aif.ru counter
1860

Доктор Маруся. Как поездки верхом помогают особенным детям

© / Лилия Утикеева / АиФ

Солнечный мартовский день на Казанском ипподроме. Сегодня здесь проходят очередные занятия иппотерапией для детей с отклонениями развития. После обеда инструктору Светлане Бадртдиновой предстоит работа с тремя детьми: двумя девочками и мальчиком. Все они очень разные, но их объединяет один общий диагноз: детский церебральный паралич.

Дети и лошади: как Маруся лечит Камиллу

Иппотерапией дети с отклонениями развития начали заниматься на казанском ипподроме три года назад. Их организатором выступила Благотворительная общественная организация республики Татарстан «Детям». На первые занятия ходило всего трое детей, сейчас «клиентов» более тридцати. Иногда пациентов больше, иногда меньше: дети ездят на операции, тогда у кого-то из них бывает длительный перерыв в занятиях. Занятия ведут три иппотерапевта, детей катают две лошади — самые опытные и покладистые.

Иппотерапией дети с отклонениями развития начали заниматься на казанском ипподроме три года назад
Иппотерапией дети с отклонениями развития начали заниматься на казанском ипподроме три года назад. Фото: АиФ / Лилия Утикеева

Одно занятие длится 30 минут. Казалось бы, почему так мало? По словам Светланы, для таких детей это уже существенная нагрузка. «Двадцать минут катания на лошади адекватно двум часам лечебной физкультуры: как по нагрузке, так и по воздействию на мозг ребенка», — говорит инструктор Светлана.

Первая в расписании на сегодня — 9-летняя Камилла. На ипподром её привезли мама с дядей. Камилла — давняя клиентка, иппотерапией она занимается три года.

«Конечно, результат налицо,  говорит её мама Лейсан Шакирова.  Сейчас мы уже осваиваем ходунки, и для нас это  серьёзная победа. Камилла стала сидеть самостоятельно, например, за столом во время еды, раньше у неё это не получалось. Сколько мы с этим бились  операции, реабилитация, и все эти годы сдвигов не было. А уж о том, какой эмоциональный подъём Камилла переживает после каждого занятия на лошади, даже говорить не приходится! Психоэмоциональное состояние улучшилось, дочь стала спокойнее, повысилась успеваемость в школе».

На ипподром 9-летнюю Камиллу привезли мама с дядей
На ипподром 9-летнюю Камиллу привезли мама с дядей. Фото: АиФ / Лилия Утикеева

Для каждого ребёнка на каждом сеансе  особый набор упражнений. Вот Камиллу сажают на лошадь, коневод ведёт животное за узду, справа и слева девочку страхуют: с одной стороны дядя, с другой  инструктор.

«У нас есть комплекс стандартных поз на лошади, например, лицом вперёд,  поясняет иппотерапевт.  Считается, что движение на лошади в этой позиции подобно ходьбе на ногах  мозг получает аналогичные импульсы. Другая поза  вперёд спиной  позволяет ребёнку осваивать и чувствовать пространство позади себя. Это очень важно, так как удетей с ДЦП или аутизмом нет ощущения этого пространства. Когда такого ребёнка сажаешь на лошадь, он находится в несвойственном ему положении, и считается, что мозг получает дождь импульсов, который перекрывает патологические рефлексы. Между тем темп, ритм, последовательность и сложность упражнений для каждого ребёнка и сеанса разные. Всё зависит от юного пациента: его общего состояния и даже от того, в каком настроении он пришёл сегодня — вялый или бодренький».

Камилла  давняя клиентка, иппотерапией она занимается три года. Фото: АиФ / Лилия Утикеева

Коневод Лада ведёт лошадь Марусю по коридору так называемого «бублика»  крытого помещения, где занимаются верховой ездой. Идут медленно, вот небольшая остановка, смена положения. Затем делают небольшой кружок: под воздействием центробежной силы у ребёнка начинают работать боковые мышцы. Чтобы удержать равновесие на лошади, ему нужно приложить дополнительные усилия. Затем Камилле дают в руки палочку  как бы поводья, девочка держит её, сохраняет равновесие, поднимает руки вверх, опускает. Огромное внимание уделяется правильной посадке.

Лошадкам-тихоходам нужен полупородистый друг

Пожалуй, лошади в иппотерапии  не просто помощники, а главные действующие «лица». «Коллеги» наших иппотерапевтов на казанском ипподроме — две лошадки: 8-летняя Эмма и 12-летняя Маруся. Спокойные, терпеливые, мощные и непугливые — как раз то, что нужно для подобных занятий. История их появления на ипподроме тоже примечательна. Например, рыжую Марусю нашли в Азнакаевском районе Татарстана в запущенном состоянии, с очень больными ногами. Но даже за такую лошадь хозяева запросили 95 тысяч рублей. В Казани её выходили, вылечили, теперь она сама — врач для детишек. Эмма  «москвичка», Светлана с мужем и коллегой ездила за ней в столицу, лошадь выкупили за 75 тысяч рублей.

«Сейчас мы мечтаем приобрести третью лошадь, не такую спокойную, как Эмма и Маруся,  говорит Светлана.  У нас есть дети, которые уже хорошо держатся в седле, им нужно идти дальше  учиться управлять. Поэтому идеальный для нас вариант — полупородистая лошадь из-под выездки, не слишком высокая, с плавным, правильным аллюром».

«Ему больно, но мы всё делаем очень аккуратно»

После Камиллы — занятие у 14-летнего Динислама Канафеева. Он приезжает на занятия с мамой Лилей. Они проходят курс иппотерапии с ноября 2012 года (правда, с перерывом на операцию).

После Камиллы занятие у 14-летнего Динислама Канафеева. Он приезжает на занятия с мамой Лилей
После Камиллы занятие у 14-летнего Динислама Канафеева. Он приезжает на занятия с мамой Лилей. Фото: АиФ / Лилия Утикеева

Динисламу очень нравятся занятия. «Становлюсь более расслабленным, после них хорошо спится, настроение улучшается»,  говорит он.

Мама добавляет: «Динислам очень ждёт этих встреч: для него это и разнообразие в жизни, так как он практически весь день проводит дома. Конечно, очень хороший эффект: были сложности после операции, много месяцев сын провёл в гипсе, но благодаря лошадке есть результат  уменьшилась спастика ног, он стал гораздо лучше сидеть».

У Динислама  вывих тазобедренного сустава, и его занятия очень отличается от курса Камиллы. Сеанс мальчик начинает в положении лёжа поперек лошади. «Ему больно, но мы всё делаем очень аккуратно, чтобы он не уставал сильно,  поясняет Светлана. — Знаете, что чувствует ребёнок с ДЦП? Представьте, например, что вы ночью отлежали локоть, и какие это неприятные ощущения. А у них такое состояние во всём теле всегда».

Динислам проходит курс иппотерапии с ноября 2012 года (правда, с перерывом на операцию). Ребёнок признаёт, что очень нравятся занятия
Динислам проходит курс иппотерапии с ноября 2012 года (правда, с перерывом на операцию). Ребёнок признаёт, что очень нравятся занятия. Фото: АиФ / Лилия Утикеева

Динислам завершает занятие, и наступает черёд 10-летней Эльзы. «Хохотушка»,  так называют её здесь, потому Эльза, чуть что, тут же заливается смехом.

Мама Эльзы Люция очень рада, что им удаётся пару раз в неделю посвятить иппотерапии. «Она стала совсем другой,  говорит мама Эльзы.  Учится в обычной школе только на пятёрки и четвёрки. Стала более общительной, эмоциональной, хорошо сидит».

Наступает черёд 10-летней Эльзы. «Хохотушка»,  так называют её здесь, потому Эльза, чуть что, тут же заливается смехом. Фото: АиФ / Лилия Утикеева

Эльза уже уверенно держится на лошади. По требованию инструктора ложится назад и встаёт, затем поднимает-опускает руки, сжимает-разжимает кулаки, наклоняется, поворачивает корпус то вправо, то влево  и всё это в движении верхом.

Себестоимость одного такого занятия в Казани  800 рублей, в Москве и Санкт-Петербурге  до 1500 руб. Часть суммы вносит Благотворительная общественная организация Татарстана «Детям», остальное  родители. В среднем один сеанс обходится мамам и папам в 350 руб. Но чаще всего дети занимаются бесплатно, либо взимается минимальная сумма  100 рублей (мамы-одиночки, многодетные семьи и т.д.).

Эльза уверенно держится на лошади
Эльза уверенно держится на лошади. Фото: АиФ / Лилия Утикеева

«Сейчас у нас всё хорошо организовано, крепкая дисциплина,  говорит Светлана.  Всегда все приезжают вовремя, предупреждают заранее, если не получается приехать. Есть стабильное расписание, при этом оно довольно гибкое: если нужно, сеансы меняем местами. Это очень удобно, так как у родителей детей-инвалидов очень сложный график: то больница, то школа, то реабилитационный центр».

По словам инструкторов, желающих заниматься очень много, поэтому и нужна третья лошадь. Помимо этого, необходим собственный крытый манеж и как минимум ещё один инструктор-иппотерапевт (их обучают в Москве в специализированном центре). На всё это нужны средства, поэтому специалисты с благодарностью примут любую поддержку.

СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ
Оставить комментарий (1)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы