6534

Лечить нельзя выписывать. Врача осудили за незаконную госпитализацию

Ольга Андронова / Из личного архива

История врача-психиатра Ольги Андроновой из Астрахани чем-то напоминает дело гематолога Елены Мисюриной. С той лишь разницей, что за Елену вступилось всё российское медицинское сообщество, а за Ольгу — только коллеги из провинции.

«Это было обычное моё дежурство, когда по „скорой“ поступила в приёмное отделение женщина. Она была неадекватна, громко кричала, высказывала бредовые идеи в отношении дочерей: будто те хотят её убить, а одна из них — и вовсе не родная. Одним словом, представляла опасность для себя и окружающих», — вспоминает тот февральский день 2016 года Ольга Андронова.

Как врач с многолетним опытом работы, оценив состояние пациентки, Ольга приняла решение госпитализировать больную до утра. Но спустя год после инцидента врача неожиданно вызвали в Следственный комитет.

Возбуждённая пациентка

Больше 10 лет Ольга Андронова проработала врачом-психиатром в различных медицинских учреждениях. Последние три — в Астраханской областной психиатрической больнице. Говорит, за все годы повидала всякого: и судом угрожали клиенты, и расправой, и даже убийством. Но вот такое, чтобы пациенты действительно доходили до суда, впервые.

«В одно из моих дежурств поступила по „скорой“ крайне возбуждённая пациентка. Психиатр неотложки приняла решение госпитализировать её недобровольно, так как, по её мнению, у женщины были признаки острого психического расстройства. Она не только кричала и была взволнована, но и, со слов собственных дочерей, угрожала им и внукам убийством. Эти высказывания были расценены мною как бредовые. А угрозы по отношению к детям и внукам позволили квалифицировать состояние женщины как представляющее опасность. Всё это было зафиксировано мною в медицинской карте», — рассказывает Ольга Андронова.

Астраханская областная клиническая психиатрическая больница, где Ольга работает.
Астраханская областная клиническая психиатрическая больница, где Ольга работает. Фото: Из личного архива

Женщина осталась в клинике до утра. Никакого медицинского вмешательства по отношению к ней не применялось. А утром, как положено по закону, была срочно проведена медицинская комиссия. Буйная пациентка к тому времени поостыла, и комиссия, не выявив у неё никаких острых нарушений, приняла решение: отпустить женщину домой.

«Законодатели предусмотрели, что возможно изменение состояния пациента. Поэтому в течение 48 часов после госпитализации проводится осмотр пациента врачебной комиссией, которая, более подробно изучив ситуацию, принимает решение: оставить пациента в стационаре или нет, — поясняет Ольга Андронова. — Если комиссия решает, что расстройства и опасности нет, то пациента выписывают немедленно. Но если приходит к выводу, что его необходимо оставить, то в течение суток заключение направляется в суд, который и принимает окончательное решение. Нужно понимать, что это судебное решение является не наказанием пациента, а разрешением врачам ограничить свободу человека на время лечения. Вся эта процедура строго соблюдается. В психиатрии, пожалуй, наиболее сложно разделить патологию и здоровье, оценить состояние, определить диагноз. К тому же психическое состояние непредсказуемо и быстро меняется. Если утром состояние пациентки изменилось или комиссия расценила его по-другому, это не значит, что я совершила преступление. Одно дело, когда ночью ты самостоятельно экстренно принимаешь решение, а другое дело — делать  это коллегиально и в спокойной обстановке».

К тому же, по словам Ольги, если бы в тот момент она отказала женщине в госпитализации, а с той, не дай бог, что-то случилось, ей бы снова грозила уголовная статья. Только уже за не «незаконную госпитализацию», а за неоказание помощи. Одним словом, куда не кинь — всюду клин.

Следствие и суд

Но, покинув стены медицинского учреждения, пациентка не прекратила буйствовать, а обратилась в Следственный комитет, где написала заявление, в котором требовала привлечь Ольгу к ответственности.

«Спустя практически год меня вызвал следователь. Я считала, что закон на моей стороне, и не опасалась. Я понимаю, что человек психически нездоров и моё решение о недобровольной госпитализации в стационар до комиссии было вполне законным», — рассказывает Ольга Андронова. Первый следователь, который вёл её дело, тоже считал так. В общей сложности он пять раз подавал документы на закрытие дела, но каждый раз получал отказ. Потом следователь у Ольги сменился, делу дали ход. А уже 27 декабря 2017 года суд решил, что Андронова виновна, и назначил ей наказание: 2 года лишения свободы условно с запретом на 2 года заниматься медицинской деятельностью.

Фото: Из личного архива

«В суде дочки от своих слов отказались, — рассказывает Ольга. — Они помирились с матерью, стали сваливать вину друг на друга, а суд почему-то проигнорировал все мои доводы о праве принудительной госпитализации до утра, если человек представляет опасность для себя и окружающих. То есть теперь по 128 статье можно посадить любого врача-психиатра приёмного отделения? — недоумевает доктор. — Но ведь если врач отпустит агрессивного пациента, то уже по другой уголовной статье за неоказание помощи ему может „светить“ куда больший срок: от 3 до 5 лет лишения свободы!»

Ольга создала в интернете петицию в свою поддержку.

Ольга подала апелляцию на решение суда. Оспаривала приговор и вторая сторона. Адвокаты пострадавшей женщины посчитали, что врачу дали слишком мало и за всё содеянное ей необходимо дать как минимум реальный срок лишения свободы.

«Я уже перешла в другое отделение нашей больницы. Как вступит приговор в законную силу, буду, возможно, лишена возможности работать врачом и вовсе, — говорит Ольга. — Но я не мыслю себя вне врачебной профессии и даже не знаю, где ещё смогут пригодиться мои знания. Мне кажется, если такое отношение к врачам продолжится, то лет через двадцать доктора станут совсем другими. Будет на улице умирать человек, они переступят через него и пройдут. Или банально не будут делать укол: вдруг это приведёт к смерти. Тем более — в психиатрии, которая всегда была самой „опасной“ медициной».

Мнение потерпевших

Нам удалось поговорить и с адвокатом пациентки, которая посчитала госпитализацию незаконной. По его мнению, приговор Ольге, наоборот, слишком мягкий: 

«В тот вечер моя доверительница находилась одна в квартире, когда вдруг к ней неожиданно в дверь стали ломиться две взрослых дочери с фельдшером скорой помощи и двумя санитарами. Представляете её состояние? Она тут же вызвала наряд полиции, — рассказывает адвокат потерпевшей Алексей Усачёв. — Но стражи правопорядка даже не проверили документы у сотрудников „скорой“, не спросили потерпевшую, почему состоялся вызов: вдруг это похитители? У них даже не было вопросов, кто это и почему они тащат пятидесятилетнюю женщину босиком в халате зимой по снегу. Они просто отошли в сторону и не стали вмешиваться. Таким образом, в действиях сотрудников полиции также просматривается состав преступления. Но оценка их действиям в ходе расследования дана не была. Вообще всё следствие, на мой взгляд, прошло формально и не в полном объёме».

Так, Алексей Усачёв считает, что следствие недостаточно уделило внимания и самим дочкам. По мнению адвоката, всё случившееся — банальный сговор, в ходе которого девушки хотели завладеть имуществом матери.

«Дочери от первого брака привыкли сидеть на шее у матери, злоупотребляли спиртными напитками, её доверием и добрым отношением, — рассказывает Усачёв. — При этом жили на всем готовом, в тех домах, которые она им предоставила. Формально женщина была в разводе, всё имущество было записано на неё, и дочки решили им завладеть. Скорее всего, это был сговор, но он доказан не был. Кроме того, из квартиры моей доверительницы в этот же день пропали 200 тысяч рублей. Куда они делись, до сих пор не установлено. Сама же Андронова не проводила никакого осмотра, а сразу направила потерпевшую в палату, где уже для неё было приготовлено место. Она не нуждалась ни в каком лечении, к ней ничего не применялось, её просто закрыли. То есть появилась такая практика: из нормального человека сделать сумасшедшего. Но в больнице нашлись порядочные люди: дали ей телефон, и потерпевшая смогла позвонить мужу. Но, когда он приехал, его не пустили, жену не отдали. И только утром, когда пришёл главврач и созвал комиссию, она пришла к выводу, что пострадавшая здорова, и её сразу выпустили. Инкриминируемое преступление Андроновой считается оконченным с того момента, как она поместила мою доверительницу в клинику. Она это совершила. И приговор, который ей вынесли, слишком мягкий. Потому что это преступление такой категории, что развязывает руки для совершения подобных во всей Астраханской области».

Суд апелляционной инстанции состоялся 22 марта. Но он так и не поставил окончательную точку. Предыдущее решение Кировского суда было отменено, а само дело врача Андроновой отправили на доследование.

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах