aif.ru counter
3144

Не в деньгах счастье. Миллионер, который всё бросил и уехал помогать людям

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. Какие контуры у нашего будущего? 29/07/2020
Николай Шило в с. Ильинское.
Николай Шило в с. Ильинское. © / Из личного архива

История миллионера, который бросил всё и уехал в глубинку помогать людям.

«Бывало, когда бизнес успешно шёл, в день по 100 тыс. долл. зарабатывал», — рассказывает Николай Шило о своей жизни в начале 1990-х гг. Однако пройдёт немного времени, и все свои деньги он отдаст на восстановление храмов и строительство реабилитационного центра для наркозависимых в Калужской области.

«Бандиты рвались в дом»

Первый звоночек о том, что ему, успешному бизнесмену, надо кардинально менять жизнь, прозвучал в 1990-х гг. К тому времени на родной Полтавщине Николай отгрохал двухэтажный особняк, у него первого в здешних местах появился новенький «мерседес». Дом Николая был похож на крепость: высокий железный забор, во дворе — две овчарки, на окнах — железные решётки. «Мой дом дважды пытались взять бандиты — их тогда рэкетирами называли. Поэтому я старался сделать его неприступным. Однажды ночью раздался грохот, дом буквально ходуном ходил. Думаю: банда всё-таки прорвалась. Вышел с ружьём — а во дворе никого. Собаки спокойные. Когда понял, что произошло, для меня это стало потрясением».

«На первом этаже у меня был оборудован бар, где проходили пьянки-гулянки, — чуть помолчав, продолжает он. — А на втором хранилась коллекция: я скупил 200 редких икон. Тягу к храму мне бабушка Матрона привила. До школы она водила меня в церковь, искорка эта осталась во мне. А тогда я понял: нельзя на одном этаже творить непотребства, а на другом хранить святые образа. После того события полгода каждую ночь мне один и тот же сон снился — несколько храмов на реке. Пошёл я к священнику. Он говорит: видать, надо тебе храм построить.

Восстановленный храм в честь пророка Божия Илии в с. Ильинское.
Восстановленный храм в честь пророка Божия Илии в с. Ильинское. Фото: АиФ/ Мария Позднякова

Нашёл я место, где храм строить. Но тут на меня СБУ (Служба безопасности Украины. — Ред.) насела, начали за мной следить — они за всеми следили, кто деньги имел. У меня уже в Москве квартира была. Переехал в Москву. А мысль о храме не оставляла. Как-то встретилась мне книжка „Оптинские старцы“. Прочитал. Поехал в Оптину пустынь. Там познакомился со старцем Илием (схиархимандрит Илий (Ноздрин) — духовник Оптиной пустыни и Патриарха Кирилла. Ред.).

Повёз меня старец в местечко Ильинское, что в 30 км от Оптиной, показать разрушенный храм в честь пророка Илии. Там в храме коровник устроили. Мы зашли. Навоза — по самые окна. На окне стояли три телёнка. И вдруг они все три одновременно головы склонили... Когда мы уезжали, батюшка Илий обронил: „Вот бы нашёлся кто-нибудь, кто этот храм восстановит“. Полгода я решался. Решился. И в этот момент... все мои деньги пропали.

Я свободные средства в трёх банках держал. И все три накрылись. Разом! Обратился в суд, но там сказали, что концы трудно будет найти. Но раз решил восстанавливать — надо восстанавливать. Вынул деньги из бизнеса. А спустя полгода, как храм начал восстанавливать, неожиданно первый банк все средства вернул, потом позвонили из второго и третьего банков — оттуда тоже деньги вернули. Так за 2 года на эти средства храм и восстановили».

В следующие годы Николай восстановил из руин ещё 2 старинных храма — в с. Копцево и с. Мошонки (Калужская обл.).

«Главное — чтобы человек хотел вылечиться»

В середине 2000-х гг. батюшка Илий предложил Николаю построить рядом с Ильинским храмом центр для реабилитации нарко- и алкозависимых. Так в поле недалеко от церкви возникло трёхэтажное здание. Одновременно Николай решил завязать с бизнесом и сосредоточиться на помощи тем, кому предстоит стать его подопечными. «Принимали тех, кого никуда не брали». — «Тяжело с таким контингентом?» — «Знаете, никто алкоголиков не понимает лучше, чем бывшие алкоголики. Я ведь сам долгое время страдал этой болезнью. В запои уходил. Деньги счастье не принесли. Пресыщенность какая-то появилась. Запои были страшные — иногда по месяцу. Дома я собирал коллекцию определенного ликёра. У меня было 100 бутылок. Так во время запоя выпил их все меньше чем за неделю. Бывало, мог трёхлитровую банку спирта за ночь выпить. Однажды чуть не умер. Когда скорая приехала, у меня пульс был 2 удара в минуту. Успели до реанимации довезти. Страсть винопития очень сильная... Начал восстанавливать храмы, а всё равно срывался. Бывало, подвыпившим приеду к старцу Илию, он меня в своей келье запирает на втором этаже. А я через окно вылезаю. Много у меня времени ушло, чтобы побороть эту страсть.

Схиархимандрит  Илий (Ноздрин) в реабилитационном центре «Ильинка» для нарко- и алкозависимых, 2008 г.
Схиархимандрит Илий (Ноздрин) в реабилитационном центре «Ильинка» для нарко- и алкозависимых, 2008 г. Фото: Из личного архива

Так что тех, кто у нас находится, прекрасно понимаю. Центр работает с 2008 г. Хотя порой руки опускались. Было несколько раз, что во время моего отъезда на территорию проносили наркотики. Чему удивляться? И в тюрьму проносят. Возвращаюсь — все обколотые, пьяные. Хочется всё бросить. В таких случаях старец мне каждый раз свой посох отдавал — вот, иди дальше. А теперь думаю: сколько людей к жизни вернулось, семьи создали. Через наш центр более 1000 человек прошло. Здесь главное — чтобы человек хотел вылечиться. Вот я — хотел».

«Вы так откровенно об этом говорите. Не против, если я это в тексте оставлю?» — спрашиваю Николая Емельяновича. «Не против. Это же правда...» Мы едем от Оптиной в сторону Ильинского. Надо заехать на ферму, потом за опилками для коров. На ферме как раз выгоняют бурёнок на пастбище. И дояр, и пастух, и остальные трудники здесь — из его центра. Ферма, где 65 голов, теперь основной «бизнес» экс-миллионера. Ещё у него есть гостиница для паломников рядом с Оптиной. Когда Николая благословили строить на этом месте гостиницу, ему не хватало 1 тыс. долл., чтобы выкупить землю. Времена, когда он ворочал сотнями тысяч, уже миновали. Про себя тогда решил: найдётся в этот же день тысяча — будет строить. И она нашлась. Он уже не удивляется, что на благое дело деньги находятся. Главное — начать это дело делать... Четвёртой церковью, которую вместе с другими неравнодушными помогал восстанавливать Николай, стал храм Владимирской иконы Божией Матери в с. Кудрино: «Думаю, это одна из самых красивых церквей в Калужской области».

Он вспоминает тот свой давний сон: «Когда восстановил первые три храма — в Ильинском, Копцеве и Мошонках, — понял, что эти храмы мне и снились. Они же все на одной речке расположены. И вот когда теперь их вижу вновь отстроенными — как в сон свой возвращаюсь. Всё сошлось!»

Недавно Николаю Емельяновичу исполнилось 73 года. Но покой в виде пенсии ему даже не снится. Подъём в 6 утра. Заботы о ферме, гостинице, реабилитационном центре. Он рад, что 20 лет назад променял московскую жизнь на сельскую. Обсуждает с одним из живущих в реабилитационном центре подробности резного иконостаса. Показывают фотографию готовой работы. Не верится, что эту красоту сотворил наркоман со стажем, у которого здесь открылся художественный дар. Его последняя работа — образ Иисуса Христа, распятого на Кресте. За такую задачу не каждый опытный художник возьмётся. А здесь самоучка, да ещё и вырезал из дуба, самой сложной для работы породы дерева. «Пути Господни неисповедимы», — говорит Николай Шило и увлекает за собой художника, чтобы идти вместе кумекать, как починить 30-летний трактор «Беларусь», — надо коровам сено заготавливать. «Да, вот бы нам кто-нибудь подарил новый трактор!» — куда-то в пространство произносит экс-миллионер. И что-то подсказывает, что мир его услышит. Дело-то благое!

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы