в 2 раза больше инженера. А сейчас?! Наш президент об этом знает? Может, ему не всё говорят? Иначе он бы разогнал шайку-лейку реформаторов. Пожёстче надо с таким кабинетным народцем! А то сворует чиновник миллиард бюджетных денег, а его только журят - не воруй, мол, нехорошо, божью заповедь нарушаешь. 

 Что бы вы сделали, став хотя бы на неделю министром здравоохранения РФ?

— (Увлечённо.) Во-первых, полностью ликвидировал бы платную медицину, перевёл бы её на бюджетные деньги. Как это было в СССР. Здоровье россиян - статья стратегическая, от качества каждого гражданина зависит национальная безопасность России. Кто будет защищать Родину, если вдруг что? Во-вторых, нельзя превращать вузы в конторы по выдаче дипломов. А то дожили - преподаватели за сдачу экзаменов берут у студентов деньги: заплатил ему тысячу рублей - зачёт в кармане… 

На двери в квартиру народного хирурга Фёдора Коваля прибита табличка: «Здесь живёт участ­ник Великой Отечественной войны» - её повесили накануне 70-летия Победы. Перехватив мой взгляд, Фёдор Данилович тихо говорит:

— Вспомнили, слава богу, словно в юность вернули. Вроде мелочь, а приятно. Вот так и живём между юбилеями Победы - тихо, каждый со своими болячками. Теперь о нас вспомнят лет через пять - к очередной годовщине. Кому нужны старики?

Кому они нужны? Нам всем! Особенно жителям маленьких городков и деревень, где такие, как Коваль, трудяги за копейки, не жалуясь, тянут лямку - лечат, учат, пашут, разносят почту. Если бы не они, Россия давно вымерла бы!

Оставить комментарий (4)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы