aif.ru counter
9769

Ремонт истории. Можно ли избавиться от исторических иллюзий и «хотелок»?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. Поладим ли с Америкой? 16/11/2016
Вячеслав Костиков.
Вячеслав Костиков. © / АиФ

И Февральская «буржуазная» революция, и Октябрьская социалистическая вызывают в обществе противоречивые суждения. Тем более противоречивые, что все последние социологические исследования указывают на то, что россияне снова путаются с выбором пути: одним хочется больше социализма, государственной опеки. Другие полагают, что нужно больше капитализма, буржуазных свобод и меньше государства. 

Соответственно расходятся и взгляды на историю революции, и особенно на Октябрь 1917 г. Одни считают, что «великий Октябрь» вскрыл новые горизонты мировой истории.  Другие - что это был «большевистский переворот», толкнувший Россию на тупиковый путь развития. Полемика идёт не только среди историков, политиков, публицистов. Встревожились в Совете безопасности РФ. Его эксперты высказывают опасения, что «будут предприняты попытки намеренного искажения нашей истории». И что этим попыткам «необходимо противостоять». В Адми­нистрации Президента сочли необходимым разъяснить, что интерпретация истории - «прерогатива научного сообщества», а не политиков и тем более не силовиков.

Красный день...

Разъяснение в высшей мере уместное, учитывая тот факт, что в Совете безопасности не стали уточнять, а кому же нужно противостоять. Ведь одно дело, когда нашу историю очерняют внешние враги, а другое - когда в оценке событий 1917 года и последующего периода раздрай в самом российском обществе. Споры идут не только о делах столетней давности, но и об акцентах последнего времени. По оценкам социологов ­(ВЦИОМ), почти половина населения считает, что в стране вообще нет единства. И неслучайно В. Путин всё настойчивее говорит о необходимости «обеспечить преемственность нашей тысячелетней истории», «добиваться единства и согласия». Разрывы идут буквально по дням календаря. В течение почти 80 лет день 7 ноября считался в стране «красным днём» и воспринимался населением как второй по значимости праздник после Нового года. Но с началом горбачёвской перестройки достоянием гласности стали такие трагические последствия «великого Октября», что оценки стали меняться буквально на глазах.

В течение почти 70 лет призыв Ленина «превратить империалистическую войну в гражданскую» считался гениальным. Сегодня историки говорят о том, что большевики фактически развязали в стране гражданскую войну, натравили одну часть населения на другую. Критической переоценке подвергся и считавшийся ранее победой Ленина и Троцкого Брестский мир, по которому практически вся Украина и часть Белоруссии были отданы Германии. По ходу углубления гласности и открытия архивов вскрылись и  факты многочисленных крестьянских восстаний, масштабы разрухи и голода, последствия массовой эмиграции интеллигенции и научных кадров. Выявилась и истинная цена ленинской утопии о «неизбежности мировой революции». 

Цена утопий

Но, как оказалось, страна просто не может жить без утопий. Вскоре после смерти Ленина появилась новая. В 1924 г. Сталин объявил о «построении социализма в отдельно взятой стране». По сути дела, был взят курс на развитие России в изоляции от мирового сообщества. Вплоть до конца 80-х гг. советская пропаганда продолжала утверждать, что «СССР идёт в авангарде передового человечества», а дипломатия навязчиво продвигала советскую модель в страны Азии, Африки и Латинской Америки. Сегодня мы подсчитываем (очень неохотно) реальную цену идеологической экспансии.

Александр Ципко.
Идёт переоценка не только истории ХХ века, но и более ранних веков. Николай Кровавый стал царём-великомучеником. Александра III советская историография преподносила как «тупого держиморду». Сегодня он превозносится как образец «консервативного реформатора». Столыпин из «вешателя» превратился в «прогрессивного управленца» и удостоился памятника около Белого дома. Политики настолько вошли во вкус исторических перелицовок, что спорят даже о, казалось бы, давно устоявшихся оценках. Об Иване IV, например. Фактически через него проецируются «новейшие» взгляды на роль Сталина. Оказывается, оба правителя не просто злодеи, виновные в массовых убийствах, но государственники, строители сильной России.

Коллаж Дорофеева
Коллаж Андрея Дорофеева. По мотивам картины А. Герасимова «Сталин и Ворошилов в Кремле». Фото: АиФ

Игра в «хотелки»

Острота полемики вокруг истории отчасти связана с одной из самых вредных особенностей российского политического менталитета. Мы постоянно играем в политические «хотелки», абстрагируясь от реальных возможностей страны в сфере экономики и её привлекательности для внешнего мира. «Игра в хотелки» - одно из самых азарт­ных увлечений россиян. На это постоянно указывают социологические исследования. Несмотря на экономический кризис и обеднение населения, растёт запрос на «великодержавность».

Людям очень хочется верить в то, что Россия - это особая цивилизация и ей предписан особый путь. Активно культивируется тезис о том, что России нужны не европейские демократические ценности, а жёсткая (до какого предела?) рука. При этом не говорится, что такого рода воззрения характерны для наименее образованной части населения, для пенсионеров и части людей в погонах.

Перед В. Путиным, если он выдвинет свою кандидатуру на новый президентский срок, будет стоять крайне сложная задача: как, оставаясь популярным «выразителем народных чаяний», покончить с советскими традициями фантастической политологии и направлять Россию в русло современных европей­ских тенденций. Думаю, что эти размышления в значительной мере повлияли на последние кадровые перестановки внутри и вблизи Кремля. Задумываясь о периоде после 2018 года, президент, похоже, ищет кадры, не отягощённые ни историческими мифами, ни новейшими «хотелками». 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (268)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы