29995

Дело есть, а «Бога нет!». За что на самом деле судят Виктора Краснова?

Виктор Краснов.
Виктор Краснов. © / Кадр youtube.com

Как родилась сенсация

В первые дни марта 2016 года в Рунете широкое распространение получила новость о том, что в одном из российских городов местный житель попал под суд за фразу «Бога нет».

Вот примеры заголовков СМИ: «В Ставрополе начался суд над блогером за фразу „Бога нет“», «В Ставрополе судят мужчину за фразу „Бога нет“», «За слова «Бога нет» судят блогера Виктора Краснова», «„Бога нет“: интернет возмутился судом над сказавшим это атеистом».

Поскольку определённая часть интернет-аудитории имеет привычку читать только заголовки и первые предложения, то в социальных сетях действительно поднялась волна возмущения.

Многие восприняли происходящее как атаку клерикалов на светский характер государственного устройства Российской Федерации. Кое-кто даже увидел вдалеке огоньки костров священной инквизиции.

Как водится, не обошлось и без высказываний со стороны представителей оппозиции. «В России судят человека за фразу «Бога нет». И за нецензурную характеристику Библии как «сборника еврейских сказок». Завтра, возможно, последнее заседание. Потенциальный срок — до года тюрьмы. То есть один пользователь разговаривал «ВКонтакте» с другим — обычный сетевой трёп — и в итоге получил уголовное дело, собеседник, прямо как 80 лет назад, стукнул „куда надо“», — возмущается оппозиционный политик Дмитрий Гудков. Не обошлось и без вездесущего Алексея Навального: «Одновременно двух человек судят сейчас в России: тётку, убившую ребёнка «по приказу Аллаха», и мужика, написавшего в соцсети „Бога нет“».

Противоположный политический лагерь тоже отреагировал жёстко. «А чувства неверующих у нас «защищают» так же рьяно? Уже кто-нибудь сел за фразу «Бог есть»? Кстати, что там с Дедом Морозом — он теперь есть или нет? Как бы не загреметь на нары», — посетовал на своём сайте известный переводчик и публицист Дмитрий «Гоблин» Пучков.

Между тем новости об этом деле уже появлялись в СМИ и раньше, но не вызвали подобного ажиотажа. А причина проста — заголовок «Ставропольца судят за пост в соцсети» куда скучнее, нежели новость о человеке, попавшем по суд за фразу «Бога нет».

Сенсация родилась после того, как редактор одного из новостных СМИ решил «раскочегарить» не самую яркую новость броским заголовком. Как результат — сенсация федерального значения.

Дело было вечером, делать было нечего…

Ну а что же случилось на самом деле?

Мировой суд Промышленного района Ставрополя в настоящее время рассматривает дело в отношении 38-летнего жителя этого города Виктора Краснова, которому инкриминируется преступление, предусмотренное частью 1 статьи 148 УК РФ «Оскорбление чувств верующих».

Всё началось 11 октября 2014 года, когда в 19:00 в группе социальной сети «ВКонтакте» под названием «Подслушано Ставрополь» некая девушка разместила пост следующего содержания: «Моя мама говорит, что в семье должна быть я главной, т. к. я женщина, а брату, что он должен жену свою держать в ежовых рукавицах, т. к. он мужчина. Никто из нас не выполняет мамины наставления».

Это невинное житейское наблюдение, не требующее, в общем, никакого комментария, неожиданно стало причиной дискуссии между тремя пользователями-мужчинами — Виктором Колосовым, Дмитрием Бурняшевым и Александром Кравцовым.

«Хочу также, чтобы вы знали, что всякому мужу глава Христос, жене глава — муж, а Христу глава — Бог», — написал Дмитрий Бурняшев. После паузы Колосов поинтересовался:«Дмитрий, откуда такая херня? Домострой что ли?)»

«Виктор, Библия, Новый завет, а именно „Первое послание св. Ап. Павла к Коринфянам“», — пояснил Бурняшев.

На этом, собственно, разговор подошёл к концу, однако Бурняшев решил напоследок выступить с назиданиями: «Виктор, в следующий раз аккуратнее с выводами и громкими фразами».

Это высказывание вывело Колосова из равновесия. «Дмитрий, с какими выводами и фразами? Если я говорю, что сборник еврейских сказок под названием «Библия» — полная ....... (вырезано нецензурное слово — прим. ред.), значит, так и есть!) По крайней мере, для меня !)))» — заявил он.

Откройте, полиция!

Дальше началась полемика с применением непарламентских выражений, в которой на стороне Бурняшева выступил Александр Кравцов, пригрозивший оппоненту ответственностью.

Колосова это только раззадорило: «Дмитрий, ню-ню) много вас здесь таких, ПГМнутых вразумлявцев. Боха нет!)», «Александр, на бохаслужебную макулатуру и на чуйства верующих насрать! Кому не нравится, могут подать на меня в суд!»

Предложение Колосова было принято, хотя и не сразу — Бурняшев и Кравцов обратились в суд после ещё одной аналогичной дискуссии в соцсети, касавшейся праздника Хэллоуин и отношения к нему христианства. «Да кому нахер сдались твои кривославные жидовские праздники?(( Праздник Пейсах, рождение и крещение еврея! Эти «праздники» праздновать надо?)) Нет уж!» — заявлял Колосов.

Секундочку, скажете вы, если в конфликте участвовал Колосов, то почему под суд попал Краснов. Дело в том, что Виктор Краснов общается в соцсетях под именем «Виктора Колосова».

Дальше события развивались так. В апреле 2015 года домой к Краснову постучали сотрудники Следственного комитета, отдела по противодействию экстремизму и бойцы СОБРа с оружием. Так интернет-пользователь узнал, что в отношении него по заявлению Бурняшева и Кравцова возбуждено дело об оскорблении чувств верующих. Был произведён обыск, в ходе которого были изъяты компьютер и мобильный телефон.

Сам Краснов, по его словам, был помещён на месяц в психиатрическую клинику для прохождения экспертизы на вменяемость. Экспертиза установила, что Виктор Краснов не страдает расстройством психики.

Пострадавшие от «оскорбления чувств» в процессе участвовать не хотят

Эксперты-лингвисты из ФБУ Северо-Кавказского регионального центра судебной экспертизы вынесли следующий вердикт: в словах Краснова не содержится оскорбления (унижения) человека по признаку религиозной принадлежности, но усматривается оскорбление его чувств.

Это заключение и стало причиной того, что дело дошло до судебного разбирательства.

Многие правозащитники с такими выводами не согласны. Например, специалисты информационно-анатилитического центра «Сова» считают, что оснований для возбуждения уголовного дела нет, так как «в высказываниях Краснова не усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 148 УК, и его уголовное преследование воспринимается как нарушение права на свободу совести». Кроме того, отмечают аналитики «Совы», их коллеги не имели права выносить суждения о том, носят ли высказывания оскорбительный характер и направлены ли на оскорбление чувств верующих, поскольку данный вопрос входит в компетенцию суда.

Участники конфликта производят, мягко говоря, неоднозначное впечатление. Кравцов и Бурняшев, которые на момент событий были студентами юридического факультета одного из ставропольских вузов, на первые заседания суда не являлись и в конце концов были доставлены 2 марта приводом. Кравцов, кстати, ныне проходит военную службу в Абхазии, Бурняшев же живёт в Ставрополе, но также в судебном разбирательстве участвовать не хочет.

По словам адвоката Краснова Андрея Сабинина, на заседании 2 марта «военнослужащий Кравцов заявил, что выступает не только от своего имени, но и от имени всего православного христианства, так как считает их чувства оскорблёнными. Бурняшев сказал, что подсудимый обязательно должен быть наказан за свои высказывания».

Вслед за этим оба потерпевших попросили продолжить рассмотрение уголовного дела без их участия.

Обвиняемый: кузнец и «интернет-беспредельщик»

38-летний обвиняемый — тоже неординарная личность. Медбрат по образованию, постоянной работы Краснов не имеет, проживает с матерью и перебивается разными заработками, в частности, выполняя заказы на кузнечные работы. Много времени мужчина посвящает общению в социальной сети, где нередко публикует довольно резкие посты на различные, в том числе и религиозные, темы, а порой использует и символику, связанную с сатанизмом.

Роман Матвеев.

Разумеется, всё это ещё не означает, что Кравцов и Бурняшев не являются глубоко верующими людьми, так же как и своеобразный стиль жизни Краснова не делает его преступником.

Уверенно можно сказать только, что никакой инквизиции в этом деле нет и в помине, как нет и суда над человеком за его атеистические убеждения.

Судят Краснова не за то, что «Боха нет!)», а за вполне сознательные оскорбления и ненормативную лексику.

Правда, адвокат Сабинин говорит, что потерпевшие до обращения в суд старательно почистили свою часть переписки, поэтому нет полной картины происходящего.

Это, однако, не отменяет того факта, что Виктор Краснов выражений не выбирал, советуя недовольным обращаться в суд. Так что в известной степени его пожелание реализовалось.

Сам Краснов виновным себя не считает. В беседе с журналистами он заявил, что пределов допустимого в интернете не существует и всерьёз относиться к тому, что пишут в соцсетях, нельзя. Также он пожаловался на то, что теперь его преследуют православные активисты, которые угрожают ему физической расправой.

Тебя посадят, а ты не «пости»!

Действительно, довольно распространено мнение, что оскорбления в интернете — это норма, и относиться к ним как к оскорблениям в реальной жизни нельзя. Такая вседозволенность, надо сказать, ни к чему хорошему не приводит. Летом 2015 года дважды судимый житель Мытищ после конфликта в интернете отправился в уральский посёлок Рефтинский, где расправился со своим виртуальным обидчиком. Случаев, когда конфликты, начинавшиеся в соцсетях, имеют продолжение в реальной жизни, всё больше.

Более чем достаточно и примеров, когда за посты в социальных сетях интернет-пользователи получали вполне реальное наказание.

Так, к примеру, в декабре 2013 года Кузьминский районный суд г. Москвы вынес приговор по уголовному делу в отношении 22-летнего жителя Республики Дагестан Вячеслава Шабанова. Шабанов с июня 2012 г. по январь 2013 г. разместил в интернете на личной странице в одной из социальных сетей текстовые материалы и видеофайлы, содержащие признаки возбуждения розни (вражды, ненависти) в отношении группы лиц, выделенных по религиозному признаку (немусульмане), а также призывы к осуществлению террористической деятельности. Согласно заключению экспертов, эти материалы содержат побуждения принять участие в вооружённой войне, к совершению насильственных действий. В итоге Шабанов был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 282 УК РФ («Действия, направленные на возбуждение ненависти и вражды по признакам расы, национальности, языка, происхождения, совершенные публично»), ч. 1 ст. 205.2 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности»), и осуждён на 3 года и 4 месяца лишения свободы.

Такая практика распространена не только в России. За последние два года на Украине были вынесены десятки, если не сотни приговоров к реальному лишению свободы за «пропаганду сепаратизма» в социальных сетях.

А 48-летнего жителя Таиланда летом 2015 года осудили на 30 лет лишения свободы за публикации в Facebook, оскорбляющие монарших особ.

Богохульство и закон

Статья 148 УК РФ, карающая за оскорбление чувств верующих, была включена в Уголовный кодекс России после истории с танцами панк-группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя в Москве. Максимальный срок наказания по ней — год лишения свободы. За прошедшее с момента включения этой статьи в УК РФ время судебная практика по ней измеряется единичными случаями. Насколько известно, наиболее сурово был наказан 24-летний житель Ижевска, разместивший в интернете оскорбительную для мусульман картинку. Суд приговорил его к 200 часам обязательных работ.

Споры о том, насколько необходима подобная статья в Уголовном кодексе, продолжаются по сей день. При этом необходимо заметить, что уголовное наказание за богохульство существует отнюдь не только в России, Иране и Саудовской Аравии. Подобные законы действуют более чем в 40 странах мира, правда, в европейских странах реально применяются они нечасто.

Оставить комментарий (55)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы