aif.ru counter
1779

Расселили на бумаге? Погорельцы из Волгограда полтора года ждут квартир

Надежда Кузьмина / АиФ

Пожар 

«Рома был дома во время пожара, мы его спускали через окно, благо соседи помогли. Обматывали его простынями, потому что задымило всё, страшно было, боялись, что задохнётся. Ему было 9 месяцев всего. Соседи выстраивались столбиком, брали его на улице», — Юлия Лыкова вспоминает с ужасом, что им пришлось им всей семьёй пережить 26 мая 2015 года. Тогда их двухэтажный дом на 8 квартир в Красноармейском районе Волгограда по улице Палласовская, 27 вспыхнул как спичка в считанные минуты. Нехитрое дело: дом 1952 года постройки, внутри деревянный, снаружи обложен силикатным кирпичом. Муж Виталий только пришёл с работы, поднялся по лестнице и едва помыл руки, как почувствовал едкий запах дыма. Открыл дверь, но путь вниз был отрезан. Лестница полыхала огнём. Юлия с мужем и 80-летней бабушкой уже спуститься не смогли. Их спасли пожарные.

Челябинское гетто. Как 40 лет существуют жители аварийного дома. Читайте в статье>>

Так сейчас выглядит дом внутри.
Так сейчас выглядит дом внутри. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

Уже полтора года дом лежит буквально в руинах. Внутрь подъезда не попасть: опасно. Может провалиться пол или остатки потолка упасть на голову. Позабытые детские игрушки, наспех вытащенное из пожара кресло — всё, что не успели украсть мародёры, так и осталось лежать здесь. Да и был ли смысл забирать? Дом признан аварийным в 2014 году и подлежал расселению в течение года, поэтому неудивительно, что люди после пожара надеялись получить вскоре новое благоустроенное жильё.

Суд

«Администрация взамен нам ничего не предоставила, мы все разъехались после пожара кто куда: кто к родственникам, кто на съёмное жильё, — рассказывает Юлия Лыкова. — И вот до сих пор — уже больше года прошло — ничего не делается».

Сгоревшие детские игрушки так и остались лежать возле дома.
Сгоревшие детские игрушки так и остались лежать возле дома. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

Устав ждать милости от властей, Юлия подала на администрацию в суд, где потребовала предоставить её семье жильё. Первый же суд, который состоялся в декабре 2015 года, поддержал истцов, но администрация Волгограда подала апелляцию. Но и суд апелляционной инстанции встал на сторону потерпевших.

Реалити-шоу «барак». Как добиться переселения из дома-развалюхи? Читайте в статье>>

Юлия Лыкова — единственная из всего дома добивается правды и защиты своих интересов в судах.
Юлия Лыкова — единственная из всего дома добивается правды и защиты своих интересов в судах. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

«Суд вновь в нашу пользу принял решение, 18 мая оно вступило в законную силу, но по сей день, хотя уже к концу год близится, администрация не выполняет решение суда, — рассказывает Юлия. — Говорят, нет денег в бюджете и всё. Они живут по своим квартирам в тепле, а у меня дочка постоянно спрашивает, когда у нас будет свой дом».

Виталий Лыков с дочкой Ангелиной и сыном Ромой.
Виталий Лыков с дочкой Ангелиной и сыном Ромой. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

У Юлии и Виталия трое детей. Старшей, Ангелине — 7 лет. Девочка только-только пошла в первый класс и мечтает завести котёнка. Но Лыковы пока не могут себе этого позволить: не всем хозяевам нравятся постояльцы с животными. «Мы за этот год уже 5 раз, наверное, переехали, — жалуется Юлия, — переезжаем и переезжаем с места на место».

И добиться исполнения решения суда администрацией Волгограда многодетная семья тоже никак не может. Ходили даже в приёмную администрации президента в регионе, но и там получили от ворот поворот. «Там нам сказали: А что вы хотели? Каждый день у нас горят дома по области, мы что обязаны всем давать жильё?» — вспоминает Юлия.

Расселили?

А между тем на официальном сайте реформы ЖКХ, где опубликованы все списки аварийных домов России, подлежащих расселению, дом Лыковых тоже есть. Только там он значится уже расселённым год назад. Может быть, администрация Волгограда и жильё погорельцам предоставила, только вот Лыковы об этом не знают?

Однако Лыковы ведь не единственные на этой горемычной Палласовской улице. Напротив точно такой же дом, готовый в любой момент обрушиться или загореться. Его жильцы практически в прямом смысле слова как на пороховой бочке.

«Вот возьмите лестницу: она вся трухлявая», — 32-летний Иван Губанов наглядно демонстрирует это, едва коснувшись перил. По его словам, дом атаковали крысы и мыши, ведь канализация вовсе не закрывается.

Иван Губанов показывает, откуда текут канализационные стоки.
Иван Губанов показывает, откуда текут канализационные стоки. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

«Мы из этих же дебрей, — добавляет мать Ивана Губанова, Нина Ивановна. — Нас переселили, а дети остались, только дом у них ещё хуже нашего. Здесь канализация открытая везде, и всем всё равно. У них за отопление 3,5 тысячи. Какие 3,5 тысячи за этот сарай за одно тепло? — возмущается пенсионерка. — Я все эти комиссии сама проходила: и областные, и городские. С 2006 года документов, когда я коснулась по администрации, на эти дома не было. Ни одна „аварийка“ не могла приехать ни к одному дому. Нам отвечали: „А вас нету! Нет на счетах“. Как это?! Если мы проживаем тут!»

Выгоревший подъезд дома по улице Палассовская, 27.
Выгоревший подъезд дома по улице Палласовская, 27. Фото: АиФ/ Надежда Кузьмина

Пока дяди и тёти в высоких кабинетах решают, предоставлять ли Лыковым жильё, исполнять ли решения суда, многодетная семья скитается по съёмным квартирам. А их соседи из дома напротив каждый вечер засыпают в страхе: не сгорит ли и их дом в считанные минуты как спичка? Удастся ли и в этот раз избежать человеческих жертв?

Смотрите также:

Оставить комментарий (4)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы