aif.ru counter
24.09.2014 16:07
2980

Нужна ли отметка о согласии на донорство в паспорте: за и против

Сенатор Антон Беляков внёс в Госдуму законопроект, в котором предложил указывать в паспорте и других документах согласие на посмертное донорство органов. Готово ли наше общество к такому шагу, а главное, изменится ли реальное положение дел в трансплантологии благодаря инициативе, АиФ.ru рассказали президент «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский и руководитель отделения пересадки почки РНЦХ им. академика Б. В. Петровского РАМН Михаил Каабак.

ЗА

ПРОТИВ

Александр Саверский — президент «Лиги защитников пациентов»

На самом деле, можно сказать, что это наше предложение, мы говорим о нём приблизительно с 2002 года. На мой взгляд, это единственный легитимный путь. Если мы хотим относиться к людям, как к людям. Сейчас у нас действует презумпция согласия, но она такая лицемерная. В нашей стране вы можете стоять у дверей реанимации, когда спасают вашего близкого человека, при этом никто не обязан выйти и задать вам вопрос: согласны ли вы на изъятие органов? Их просто изымут, и всё. Нормальное развитие донорства возможно только тогда, когда у людей спрашивают согласие при жизни, и это согласие заносится в документ (в права, в паспорт, в полис ОМС), и, собственно говоря, тогда у трансплантологов развязаны руки и они вправе осуществлять трансплантацию.

К сожалению, сейчас этот вопрос не урегулирован по-человечески, всё делается втихаря. Могу рассказать случай фактически из практики. Приходит к нам мама, её ребенок попал в 18 лет в аварию, она сутки провела в реанимации, потом похоронила дочь, полтора года спустя ей следователь, не поднимая глаз от дела, говорит: «Знаете, Лариса Ивановна, что у вашей дочери изъяли почки с мочеточниками?». Потом эта женщина периодически появлялась на телевидении, в одной из программ она столкнулась с другой матерью, дочери которой пересадили почки. Они начали друг с другом скандалить, это совершенно чудовищная ситуация, которую создало государство и решением которой является нормальное, цивилизованное согласие. Если человек дал согласие, то государство не вмешивается, а сейчас оно регулирует этот вопрос за людей.

В 2002 году на одном из ток-шоу на НТВ ведущий задал вопрос: кто бы из вас подписался за изъятие органов? Тогда примерно 70 % людей, сидящих в зале, высказали свое согласие. Спустя приблизительно десять лет я был на другом ток-шоу, там задали аналогичный вопрос. Согласие выразило всего 20 % людей. Это указывает на то, что недоверие растёт, в этой атмосфере у врачей связаны руки, даже несмотря на действующую презумпцию согласия, они боятся, они же понимают, что это ненормально, как можно резать человека без его согласия?

Михаил Каабак — руководи-
тель отделения пересадки почки РНЦХ им. академика Б. В. Петровского РАМН

Согласие или несогласие на донорство органов должно каким-то образом фиксироваться. Но делать отметки в паспорте или других документах — метод архаичный. Меня не удивляет, что подобная идея пришла в голову сенатору, потому что в принципе это их хлеб — устраивать людям сложности в жизни посредством различных документов и прочих глупостей. Человек на протяжении жизни может неоднократно менять мнение по поводу использования своих органов для трансплантации после смерти, в зависимости от пережитых событий, прочитанных книг, рассказов друзей и т. д. Поменять решение должно быть легко, но вы сами знаете, что поменять паспорт — сложно. Когда предлагается ставить в паспорте отметку, это наводит на мысль (не меня, а людей, с которыми я разговаривал) о каких-то предполагаемых злоупотреблениях и прочих гадостях, которые правительство нам хочет подбросить. Это типичная реакция обычного российского гражданина, который привык от правительства получать только гадости. Россия — не единственная страна, которая занимается трансплантацией, и страны, которые модернизировали своё законодательство, после 2000 года эффективно и широко используют интернет для подобных регистров. Любое программирование гораздо дешевле, чем замена паспортов в масштабах всей страны или создание новой страницы в них. Всё, что связано с выпуском новых документов и бланков, стоит денег. Почему депутаты против интернета? Потому что закрытая информация и регулируемый доступ к информации, существование закрытых регистров — это то, чем живут чиновники, они на этом паразитируют. А свободное циркулирование информации, возможность регистрировать своё волеизъявление или получение прочих государственных услуг посредством интернета без участия чиновников лишает их хлеба. Поэтому, естественно, инстинктивно у них есть протест против подобных технологий. Моё мнение — должна существовать процедура волеизъявления, она должна быть регламентированной, простой, прозрачной, чтобы люди ей доверяли, и ни в коем случае не должно быть отметки в паспорте. Представьте, пойдёт ваш или мой 14-летний ребёнок получать паспорт и его там будут строго спрашивать: «Ну что, ты будешь свои органы после смерти отдавать?». Что за бред?

Я так охотно выступаю на эту тему, поскольку надеюсь, что это поможет удавить подобную инициативу в зародыше. Недоверие к трансплантологам в российском обществе очень высоко. Желания властей что-то сделать, приводящие к нарастанию этого недоверия, вызывают у меня резкий протест. Инициатива с паспортами — именно такая, идея — правильная, но сама форма, которая предлагается, — нет. Я кстати, участвовал на днях в телефонной беседе с этим сенатором, он подчеркнул, что категорически против интернета, по его мнению, интернет — это всё глупости, кто-нибудь отправит смс — и ему отрежут органы в ближайшей поликлинике, а вот паспорт — это серьёзно». Это он не случайно сказал про паспорт, это у него позиция такая по жизни.

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество