510

Бескорыстная мать. Молодая учительница спасла семерых детей

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. Как выглядит мозг гения? 21/12/2011

Аня сбежала из детского дома и ждала будущую маму прямо у её, как говорят в Питере, парадного подъезда. Девочке было 15, а Веронике Владимировне - 21. Вероника, рослая девушка с тугой пшеничной косой, появилась в качестве музыкального руководителя в детском доме для умственно отсталых детей три года назад. Её долго уговаривали подготовить хор к смотру самодеятельности.

- Пошла ты на … - чётко предложили дети, когда Вероника представилась и предложила ученикам спеть вместе.

- На ..., - Вероника отчётливо произнесла слово из трёх букв, - мы пойдём позже, а сейчас споём песню «Крылатые качели»! И, ударив по клавишам, дала проигрыш на фортепиано.

Хор вступил вовремя и с чувством допел произведение до конца. С этого момента Вероника Кудрявцева стала любимым педагогом. Ей доверяли тайны, жаловались на обидчиков, просили совета. И когда Вероника после скандала с директором уволилась с работы, то с ней из солидарности ушли 40 преподавателей, а дети подались в бега. Аню Вероника заставила вернуться, но обещала уговорить директрису отпускать девочку к ней на выходные. После выпуска из детдома девочка перебралась к Веронике Владимировне на постоянное жительство. Больше ей идти было некуда.

Теремок

После Ани в дом пришла Маша. Талантливая девочка из хора, но уже из другого детдома, в котором Вероника преподавала позже. Маше тоже некуда было идти после детдома. Вероника заставила Машу готовиться к поступлению в вуз. У самой Вероники три высших образования. Она музыкальный педагог, экономист, профессиональный управленец. Однажды Маша попросила разрешения привести в гости детдомовскую подругу. У Вероники в очередной раз до боли сжалось сердце, когда она узнала, что подружка - отличница, но вопреки желанию идёт учиться в ПТУ на маляра, потому что руководст­во детдома «оптом» отдаёт туда документы, заранее определяя планку сиротской судьбы. Вероника помогла и этой девочке, забрала документы из ПТУ и отнесла в вуз. Вот так за Машей появилась в доме вторая Аня, младшая. Маленькая двухкомнатная хрущоба Вероники Владимировны, словно теремок из сказки, принимала жильцов. Прикупили двухъярусную кровать, раскладные кресла, стали жить уже вчетвером. Жили небогато, единственный доход - зарплата Вероники. Знакомые часто спрашивали, зачем молодой, самостоятельной девушке с квартирой и машиной чужие проблемы? Но ответа у неё нет. Зато она точно знает, сколько бензина надо, чтобы доехать на машине на юг, где снять дачу, чтобы недорого и поместились все. Однажды в семье появился новорождённый. Практически подкидыш. Его принесла Веронике старшая сестра одной из воспитанниц, сказав: «Вы советовали и мне учиться, но ребёнок этому мешает». «Подкидыш» прожил в семье Вероники семь лет, пока его мама твёрдо не встала на ноги и не вышла замуж. Незаметно пролетело десять лет. Девушки выучились, работают. Аня-старшая живёт самостоятельно, остальные пока при Веронике.

Наташа

Машина стала причиной появления в семье пятого ребёнка - Наташи. Веронику попросили отвезти в больницу передачу для больной девочки из детдома. Когда она увидела исхудавшую девчушку-подростка, никому не нужную, сжавшуюся от страха в ожидании химиотерапии, то поняла: если сейчас уйдёт, то девочка не выживет. В голове не укладывалось, что «благодаря» родителям Наташа оказалась на грани жизни и смерти. Они просто забывали давать ребёнку выданные бесплатно лекарст­ва. А потом, даже в больнице, рядом с умирающей дочерью устраивали пьяные дебоши.

Годы, ушедшие на лечение Наташи от рака крови, Вероника помнит по минутам. Капельницы, кормление, переливание препаратов крови, покупка продуктов, готовка еды на день, добывание денег на лекарства, борьба с инфекциями, которые без конца цеплялись к ребёнку из-за убитого химией иммунитета. Вероника спала в сутки по три часа. На заднем сиденье машины под окнами палаты Наташи. Одна из самых коварных инфекций лишила пятнадцатилетнюю Наташу зрения на один глаз. Эту трагедию они еле пережили. На лечение требовались миллионы рублей. И Вероника их нашла! Создала сайт, где рассказала о Наташиной судьбе, искала благотворитей, радовалась каждому рублю, пришедшему от добрых людей. Фонд «АиФ. Доброе сердце» с помощью читателей оплатил Наташе дорогостоящие лекарства, спасшие её от полной слепоты. Сейчас Наташе 19 лет, и она настоящая красавица. В следующем году окончит школу. Из-за болезни пришлось пропустить несколько классов, теперь девушка навёрстывает упущенное. Страшную болезнь вместе с мамой, которой для неё стала Вероника, она победила. А Вероника благодаря Наташе сменила работу. Сегодня она работает в крупной благотворительной организации, помогающей больным раком крови в двух питерских больницах.

Плюсики

Средь бела дня звонит будильник.

- Аня, время терапии! - кричит Вероника в детскую. Четырёхлетним близнецам Даше и Маше пора пить лекарства, их следует принимать каждые 12 часов. И так всю жизнь. Маленькие девочки появились в семье полгода назад. До этого, с самого рождения, они жили в больнице. Машу нелегально брала к себе на выходные одна из сотрудниц, просто позабавиться - девочка похожа на живую куклу. Улыбчивая, бровки домиком, носик пуговкой. А Даша никому не нравилась, и её оставляли одну, наказывая за угрюмость. Разлучённая с сестрой, она становилась замкнутой до немоты. Персонал меж собой зло называл её таджичкой.

Биологическая мама близняшек - деревенская женщина. За пару месяцев до родов она узнала, что ВИЧ-инфицирована, новорождённые, оказалось, тоже. В селе такую тайну не удержать, а узнают - затравят. Дома её ждали здоровые дети от первого брака. От больных она отказалась.

- Я не осуждаю, по-другому ей было поступить трудно. Даже в культурной столице - Питере - люди шарахаются, узнав, что я воспитываю «плюсиков», - Веронике не нравится произносить «ВИЧ-положительные». «Плюсики» - это нежно и, кому надо, понятно. Девчонки лезут на Веронику, как обезьянки на пальму, целуют, ластятся. Без конца называют мамой. Видно, как истосковались они по материнской нежности.

А с какими трудностями выдирала Вероника близнецов из больницы, не поверите! На папку с документами, разрешающими Веронике стать опекуном сирот, главврачу было наплевать. Он запретил охране пускать Кудрявцеву на порог больницы. Дети, которые несколько лет никому не были нужны, предназначались для усыновления за границу.

«Понятно, что вы делаете это из корыстных целей!» - шипели ей. Она устало улыбалась, поскольку слышала это и когда забирала к себе полуживую от тяжёлой болезни Наташу.

«Я б с таким удовольствием воспользовалась «корыстными целями», если бы хоть кто-нибудь из этих злопыхателей открыл тайну: что и где могу я отхватить для моих детей?» - говорит мне Вероника.

- В нашем доме бывает много людей. Мы не скрываем диаг­ноз малышей. Объясняем, что бытовым способом заразиться невозможно. Ни через посуду, ни через поцелуи. И даже если тут все носы себе поразбивают - тоже. Предрассудков много. А о СПИДе рассказывать пресса перестала. Страха много, знаний нет. А ведь у принимающих терапию вирус в крови не обнаруживается! Девочки вырастут, стопроцентно родят здоровых детей и проживут абсолютно полноценную, долгую жизнь. А ведь вокруг полно инфекций и пострашнее. Почти каждый бомж - туберкулёзник. Сколько их в метро ездит? Моя задача максимум - изменить мир вокруг так, чтобы люди перестали бояться их, как прокажённых. Для этого мы рассказываем знакомым всё, что знаем о ВИЧ, и просим рассказать друзьям. А минимум - дать им всё, что должны иметь счастливые дети: семью и дом, где их любят всегда.

Смотрите также:

Оставить комментарий (10)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы