Примерное время чтения: 10 минут
6329

Не тех спасали. Сбежавший из РФ зооволонтер выгоняет приют для кошек из ДНР

Кофеек.
Кофеек. / Елена Краснова / АиФ

​Около 600 котов и кошек из разрушенных городов и поселков Донбасса за два года вывезла волонтер из Подольска Юлия Горбачева. Свои гостеприимные двери для животных, которые лишились дома и хозяев, распахнул приют «Просто Муся».

Сейчас в нем живут 50 котеек, 38 из которых приехали из Донбасса, а остальные — местные «брошенки». Юлия вместе с командой волонтеров ищет семьи животным. Новые хозяева всегда на связи с приютом, в случае необходимости обращаются за консультацией. «Мы готовы помочь, подсказать, предоставить консультацию специалиста. Главное для нас — чтобы животные снова не оказались на улице», — говорит Юлия.

Но сегодня сам приют, подобно бездомным котятам, рискует остаться без крыши над головой. Ситуация драматичная — хозяин помещения поставил волонтерам ультиматум — съехать вместе с животными до 1 июня. По словам Юлии, мужчина сказал, что он — противник СВО и выступает против того, чтобы в приюте жили донбасские котики.

Фото: АиФ/ Елена Краснова

«Владелец помещения — зооволонтер. В 2021 году он предложил нам отдать его под приют. Мы, конечно, с большим удовольствием приняли это предложение, — рассказывает Юлия. — С началом СВО он уехал из России за границу. И никаких претензий не было до тех пор, пока меня не пригласили на программу „Наши“ на телеканале „Россия 1“. Она посвящена судьбам жителей Донбасса. Я обрадовалась, подумала, что сейчас расскажу о наших котиках-беженцах, и так о них узнает широкая аудитория, появится больше желающих их приютить. Но программу увидел и сам владелец нашего помещения, позвонил мне на следующий день и сказал: „Юля, давайте с вами тихонько расходиться, я вас не выгоняю, но прошу съехать до 1 июня. Если бы вы спасали местных животных, никаких бы проблем не было, а так вы транслируете свою политическую позицию, и меня это не устраивает“».

Фото: АиФ/ Елена Краснова

Теперь приют копит средства на покупку участка, на котором будет построено новое здание. «Мы больше не хотим таких „сюрпризов“. Нам нужна уверенность в том, что никто не выселит животных. Им лишний стресс не нужен, и так уже натерпелись сполна. Поэтому и решили взять участок, возвести дом и не зависеть больше ни от кого», — поясняет волонтер.

Котиков из зоны СВО, которые лишились дома, Юлия вместе с друзьями начала вывозить около двух лет назад. «В марте 2022 года моя свекровь сломала ногу, она живет в Донецке, и мы с мужем поехали, чтобы ей помогать. СВО уже была объявлена, но что там происходит в реальности, никто из нас не знал. У меня в Донецке свои знакомые волонтеры тоже есть, и вот они мне рассказали о бедственном положении животных, — вспоминает Юлия. — Так я попала в Волноваху. Все было разрушено. Некогда домашние питомцы — породистые, беспородные — либо сидели на развалинах, либо прятались по подвалам. И мы стали вывозить их. В первый раз забрали 13 кошек, по-моему. Привезли в наш приют. И после этого я поняла, что уже не остановлюсь».

В мае 2022 года Юлия уже вывозила котов из Мариуполя. «В одном из дворов на Азовстальской улице я насчитала 37 кошек. Картина была ужасающая: по кругу стояли разрушенные дома, и везде были кошки. Несколько оголодавших животных дрались за обглоданную кость, — рассказывает она. — Тогда я поехала без машины и думала сперва, что привезу с собой в Подольск четырех кошечек. А в итоге пришлось заказывать зоотакси. Машина ждала мена на КПП, дальше не пропускали. И вывезли тогда мы под 50 животных. Их же много, совесть гложет, как можно кого-то забрать, а других оставить».

Среди котиков, которых забирают волонтеры, встречаются и контуженные, многие с осколками, огнестрельными ранениями, все запуганные, угнетенные. «Едем иногда домой по двое суток. Так вот, за это время никто их животных даже не пикнет, все вымученные. Привозим в приют, и здесь они еще какое-то время очень тихие, осторожные, а потом постепенно раскрываются, как лилия. У всех очень мудрые глаза, прям такие маленькие пушистые философы», — улыбается Юлия.

Фото: АиФ/ Елена Краснова

Каждый месяц-два она ездила в Донецк, Мариуполь, потом стала вывозить животных из ЛНР: Северодонецк, Кременная, Лисичанск, Старобельск и мелкие деревушки, которые встречаются по пути. 

«В Северодонецке познакомилась с Анжелой, у нее был большой кошачий приют, но он сгорел — прямое попадание. Все животные погибли. Но она продолжает спасать котиков. Уже основала небольшой приютик, я забираю питомцев оттуда и везу сюда, ищу новых хозяев. По плану снова хотела поехать в конце марта, но сейчас ситуация сложная. С этим предстоящим выселением нет смысла привозить животных. Нужно сперва переехать на новое место, почувствовать стабильность. Пока активно пристраиваем кошек, которые сейчас в приюте. Вывожу из Донбасса исключительно по заявкам, чтобы здесь их уже ждали новые хозяева, или совсем тяжелобольных, кому операция нужна. Там пока с ветпомощью сложновато, специалистов крайне мало», — поясняет мне Юлия.

В разговоре рассказываю ей, что сама родом с Донбасса, с Северодонецка. Вместе вспоминаем улицы, говорю, что жила у троллейбусного депо, в наш дом было попадание, но он устоял. «А там были троллейбусы? Не видела даже проводов», — удивляется она. Объясняю, что троллейбусное движение давно остановлено, а провода срезали в годы смуты, говорили даже, что «предприимчивые» жители их сдавали на металлолом.

«У нас в приюте много котиков из Северодонецка. Хотите, познакомлю?» — предлагает Юлия. С пушистым трехцветным Кузей мы сразу находим общий язык. «Он будто вас обнимает. Признал земляка», — комментирует она.

Юля и Кузя.
Трехцветный Кузя. Фото: АиФ/ Елена Краснова

Горошка тоже привезли из Северодонецка. Кличку он получил неспроста. Волонтеры нашли котика с металлической банкой из-под консервированного горошка на голове. Оголодавший питомец застрял в ней в поисках еды. 

Горошек.
Горошек. Фото: АиФ/ Елена Краснова

«А вчера в Саратов к новым хозяевам уехал еще один северодонецкий котик. Вы знаете дом с арками у леса, в одной из них еще стоит разбитый украинский танк? — обращается ко мне Юля. — Так вот, там я встретила двух пожилых женщин, когда раздавала гуманитарку (Юля везет из Подольска в Донбасс корма для животных — прим. ред.). Они попросили меня забрать роскошного черного кота. Им самим уже сложно за ним ухаживать».

Фото: личный архив

Познакомилась в приюте я и с Кофейком, которого привезли из Кременной. «Вид у него был жуткий: худой, весь в клещах, струпьях. Привезли, выходили. Уже нашли ему хозяев, ждем, когда заберут, — говорит Юлия. — А вот наша Вафелька из Мариуполя. Нашли ее с выбитым глазом. Провели операцию, все почистили, удалили гной. Теперь трехцветная кошечка здорова, ищем для нее новый дом».

Вафелька из Мариуполя.
Вафелька из Мариуполя. Фото: АиФ/ Елена Краснова

В конце встречи рассказываю Юлии, что в Кременной у моей мамы остались друзья, пожилая семейная пара, связь с которыми оборвалась с началом боевых действий. «Давайте мне координаты, их адрес. Как будем там, обязательно заедем, узнаем», — тут же предлагает она. Теперь благодаря Юле у нас появилась надежда узнать о судьбе близких.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах