aif.ru counter
3519

Андрей Сидорчик: Горбачёв из парка Юрского периода

Михаил Горбачёв.
Михаил Горбачёв. © / www.globallookpress.com

И самое обидное, что не я в этом виноват… Предки. Прадеды, прабабки, внучатные дяди, тёти разные, праотцы и праматери. Они вели себя при жизни, как свиньи, а мне приходится отвечать. Паразиты они, вот что я вам скажу, простите невольную резкость выражения. Я по натуре добряк, умница, люблю музыку, рыбную ловлю, кошек.

Евгений Шварц, «Обыкновенное чудо»

Невиноватый

На Горбачёва сегодня ходят посмотреть, как на реликт давно ушедшей эпохи. Откровения первого и последнего президента СССР выглядят в современной российской обстановке точно так же, как выглядели бы сегодня динозавры, стань пресловутый «Парк Юрского периода» реальностью.

А уж если бы какой-нибудь бронтозавр заговорил бы по-человечьи и стал убеждать присутствующих в том, что не несёт никакой ответственности за вымирание своего вида, это и вовсе произвело бы фурор.

Не то чтобы высказывания древнего ящера имели какую-то научную ценность, но, согласитесь, это довольно забавно.

Михаил Сергеевич Горбачёв вновь пустился в рассуждения о том, что не виноват в развале Советского Союза. Каждый раз, когда экс-президент выступает с подобными речами, он начинает сильно смахивать на героиню Светланы Светличной из «Бриллиантовой руки» с её легендарным криком: «Не виноватая я, он сам пришёл!».

Собственно, ничего нового в этих речах нет. Удивительным образом Михаил Горбачёв умудрялся оказываться невиновным ни в одном из острых политических конфликтов времён своего правления. Ну, во всяком случае, в этом уверял окружающих он сам.

Что бы ни происходило в стране – от резни в Сумгаите до ввода войск в Вильнюс – глава государства узнавал об этом едва ли не последним. И мало того, танки сами входили и выходили из городов, повинуясь лишь воле коварного генералитета, который никогда Горбачёва не слушался.

Такого рода изложение событий противоречит истории советской и царской России, где главное политическое решение всегда оставалось за первым лицом. Иное дело, когда это первое лицо самоустранялось от ответственности, сваливая всю тяжесть решения на плечи подчинённых. Именно так в январе 1905 года самоустранился от вопросов, связанных с мирной манифестацией рабочих, Николай Второй. Чем это кончилось, хорошо известно.

Слабость Горбачёва как политика заключалась в том, что он панически боялся ответственности и не был способен взять всё на себя даже в условиях, когда страна оказалась на пороге катастрофы.

Вся логика горбачёвской политики заставляет поверить членам ГКЧП, рассказывавшим, что никакого ареста президента в Форосе не было – Михаил Сергеевич самоустранился от происходящего, предпочитая наблюдать со стороны, чем закончится дело. Это абсолютно вписывается в политический портрет Горбачёва.

Вот оно чё, Сергеич!

И здесь нужно заметить, что Горбачёв очень похож на ещё одного советского реформатора – Никиту Хрущёва.

Как известно, либералы поднимают Хрущёва на щит как противовес Сталину. Мол, он покончил со страшным наследием «усатого тирана».

Проблема только в том, что, запустив процесс реабилитации, Никита Сергеевич не уточнил, что в период «большого террора» был одним из самых главных и активных его проводников. Мало того, чрезмерное рвение товарища Хрущёва по части расправ с «врагами народа» приходилось пресекать лично Сталину.

Но давайте отойдём от развенчания «культа личности». Каковы же были достижения Хрущёва как главы государства? Взяв курс на улучшение отношений с Западом, он тем не менее умудрился ввергнуть страну в Карибский кризис, едва не обернувшийся ядерной войной. Экономические реформы Хрущёва довели страну до тяжелейшего продовольственного кризиса, который, в свою очередь, вылился в расстрел рабочих в Новочеркасске. Что касается вертикали власти, то тут Хрущёв умудрился разругаться и с консерваторами, и с либералами. Маршала Жукова, своим авторитетом спасшего Никиту Сергеевича от отставки в 1957 году, Хрущёв в благодарность сместил с занимаемых постов. Непродуманным, топорным сокращением армии Никита Сергеевич оттолкнул от себя армию. Что до деятелей культуры, то тут Хрущёв пошёл ещё дальше, закрепив за творцами «новой волны» гордое имя «педерасты».

Короче говоря, к 1964 году реформатор Хрущёв, что называется, достал абсолютно все слои советского общества. И новость о его отставке была воспринята обществом с огромным облегчением.

Наверное, если бы Никита Сергеевич поруководил ещё лет пять, Михаилу Сергеевичу к 1985 году уже нечем было бы управлять. Но Хрущёву успели «дать по рукам», а Горбачёву – нет.

И если в кошмаре распада 1991 года что-то и воспринималось всеми слоями уже бывшего советского общества с одинаковым удовлетворением, так это отставка Михаила Сергеевича.

Никита Сергеевич, пребывая в «золотой клетке» пенсионера союзного значения, писал мемуары, из которых следовало, что во всех ошибках и перегибах виноват кто угодно, только не он сам.

Этим же последние двадцать лет занимается и Михаил Сергеевич. Хотя, откровенно говоря, оснований для этого у него никаких.

Без покаяния

Если политик принял страну в статусе сверхдержавы с мощной промышленностью, передовой наукой, одним из лучших в мире образованием, а через шесть лет бежал от обломков, объятых пламенем вооружённых конфликтов, не может быть двух мнений относительно оценки его деятельности – это абсолютный, катастрофический провал. Провал, за который вся вина ложится на плечи данного политика. И никаких оправданий тут быть не может.

В своё время на Западе запустили рекламу пиццы с участием Горбачёва. Двое мужчин отчаянно спорят о его роли в истории страны, пока их не перебивает дама: «Перестаньте, он дал нам пиццу!». После чего бывшие граждане сверхдержавы, как идиоты, улыбаются.

Дело не в том, что авторы рекламы представляли себе жителей СССР в роли индейцев, продававших земли переселенцам за стеклянные бусы.

В этой рекламе была дана самая точная оценка политика Горбачёва – великую страну, которой руководил, он удачно обменял на рекламу фаст-фуда.

И если тому же Хрущёву, закончившему дни в опале и забвении, ещё кто-то может выразить сострадание, то сострадать Горбачёву решительно не за что.

Пока граждане доверенной ему страны пытались выбраться из-под обломков и выжить посреди воцарившегося хаоса, Михаил Сергеевич двадцать лет катался по странам Запада, давая платные лекции и собирая различные премии. Он отлично устроил детей и внуков, обеспечив им безбедное существование, и много лет жил в своё удовольствие.

Михаил Сергеевич, дожив до 82 лет, схоронил практических всех своих политических противников (равно как и сторонников), но всё никак не успокоится и пытается доказать, что «дважды два равняется восьми».

На последней своей лекции Горбачёв признавался, что тяжело болен, плохо слышит и может в любой момент упасть. Вот только в речах «политического динозавра» не было ни намека на признание своих чудовищных провалов, катастрофических ошибок, на признание собственной трусости, некомпетентности и несостоятельности.

Потому жалеть надо не Горбачёва, а граждан Советского Союза, судьбы которых оказались когда-то в его руках. Он-то вымрет, как и положено древнему ящеру, а вот последствия его политической карьеры будут аукаться нам ещё не одно десятилетие.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий (87)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы