994

Тюрьма или ломает людей, или превращает их в борцов

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. Суперномер: 322 ответов на ваши вопросы 26/10/2011

Как получилось, что в СИЗО умер 47-летний Андрей Кудояров, директор школы, якобы уличённый в получении взятки? Почему вообще надо держать человека в тюрьме по обвинению, которое, похоже, не требовало таких суровых мер?

Д. Домнов, Московская обл.

«Не исключено, что хотели запугать, заставить взять на себя вину, -  поясняет Владимир Осечкин. Он знает, о чём говорит. Ему всего 30 лет. Из них три с лишним года до приговора он провёл в следственных изоляторах Москвы и Подмосковья. Доказать в суде невиновность предпринимателю Осечкину не удалось. Но теперь он борется не за себя.

Владимир - создатель интернет-сайта и общественной приёмной «гулагу.нет» - уже стал одним из самых ярких «новых русских правозащитников».

«Минус один»

- У нас есть свидетельства врача, она одно время работала в можайском СИЗО, - Осечкин объясняет мне логику смерти Кудоярова на примере изолятора, в котором сам провёл почти 3 года. - Местный начмед так объяснял ей обязанности: суета с заключёнными никому не нужна, ему легче сделать запись «минус один», то есть оформить смерть, чем просить конвой для поездки в больницу...

Сам Осечкин легко отделался: чуть село зрение и сгнили 7 зубов: «Зубы там только удаляют. Обезболивающего на всех не хватало, драли по живому». Его самого, молодого, успешного, здорового и зубастого, по живому выдрали из обычной жизни. Недоучился на юриста, ушёл в бизнес, в 2003-м из Самары с молодой женой перебрался в Москву, создал два крупнейших в Москве автосалона по покупке-продаже подержанных авто.

- Всё через кассу, никакого чёрного нала и взяток. Я придумал автомобильный аукцион, на который государственные компании выставляли бы свои машины. У нас как? Ведомство за 3 миллиона покупает новый «Мерседес», а через пару лет чиновник продаёт его по балансовой стоимости детям-племянникам за 1 миллион. Разница с реальной ценой - в разы. Я подал заявку на патент и даже договорился с Леонидом Якубовичем, что он будет вести первые торги. Тут мною и заинтересовались «правоохранители»: делает бизнес, в долю никого не берёт. Дальше - соорудили дело о мошенничестве и легализации в особо крупных размерах. Потом - арест, изолятор...

 У меня тётя научную работу писала по прозе Варлама Шаламова. Зря мы думаем, что ГУЛАГ остался где-то далеко в прошлом. Понимаете, огромная часть жалоб заключённых из стен тюрем и колоний просто не выходит. Мне наш зам по оперативной работе, молоденький капитан Хацуков, объяснял: если всплывут истории с наркотой или мобильниками, он всё свалит на «оперативные нужды». А вот если он хоть одну жалобу без цензуры из изолятора выпустит - в прокуратуру, правозащитникам, в Европейский суд, - его уволят. На работу он ездил на «Лексусе» и лично учил жизни некоторых жалобщиков - дубинкой (это подтверждают показания бывших сотрудников) «до кровавого поноса» . Нас 16 человек однажды учили уму-разуму в камере размером с кухню в панельной многоэтажке. Выключили воду по стояку и давали по 5 литров на человека в день - хочешь пей, хочешь умывайся, хочешь за собой парашу смывай. Через месяц в камере стоял невыносимый запах.

- Многие скажут, что так вам - бизнесменам, любителям красивой жизни - и надо.

- Из 700 человек под стражей в нашем СИЗО в разное время было лишь 5-10 заказанных бизнесменов. Одному из них для сговорчивости насчёт его куска земли на Рублёвке стоимостью 5 млн долларов в то же СИЗО посадили его подругу - через неделю после родов. Люди слышали её крики в карцере... Но за эти годы я познакомился с десятками обычных людей: таксист, которого обвинили в убийстве матери ради дачи, молдавский гастарбайтер, который по пьяни забрался спать в газетный ларёк и получил срок за кражу. Настоящие кражи ведь раскрывать очень тяжело, а с полиции требуют статистику...

Против системы

В колонии, куда Осечкин приехал после приговора, от подкованного в законах сидельца поспешили избавиться - дали ход первому же прошению на условно-досрочное освобождение.

- В первые дни я наслаждался свободой. Рядом снова были любимые и дорогие мне люди. Но через несколько дней начал плохо спать: где-то сейчас на «сборках» люди стоя ждут по 5-6 часов, или одни заключённые по заданию выбивают дух из других, или кто-то в углу камеры дрожит, как осиновый лист, и под чужие ухмылки срывающимся голосом просит жену передать денег...

Первую жену самого Осечкина запугали его же гонители - она отдала им машину, квартиру, порвала с уже бывшим мужем все контакты. Владимир её ни в чём не винит и теперь пытается разыскать, чтобы увидеть своего ребёнка. Впрочем, что-то подсказывает, что у него после тюрьмы начинается вторая жизнь и все семейные радости ещё впереди. А пока на первом месте проект «гулагу.нет», который занимается правовой помощью людям в российских сизо и колониях. Кстати, похоже, именно по материалам Осечкина от работы временно отстранили начальника «Можайки» Мельника, на бывшего зама по оперработе Хацукова завели уголовное дело по статье о превышении полномочий.

- Ходить с лозунгами о справедливости перед тюрьмами бессмысленно. У меня ещё одна идея: мы создаём финансовый механизм воздействия на ФСИН - страховую компанию «Свобода». Синяк - 3 тыс. рублей, перелом руки - 10 тыс. Важна не сумма, а то, что компания сможет громко требовать по суду возмещения ущерба с виновных сотрудников и учреждений. Изверги, превращающие судебно-правовую систему в криминальный бизнес, сами виноваты. Закоренелые преступники на свободе пытаются затеряться в толпе, а многие из нормальных людей, незаконно осуждённые, и их родственники готовы говорить. Хоть и анонимно, но готовы говорить сотрудники органов - честные люди, которые сами в ужасе от тюремных порядков. Но есть и герои, готовые открыто давать показания на бывших сослуживцев. Когда мы сделаем из сайта социальную сеть, к нам придёт много людей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы