1680

5 лет тюрьмы за сбор информации. Псковичи предложили ограничить журналистов

На сессии регионального парламента псковские парламентарии одобрили региональную инициативу направить в Госдуму законопроект об ужесточении ответственности СМИ за незаконный сбор и распространение информации о несовершеннолетних, которые пострадали от преступных посягательств.

ЧП нерайонного масштаба

Причиной для разработки этого законопроекта послужило чрезвычайное происшествие осенью прошлого года, когда несколько псковских подростков поиздевались над своей сверстницей, а потом выложили непристойное видео в интернет. По мнению депутатов Псковского областного Собрания, «ситуация, требующая деликатного отношения к несовершеннолетней жертве насилия, намеренно скандально «раскручивалась» в интернете и в ряде СМИ».

Игорь Белобородов.

Скандал получился громким ещё и потому, что разразился накануне Всероссийского съезда уполномоченных по правам детей, местом для которого, как нарочно, был выбран Псков. В результате участникам этого форума ничего не оставалось, как предложить привлекать к ответственности тех, кто выкладывает и распространяет в интернете преступные видео, а Уполномоченный при президенте РФ по правам ребёнка Павел Астахов горячо поддержал такую инициативу.

Однако депутаты Псковского областного Собрания решили, что сначала надо принудительно «повысить ответственность журналистов».

Внешний цензор

11 марта в Псковском городском суде начались закрытые слушания по делу о сентябрьских издевательствах над 14-летней девочкой. И почти одновременно был опубликован проект федерального закона «О внесении изменений в статью 41 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и Уголовный кодекс Российской Федерации», разработанный администрацией Псковской области совместно с прокуратурой и Следственным управлением Следственного комитета РФ по региону.

Этим законопроектом предполагается установить новый порядок получения журналистами сведений об обстоятельствах противоправных деяний против половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних — только посредством запросов в следственные органы или прокуратуру. Если же журналисты будут пытаться добывать такую информацию самостоятельно, авторы законодательной инициативы предлагают карать их штрафом — до 350 тысяч рублей, либо привлекать к принудительным работам на максимальный срок до четырёх лет с лишением права заниматься журналистикой, либо даже лишать свободы на срок до пяти лет.

Как выразился на сессии депутат Псковского областного Собрания из фракции ЛДПР Сергей Макарченко, «если у СМИ нет внутреннего цензора», а у журналистов «не осталось ни совести, ни этики, имеет смысл ввести законодательные ограничения».

Хорошо подумали?

Таким образом, 31 марта законопроект по ограничению деятельности СМИ был одобрен Псковским областным Собранием депутатов, после чего выяснилось, что разработчики не потрудились обсудить его даже с Уполномоченным по правам ребёнка в Псковской области Наталией Соколовой.

Псковский детский омбудсмен, прежде всего, заявила, что никто из граждан Псковской области пока не обращался в органы с жалобами на незаконное распространение их персональных данных в СМИ. Разделяя озабоченность псковских депутатов участившимися случаями распространения в сети преступных материалов с участием несовершеннолетних, Наталия Соколова всё же назвала одобренный ими законопроект чересчур эмоциональным и недостаточно продуманным.

Псковский Уполномоченный по правам ребёнка полагает, что СМИ должны нести ответственность за распространение информации о несовершеннолетних, которые пострадали от противоправных действий, только если такая информация была опубликована до того, как начались следственные действия.

Наталия Соколова против того, чтобы ограничивать журналистов в сборе такой информации. По её мнению, СМИ должны иметь право на независимое расследование общественно опасных деяний в отношении несовершеннолетних, иначе такие преступления могут остаться незамеченными, а значит, и безнаказанными.

Но если факт преступления в отношении несовершеннолетних уже вскрылся и его расследованием занимаются правоохранительные органы, дальнейший сбор журналистами информации по делу должен производиться только с их разрешения или с разрешения законных представителей ребёнка, считает псковский детский омбудсмен.

Значит, так надо

Руководитель Управления Министерства юстиции по Псковской области Константин Калиниченко высказался относительно нового законопроекта предельно аккуратно: «Губернатор, администрация региона выступили с такой инициативой по факту действий журналистов в известной истории. Депутаты единогласно практически её поддержали. Ну, стало быть, эти поправки нужны. Какой-то процент общей проблемы они будут решать. Достаточное ли это основание — это решат федеральные законодатели».

По сути

Бывший заместитель прокурора Пскова, юрист с 11-летним стажем работы в городской прокуратуре Ольга Степанова считает, что запрет сбора информации до возбуждения уголовного дела противоречит самой сути журналисткой деятельности, установленной статьёй первой «Закона о СМИ»: «В Российской Федерации поиск информации не подлежит ограничениям, за исключением предусмотренных законодательством Российской Федерации о СМИ».

«С точки зрения уголовного закона (в который собираются вносить изменения), у несовершеннолетних до 16 лет, о которых идет речь, есть только «половая неприкосновенность», а термин «преступления против половой свободы» употребляется в отношении лиц, уже достигших 16-летнего возраста, — подчеркнула Ольга Степанова. — Может, разработчики проекта полагают необходимым законодательно обеспечить запрет на сбор и распространение информации такой категории и в отношении несовершеннолетних от 16-ти до 18-ти лет? Но уголовный закон с позиции половой свободы уравнивает 16-летних со всеми остальными лицами, достигшими совершеннолетия. И тогда, какая разница, в отношении кого распространяется информация о преступлении против половой свободы и неприкосновенности: в отношении 17-летнего несовершеннолетнего или 19-летнего совершеннолетнего лица?»

«Если журналисту в ходе осуществления его профессиональной деятельности стало известно о совершении противоправного деяния в отношении несовершеннолетнего (того же преступления против половой неприкосновенности), ему что, следует резко прекратить сбор информации или же вообще даже не начинать?», — задаётся резонным вопросом бывший заместитель прокурора города.

Обретение велосипеда

«Если целью законопроекта является законодательное ограничение вмешательства журналистов в частную жизнь (подкарауливание потерпевших и обвиняемых под окнами, по месту учебы или работы, звонки, сообщения и т.п.), то может нам стоит не открывать заново Америку и не создавать еще одну мертвую статью УК, а начать реализовывать имеющиеся механизмы 137 УК РФ?», — предлагает Ольга Степанова, потому что всё, что касается распространения информации о несовершеннолетних, по её мнению, и так достаточно отрегулировано действующим законодательством.

В частности, Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс РФ уже и так предусмотрели ответственность за незаконное распространение информации о несовершеннолетнем, пострадавшем в результате противоправных действий. Почему она не наступила после сентябрьских событий — вот самый важный вопрос, который депутатам следовало бы задать уполномоченным органам, считает юрист. По её словам, «вместо того, чтобы изобретать новый велосипед, надо было заставить крутиться колёса у старого».

В социальных сетях самые опытные юристы отзываются о новой региональной законодательной инициативе ещё более резко: «Содержательно сырость этого законопроекта граничит с популизмом».

Осталось подождать, как на псковский законопроект отреагируют депутаты Государственной Думы, и узнать, дойдёт ли дело до его обсуждения на сессии нижней палаты российского парламента.

Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество