aif.ru counter
3884

Челябинское гетто. Как 40 лет существуют жители аварийного дома

В доме не расселили лишь 4 квартиры.
В доме не расселили лишь 4 квартиры. © / Надежда Уварова / АиФ

Они — не изгои, не вынужденные переселенцы и не маргиналы. Несколько семей дома по улице Сталеваров, 84 «б» оказались брошенными на произвол судьбы в наполовину расселённом и оккупированном бомжами доме.

Чужие среди своих

«Проходи, дорогая, проходи, — бросается на шею пожилая жительница страшной, облезлой двухэтажки на окраине Челябинска. — Ой, бомжи увидят, что новые люди приехали, так, может, мимо пройдут, будто и не обитают здесь вовсе».

Как будто услышав слова старушки, откуда ни возьмись, появляются двое мужчин. Грязные, в ободранной одежде, с чёрными руками и лицами, они поворачивают свои телеги и направляются мимо дома, словно просто проходили тут. Бабушка вздыхает: как бы так сделать, чтоб они и не вернулись сюда больше?

Увидев, что к жильцам приехал в гости журналист, незваные соседи прошли мимо.
Увидев, что к жильцам приехал в гости журналист, незваные соседи прошли мимо. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Тамаре Сергеевне Горламовой 82 года. В этом доме она прожила полжизни, со дня постройки. Схоронила мужа, недавно ушла дочь, остались двое внуков и зять. Всё время, что себя помнит, старушка ждёт расселения убогого жилища. По документам их дом — далеко не самый старый в Челябинске, 1950-х годов. На самом деле ему лет на 10 больше, уверяют жильцы. Его возводили пленные немцы. Местная легенда гласит: один из них, не вынеся тягот жизни на чужбине, повесился в одной из комнат, прокляв дом. С тех пор каждый, кто остался здесь жить, считает, что несчастье произошло именно в его квартире.

Дело в том, что дом по Сталеваров, 84 «б» давно признан аварийным. На руках у жильцов распоряжения, приказы, постановления, подтверждающие, что их обязаны расселить. Мелькают цифры: в 2012, в 2013, в 2015. Но воз, то есть жильцы, и ныне там: удивительное рядом, властям удалось расселить лишь часть жильцов, оставив здесь четыре квартиры.

Дом официально признан аварийным в 2012 году.
Дом официально признан аварийным в 2012 году. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

«Вот смотрите, — из подъездов к нам с Тамарой Сергеевной подтягиваются другие жильцы, — тут, в газете, чёрным по белому напечатан список домов, подлежащих расселению в 2006 году. Наш дом в нём есть! То есть как минимум ровно десять лет назад мы и должны были уже переехать. По факту потом оказалось, якобы документы потеряны, а все программы по расселению закончились».

Жильцы дома уже десять лет значатся в списке на расселение, о чём свидетельствует газета 2006 года.
Жильцы дома уже десять лет значатся в списке на расселение, о чём свидетельствует газета 2006 года. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Самое непонятное в этой ситуации то, что большую-то часть дома расселили. Собственникам одно- и двухкомнатных квартир предложили прекрасные квадратные метры в новых, недавно сданных домах. А трёхкомнатных, мол, нет! Потому — ждите.

«Мы оказались чужими, никому не нужными, — слёзы текут ручьём по лицу Тамары Горламовой. — Доченька моя раком заболела, лежала за шторкой, умирала, я думала, хоть внукам удастся пожить в хорошей квартире. Так нет ведь. Ну, где справедливость?».

Какой-то юморист пытается создать подобие чистоты за стенами убогого жилища.
Какой-то юморист пытается создать подобие чистоты за стенами убогого жилища. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Ужасы нашего городка

Вообще-то подобных домов по Сталеваров несколько, но этот, 84"б" — самый ужасный. Кажется, и жильцы стараются заходить в свои квартиры только по мере особой необходимости. Всё время готовы стоять у подъезда, но не внутри его.

В расселенных «однушках» и «двушках» прочно обосновались бомжи и алкоголики. Повыбивав плохонькие деревянные двери, они расположили свой скарб прямо на голом полу. Забитые картоном окна их ничуть не смущают. Маргиналы тут же нашли, чем поживиться: срезали старые батареи и сдали в металлолом. Причём средь бела дня, при всём честном народе. Пока старушки, которые остались брошенными в доме, испуганные, расстроенные и униженные, тихо плакали и вздыхали, что зимовать им теперь без тепла, дурно пахнущие молодчики сдали отопительные радиаторы в пункт приёма металлолома. Пир горой стоял два дня, но веселились далеко не все. Теперь, ужасаются жильцы, мерзнуть им долгой уральской зимой... Во втором подъезде батареи пока есть, но бомжи не дремлют.

Эту расселённую квартиру захватили бомжи.
Эту расселённую квартиру захватили бомжи. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Вход в подъезд встречает темнотой. Двери давно нет: она первая «переехала» в пункт приёма металлолома. Сразу за дверным проёмом слоями слезает слабое подобие штукатурки иссиня-чёрного цвета. Под потолком проходит газовая труба. Более всего жильцы боятся, как бы с ней чего не вышло: или бомжи выдернут, или кусок отпавшего потолка сломает. Тогда всё, реальная катастрофа.

Основная тревога – за газовую трубу. Плесень добралась до потолка, стена держится на честном слове.
Основная тревога – за газовую трубу. Плесень добралась до потолка, стена держится на честном слове. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

В подъезде не просто дурно пахнет, амбре стоит такое, что невозможно находиться дольше нескольких минут. Неужели и тут бомжи постарались? Оказывается, в квартире на первом этаже раньше жила старушка, которая держала в квартире сразу около 20 кошек и столько же собак. По иронии судьбы ей принадлежала не вся квартира, а лишь комната. Во второй проживал и прописан по сей день немолодой, скромный, приличный мужчина. Вот он стоит передо мной и смотрит умоляюще в глаза: «Скажите, что мне делать? Разве можно жить в таких условиях? Да, я бросил комнату и перешёл жить к родственникам! А разве тут реально хоть как-то существовать? Смешно, но жителям трёхкомнатных квартир хоть что-то предлагают, мне так и вовсе ничего. Как будто меня и нет!».

По этой лестнице жильцы поднимаются в свои квартиры.
По этой лестнице жильцы поднимаются в свои квартиры. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

«Что-то», как оказалось, это комнаты в резервном фонде. Как поясняет жительница второго этажа Вера Орехова, учительница труда в местной школе, им всем ввиду отсутствия 3-комнатных квартир в жилфонде города предлагают разместиться в резервном фонде. Временно, подчеркивают чиновники, пока им не подыщут жильё, в соответствии с законами РФ. «Нет ничего более постоянного, чем временное, уж мы-то знаем, — парирует Вера Васильевна. — Вон, прямо напротив нашего дома стоит барак. Он в своё время тоже числился „резервным фондом“. Двадцать шесть лет назад в него запихнули несколько семей, точно так, на время, на пару месяцев. Мол, вот дома построят, и вы переедете. Это было 26 лет назад. И всё это время люди так тут и живут, и уж, видимо, навсегда останутся».

«Попасть» также жильцы по Сталеваров, 84 «б» не хотят. Властям больше не верят: слишком часто их обманывали. «Придём на приём в местную, районную, администрацию, в комитет по имуществу и земельным отношениям, в город, в область, и начинается, — рассказывает пенсионерка Орехова. — То наши документы потеряли, а их в деле было 120 листов подшито. То объявляют нам, мол, все государственные программы по переселению закончились, вас просто некуда отнести. Или, мол, ну ждите, чего уж, вот дом рядом построят и вам выделят в нём квартиры».

Таких домов в округе выросло уже штуки 3. Однако квартир в них для этих людей не оказалось.

Здесь была железная дверь, теперь вход в подвал выглядит как пещера.
Здесь была железная дверь, теперь вход в подвал выглядит как пещера. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Вера Орехова показывает документ, который ввёл и её, и других жильцов в ступор. Там сказано, что люди должны... сами снести свой дом! Такое предписание получено было лишь раз. Позже предлагали просто ждать: новые дома строятся, скоро и вам выделят квартиры.

«Нет трёхкомнатных, почему бы не предложить „двушки“? — недоумевают люди. — Мы б с радостью согласились! Чиновники боятся, что это не по букве закона, мол, нажалуемся куда надо, и полетят головы. А то, что нас тут в любой момент может прибить рухнувшая крыша или бомжи ночью прирежут, так это не страшно, виновных не будет».

Жители подъезда боятся, как бы стена не упала на голову.
Жители подъезда боятся, как бы стена не упала на голову. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Вместо «трёшки» — 6 квадратных метров

По словам здешних обитателей, сейчас им принудительно, усиленно предлагается переезд в резервный фонд. Мол, их собрали и сказали: для вас выделены комнаты из расчёта 6 квадратных метров на семью. Пока их десять, всем места хватит. Будете тянуть время — останется 5. Тогда, де, уплотнить вас придётся.

«Я никуда не поеду на таких условиях, — горячится Вера Орехова. — У меня трёхкомнатная квартира, пусть и в убогом доме, но отделанная с любовью. Сами поставили ванну, её ж, когда дом сдавался, не было предусмотрено. Сколько я билась, чтоб кровлю отремонтировали, тут же лило ручьями на голову! Площадь — 54 метра. У меня муж и лежачая больная мама с онкологией. Неужели мы все втроём поедем на 6 метров? Не на 18, а на 6! Мы же не скот, чтоб так жить!».

Все эти годы люди, не желающие жить в подобных условиях, обращались во все инстанции. Писали письма, жалобы, обращения. Обратятся к Путину — бумагу спустят ниже, на область, оттуда — на город и район. Так и получилось, что пришлось иметь дело им все эти годы с одними и теми же ответственными.

«Когда начинала биться за место под солнцем, держала на руках сына, — рассказывает другая жительница. — Прошло 30 лет, внуку столько, сколько было сыну. У меня вырезок из газет с обещаниями депутатов, строителей, чиновников о нашем переселении столько, что обои можно из них поклеить. А толк где? Просто не держат слово!».

Висящий в подъезде плакат предвыборной агитации выглядит издевательски.
Висящий в подъезде плакат предвыборной агитации выглядит издевательски. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Квартплата как за «элитку»

Будучи людьми дисциплинированными и старой закалки, все жители «гетто» исправно платят за квартиры. «Какое обслуживание? Какой ремонт? — сокрушаются они, показывая квитанции, — тут сто лет ничего не делалось! Однако по счетам мы платим, как иначе?».

Все жильцы «гетто» исправно платят за коммунальные услуги.
Все жильцы «гетто» исправно платят за коммунальные услуги. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

У Веры Ореховой ровно год назад не было отопления. Чтобы не замерзнуть, женщина вынуждена была круглосуточно включать обогреватель. Счета за электроэнергию пришли космические. Например, за март по итогам всего зимнего периода пришлось отдать около 7 тысяч рублей только за свет. «Посмотришь на счета — в „элитке“ живём, — рассказывает учитель. — Хотелось, конечно, отдохнуть, на пенсию уже выйти, да где там. Надо деньги копить, не будем же мы тут доживать. Может, придётся добавлять на покупку новых квартир. К чему только добавлять?».

Счёт за электроэнергию Валентины Ореховой.
Счёт за электроэнергию Валентины Ореховой. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Голодали, но ничего не добились

В канун выборов Тамару Сергеевну обокрали в первый раз. Внук был на дежурстве, бабушка ушла переночевать к зятю в квартиру, оставшуюся от умерших родителей. Вернулась утром, дверь выбита, лежит на пороге, а старенького телевизора, микроволновки, посуды и кое-каких мелочей нет. Старушка после того, как полицейские уехали, решила: хватит жить, словно изгои в гетто, надо обратить на себя внимание. Брошенные на произвол судьбы пенсионеры объявили голодовку.

«Я голодала десять дней, — рассказывает Тамара Сергеевна. — Ох, как плохо стало! Я ж гипотоник, давление упало, я — в обморок. Скорая приехала и говорит, мол, ну-ка прекращайте голодовку! Вас похоронят, и останетесь вы без квартир всё равно, кому хорошо-то сделаете? Зачем ценой жизни чего-то добиваться?».

Обращались жильцы и к представителям власти, и к кандидатам в депутаты. В ответ — тишина. «Я не верю, что хоть немного поживу на старости лет в хороших условиях, — уливается слезами Тамара Горламова. — Может, внукам всё же удастся? Ну, заслужили мы, правда. Я всю жизнь на заводе проработала. Помню, в пятидесятые беременная была, пришли с мужем к директору, так, мол, и так, жить негде, выделите нам какую-то площадь? Он говорит: „Конечно, сейчас в новенькую пятиэтажку переселю несколько семей, а вас в их барак, подождите два месяца“. И что вы думаете — ровно через два месяца нас заселили. Никаких бумаг не собирали, на слове не ловили. Сказал — сделал. Человек раньше слово держал, не то, что сейчас, пообещал и наплевал».

На прошлой неделе Горламову снова обокрали. Тамара Сергеевна даже не сомневается: это дело рук их соседей-бомжей, захвативших власть в рушащемся доме.

амару Сергеевну обокрали уже трижды.
Тамару Сергеевну обокрали уже трижды. Фото: АиФ/ Надежда Уварова

Пока единственный, кто помогает несчастным — бывший омбудсмен региона Алексей Севастьянов. Он объясняет жильцам их права, порядок действий, слушает, успокаивает, ищет возможные варианты решения проблемы. Люди хватаются за любую поддержку как за соломинку. Их терпение лопнуло.

В минувший вторник в соседнем доме, также входящем в «гетто», по адресу Сталеваров, 84 «а» с утра дали отопление. Что-то пошло не так, и вместо долгожданных тёплых батарей на жильцов с потолка полилась горячая вода. Ливень из кипятка пошёл в квартире, где дома была женщина с маленькими детьми. Она схватила их и в чём была, почти раздетая, выскочила на улицу. Коммунальное ЧП ликвидировали, жертв удалось избежать. Жизнь в «гетто» вновь вернулась в привычное русло.

4 октября глава Челябинска Евгений Тефтелев принял решение выплатить компенсации за жильё проживающим в доме по Сталеваров, 84 «б». Об этом жителям сообщили сотрудники городского комитета по управлению имуществом и земельным отношениям. О каких суммах идёт речь, пока не известно. Сроки определены: до конца 2016 года. Значит, как минимум ползимы пожилые жители «гетто» будут замерзать в своих убогих квартирах.

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы