Примерное время чтения: 10 минут
4009

Дала слово Алене. Жанна спасла детей погибшей соседки, а их вернули в ДНР

Сюжет Женщины на войне
Жанна Лукоянова спасла детей погибшей соседки, но опека забрала их у ее семьи.
Жанна Лукоянова спасла детей погибшей соседки, но опека забрала их у ее семьи. Скрин видео ANNA News.

Двоих детей-сирот органы опеки г. Шахтерска (ДНР) вернули из России в охваченную огнем республику. Чиновники под разными предлогами не дают соседке погибшей матери, которая спасла малышей, оформить опекунство.

Волонтер из Таганрога Лариса помогла семье Жанны Лукояновой и двум детям-сиротам выехать из зоны боевых действий и обустроиться в России.

Но все ее труды пока не принесли результата — детей из России по решению органов опеки города Шахтерска (ДНР) принудительно отправили вновь в Донецкую народную республику. В это сложно поверить — но это так.

Благодаря волонтеру Ларисе я созвонился с Жанной, которая вернулась с семьей из России в Мариуполь, чтобы найти детей соседки...

Погибшая 24-летняя Алена Скворцова, ее двух детей спасла семья Жанны.
Погибшая 24-летняя Алена Скворцова, ее двух детей спасла семья Жанны. Фото: Личный архив Жанны Лукояновой.

Гибель беременной Алены

Жанна Лукоянова жила в общежитии города Мариуполя на улице Гугеля, 14. Это в 300 метрах от завода «Азовсталь», где весной развернулись ожесточенные бои союзных сил с украинскими войсками.

В апреле ее семья — мама, инвалид без ноги, троюродная сестра, два несовершеннолетних ребенка — и ещё около 40 человек спасались от бомбежек в подвале дома-общежития.

В подвале была и ее соседка Алёна Скворцова, беременная на пятом месяце, с двумя малолетними детьми.

7 апреля Алёна вышла из подвала поставить чайник на костёр. В это время во дворе разорвался украинский снаряд.

Алене осколками поcекло ноги. Она доползла до входа к подвалу, последним, кого она видела, был старший сын Жанны Владислав. Она попросила юношу побеспокоиться о ее детях.

24-летняя девушка умерла от потери крови. Похоронить ее под постоянными обстрелами не представлялось возможным, поэтому тело укрыли одеялом, она осталось лежать на улице около дома.

Артем и Даша Скворцовы, которых опека Шахтерска депортировала из России в ДНР.
Артем и Даша Скворцовы, которых опека Шахтерска депортировала из России в ДНР. Фото: Личный архив Жанны Лукояновой.

Так ее дети, Артем и Дарья Скворцовы (5 и 6 лет), остались сиротами.

«Я дала себе обещание не оставлять детей Алёны на произвол судьбы, взять самой опекунство над ними, ведь родни у них нет, — рассказывает aif. ru Жанна. — Артем и Дарья выросли у меня на глазах. Алена сама из детского дома и вряд ли она желала такой судьбы своим детям».

Жанна добавляет: «Снится мне Алена, просит забрать детей».

Поиск документов Артема и Даши

Жанну и других обитателей подвала союзные войска эвакуировали в село Безыменное (ДНР).

Женщина заявила о ситуации в близлежащую администрацию Шахтерска (ДНР) и попросила дать ей временную опеку. Чиновники пообещали, что сделают временное опекунство.

Через месяц Жанне сообщили, что для оформления документов нужно свидетельство о рождении детей. Но эти бумаги остались в подвале.

20 мая Жанна с сестрой и сыном поехали в Мариуполь, чтобы найти документы Артема и Даши.

«Пробирались через блокпосты, в это время в плен российским войскам сдавались „азовцы“, — вспоминает женщина. — Российские военные не пускали нас к общежитию, говорили, что там заминировано. Я офицеру объяснила, что очень надо, потому что дети в подвешенном состоянии — нужно найти свидетельство о рождении».

Жанна убедила людей в погонах, им дали сопровождающего военного. К большому разочарованию, в подвале они не нашли документов, потому что там был кромешный хаос.

Жанна обратила внимание, что тело Алены продолжало лежать, накрытое одеялом. С момента ее гибели прошло полтора месяца.

Что осталось от общежития на улице Гугеля, 14 в Мариуполе.
Что осталось от общежития на улице Гугеля, 14 в Мариуполе. Фото: Личный архив Жанны Лукояновой.

Нет тела — нет «документа о смерти»

Без документов вывезти малышей в Россию было проблематично. Поэтому в следующий раз Жанна приехала в Мариуполь 4 июня, когда город окончательно освободили.

В подвале она нашла свидетельства о рождении детей!

Женщина посетила полицию, где объяснила ситуацию и просила, чтобы Алену похоронили и выдали Жанне свидетельство о смерти.

Оказалось, что МЧС забрало тело, его увезли в морг. Дальше концы оборвались.

«По сей день мы не можем найти, где похоронили Алену, — продолжает Жанна. — Стало известно, что перед погребением у погибшей взяли анализ ДНК. Поэтому мы с детьми ездили из Шахтерска в Мариуполь сдавать ДНК детей — это, надеюсь, поможет установить место захоронения Алены».

В администрацию Шахтерска семья предоставила свидетельства о рождении детей, но чиновники для оформления опекунства потребовали еще свидетельство о смерти матери.

До сих пор место захоронения Алены не определено, а значит нет свидетельства о смерти. 

Детей вернули на войну

Семья Лукояновых стремилась уехать в Россию, главная причина — 70-летней матери Жанны Людмиле Аркадьевне требовалась медицинская помощь. К этому времени Лукояновым уже помогали волонтеры из российского Таганрога. Среди них ранее упомянутая Лариса-волонтер, а также ее землячка — таганроженка Ирина Стукалова из благотворительной организации «Добро в Таганроге».

Семья с двумя детьми-сиротами въехала в Таганрог, а затем по распределению переселенцев отравили в пункт временного содержания (ПВР) Кочубеевского района Ставропольского края.

Как оказалось, это было ошибкой. В ПВР у семьи детей забрали, их определили в Детский дом села Балахоновское (Ставропольский край).

«Когда мы посещали малышей, Артем и Даша плакали, просились домой», — говорит Жанна.

А дальше случилось странное — в ставропольский детдом пришло постановление, по которому детей необходимо депортировать в ДНР...

То есть опять в зону боевых действий, откуда их с таким большим трудом вывезли.

Когда семья узнала, что детей депортировали в ДНР, то все вернулись в родной Мариуполь.

«Опека недовольна, что вывезла детей в Россию»

В Мариуполе Лукояновым администрация предоставила жилье в частном доме, пока хозяева отсутствуют. Их общежитие восстановлению не подлежит — строение снесут. Семья не может забрать там личные вещи, потому что второй этаж лег на первый и полностью сгорел.

«Я предполагаю, что опека Шахтерска недовольна была тем, что я вывезла детей в Россию. Они не запрещали, но когда я работнику опеки сказала, что мы завтра в Россию выезжаем, то она ответила, так: „Езжайте, но вас никто не выпустит“. У меня есть подтверждение этих слов в СМС» — говорит Лариса.

Сегодня мариупольская опека должна подать официальный запрос в администрацию Кочубеевского района Ставропольского края, чтобы узнать, где находятся дети, куда их депортировали.

Жанне не говорят, где дети, но семья предполагает, что их отправили в детский дом города Харцызска (ДНР).

По ее словам, они мониторили адреса детских домов в республике, и самое безопасное место — Харцызск. Женщина считает, что малышей вряд ли повезли в Донецк, где не прекращаются обстрелы, а Харцызск — это глубокий тыл.

Жанна не сидит сложа руки — она подала документы на признание матери детей без вести пропавшей, что даст шанс на получение документа об Алениной смерти.

Женщина мониторит базы захороненных мариупольцев, журналы моргов и фотографии неопознанных трупов. Пока безрезультатно, где похоронена Алена — не известно.

«Понимаете, у меня теперь смысл жизни — выполнить долг перед погибшей Аленой, — признается Жанна. — Любая мать не бросила бы детей при таких обстоятельствах. Я знала Алену много лет, жили на одном этаже, у меня вторая комната, у нее — шестая. Ее дети у меня на глазах выросли».

Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Мария Львова-Белова откликнулась на просьбу Жанны помочь ей.

«Случай с детьми погибшей Алёны Скворцовой выходит за все рамки человеческого понимания, — ответила она Жанне. — В Россию из зоны боевых действий взрослые вывозили немало детей-сирот, и всем давали без проблем права на опеку. Я готова защищать ваши интересы. Вы их спасли, а значит имеете полное право на их опеку, а так еще и плохими остались».

Aif. ru направил запросы в руководителю детского дома № 20 «Надежда» (Ставропольский край) и руководителю Службы по делам семьи и детей г. Шахтёрск (ДНР). Мы продолжаем следить за судьбами Жанны и детей Алёны.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах