aif.ru counter
19.12.2012 00:05
384

История Евдокии Стаффорд: сибирячка почти 60 лет управляет британским пабом одна за всех

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. Контроль за расходами 19/12/2012
Дуся Стаффорд: «При мне здесь несколько поколений выросло». Фото: Маргариты Стюарт

Дусю здесь знает каждый. Правда, правильно выговорить её имя местные ну никак не могут: получается Ду´ша. Впрочем, лучше про Евдокию Стаффорд и не скажешь - в этом корреспондент «АиФ. Европа» убедился лично.

Она родилась в Сибири, пережила голод на Украине, три года провела в трудлагере в Германии. Там в конце войны Дуся и встретила своего будущего мужа - англичанина Джона Стаффорда, который увёз её в Уэльс. А в 1955-м он купил ей... паб. До сих пор в этом пабе нет не только второго бармена, но даже уборщицы - хозяйка всё делает сама. Через два года бабе Дусе исполнится 90 лет.

Королева кружек

Паб для британцев - не просто питейное заведение. Это главная «точка» для социальных контактов. В некоторых деревнях паб заменяет почту, прессу, развлечения, тут и ярмарка невест, и товарище­ский суд, здесь всей общиной празднуют свадьбы, крестины и дни рождения. Хозяин местного паба - один из самых уважаемых членов местного общества наравне со священником и док­тором.

- Уже 57 лет я управляю этим пабом. В этом году наша Елизавета II отпраздновала бриллиантовый юбилей своего правления, а через 3 года я буду праздновать. Она королева там, а я королева здесь, ведь при мне несколько поколений уже выросло. Видите того пожилого мужчину? Он впервые пришёл сюда, когда ему 18 исполнилось. Я ему его первую кружку пива и налила.

Началось всё с того, что у моего мужа закончился контракт с работодателем. Переезжать в другое место, где есть работа, я наотрез отказалась, мне здесь очень нравилось. Он спросил меня тогда, чем хочу заниматься. Я и заявила: хочу быть хозяйкой паба! Хотя тогда ничего об этом бизнесе не знала. Я просто считала, что если хочу выучить язык и сойтись с местными жителями, то лучшего занятия мне не найти. Муж на это сказал, что тогда я должна быть готова сама вести дела, нести ответственность и на него не рассчитывать. Сначала было трудно, но потихоньку дело пошло. Это сейчас тут уютно и чисто, а когда я впервые сюда вошла, здесь был просто ужас. Стены сырые, трубы текли, двор по колено зарос сорняками и завален мусором. Но я закатала рукава... Бывало, клиент зайдёт в то время, как я мешаю цемент, я руки вымою, пива ему налью и опять за работу.

Евдокия в молодости Евдокия в молодости. Фото из личного архива

Когда разнеслась весть, что в нашей деревне русская женщина заправляет пабом, на меня приезжали посмотреть издалека. Это сейчас никого не удивишь, а в 50-х годах иностранцев, тем более русских, тут и в помине не было. Люди приходили, пили пиво, убеждались, что у меня нет ни рогов, ни копыт, а потом возвращались снова и снова. Посетителей становилось всё больше.

Всё здесь делаю я сама. Здоровье? Даже и не помню, когда последний раз болела. Вот только вчера к зубному сходила, и всё. Энергии у меня тоже на троих хватит, я ведь сибирячка. Когда кризис грянул, я не только не задирала цены, а ещё и снизила их. Ведь каждого посетителя десятки лет знаю, неужели со своих драть? Поэтому мой бар никогда не пустует. Кстати, ещё до кризиса ввели закон о запрете курения в общественных местах. Люди стали дома пить, потому что так удобнее и дешевле. А я во дворе навес по­ставила, где и посидеть можно за кружкой пива, и покурить, и от дождя укрыться. Выход из любой ситуации можно найти.

В Сибири, где я родилась, у родителей была ферма. Раскулачили, всё отняли. Мы подались на Украину, а вскоре там начался голод. Мой брат и отец умерли, но похоронить мы успели только брата. Отца отвезли в больницу, а нам пришлось бежать в Донбасс - там у мамы жил брат-шахтёр. Она тоже устроилась на работу в шахту. Было безумно тяжело, но она всё время повторяла: «Будет лучше, обязательно будет лучше». Однако лучше не стало, началась война, пришли немцы, и в 1942-м нас с мамой угнали в Германию. Три долгих года: днём работа на полях, а вечером нас запирали, как скот, в большой барак. Когда в конце войны на Германию стали сыпаться бомбы, мы даже укрыться не могли. Стояли вдоль окон и молились, чтобы какая-нибудь шальная в наш барак не угодила. Пронесло. Потом пришли американцы и выпустили нас. Перевезли в спецлагерь. Когда стали отправлять людей домой, дали большой грузовик, но все в него не влезли. Я сказала маме: ты езжай, а я поеду на следующем, но следующего не оказалось... Я заболела плевритом, попала в больницу, а когда выписалась, в городе уже были англичане.

«Женюсь на тебе прямо здесь»

Это была любовь с первого взгляда. Джон так и сказал: «Никуда не отпущу и женюсь на тебе прямо здесь». И дейст­вительно, выхлопотал разрешение, и мы расписались в Германии. А через две недели уже были в Англии. Я ни минуты не жалела. И даже не скучала по Родине. Что я помнила? Ужасы раскулачивания, страх голода. Помнила, как умирали мой отец и брат, как мама вкалывала в шахте. А кроме того, известно, какая судьба ждала очень многих, вернувшихся после войны домой. Через несколько лет я стала разыскивать свою маму. Оказалось, она уехала далеко - в Казахстан. Мы стали переписываться, но больше никогда не увиделись. В 1970-х, когда холодная война достигла своего пика, переписка прервалась. Один из её родственников, тогда ещё совсем молодой человек, пообещал маме, что когда-нибудь обязательно меня найдёт и повидает. Но она не успела передать ему мой адрес - не дожила. А родные, опасаясь проблем из-за контактов с заграницей, сожгли все письма.

                                                               
Кстати
В 1955 г. ещё по прежним, очень строгим правилам (их ослабили только в 2003-м) Евдокия Стаффорд получила лицензию, дающую право торговать алкоголем в её пабе, - на данный момент это самая старая в Великобритании лицензия, выписанная бессменно на одно и то же имя и заведение.

Только с началом перестройки стало возможно без страха вспомнить о родственниках за границей. Тогда меня нашли - через Красный Крест. Юрий уже к тому времени семьёй обзавёлся, но приехал ко мне в гости в Уэльс, выполнил обещание, которое дал моей маме. И я пригласила их всех переехать сюда насовсем. Начала оформление документов, но очень скоро поняла, что наше ведомство по делам ино­странцев говорит и пишет складно, а дело не двигается. Подала в суд и выиграла. Сейчас они живут в нашей деревне, и у меня есть семья. Только человек, который долго был разлучён с родными, может оценить, какое это счастье. А кроме того, мне теперь есть с кем поговорить по-русски. Их мальчики и дочка - внуки мои теперь, своих детей у меня никогда не было. Жена Юры иногда помогает в баре, когда наплыв посетителей. Её здесь уже прозвали Молодая Ду´ша. А когда меня не станет, паб перейдёт к ним. Я уже решила, что ни за что его не продам, он должен остаться в семье. Но до этого ещё далеко...

У меня есть прекрасное хобби - цветы. Люблю в земле копаться. У нас тут обычай - каждое лето выбирают наиболее красиво украшенный цветами дом. В этом году мой паб занял первое место! Я весной и летом никуда не езжу, только цветами занимаюсь. Паб в дневное время закрыт, поэтому я, как за последним посетителем дверь закрою, сразу в сад, в любую погоду.

Секрет долголетия? (Машет руками.) Не знаю, ничего не знаю. Никакого секрета нет. Работать надо. Я оптимистка, никогда себя не жалею. Считаю, то, через что я прошла, только закалило меня, и в конце концов всё обернулось к лучшему. Мне болеть некогда, а уж умирать и подавно. Сначала все свои юбилеи отметить надо. Мы планируем большое гулянье устроить, вся деревня будет праздновать со мной!

Смотрите также:

Оставить комментарий (5)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество