11786

Золотая душа. История Никиты Трубецкого, придворного «генерал-вора»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. Современная армия — гарант мира? 13/05/2015
Никита Юрьевич Трубецкой.
Никита Юрьевич Трубецкой. © / репродукция

При встречах же низко кланялись и расплывались в льстивых улыбках. Никто не хотел попасть к нему в немилость, ибо знали, что князь Трубецкой «зело мстителен» и на краю земли отыщет. О нравах правонарушителей и правоохранителей XVIII в. рассказывает писатель Александр Звягинцев. Более подробно об этом можно прочитать в его книге «Казусы империи» и журнале «Орден».

Искусство лести

Так это было или не так, спросить сейчас уже не у кого. Времени с тех пор прошло ох как много. Правда, некоторые объективные свидетельства о богохульных и благих деяниях и поступках Никиты Юрьевича всё же сохранились. Хорошо известно ещё и то, что характеристики сановному вельможе давали многие его современники. И они были весьма противоречивы.

Близкий приятель Трубецкого, посол России в Париже поэт А. Д. Кантемир, посвятив ему седьмую сатиру, писал о Трубецком, что «он с нравом чест­ным, тихим соединял совесть чистую». При этом недолюбливавший Никиту Юрьевича князь Щербатов отмечал умение Трубецкого «необыкновенно искусно льстить государыне (Елизавете Петровне. - Ред.) и лестью привлекать на свою сторону её любимца графа А. Г. Разумовского». Он также считал его «пронырливым, злым и мстительным».

Но, как бы там ни было, Трубецкой был человеком весьма незаурядным. Императрица Елизавета Петровна, естественно, всё это знала, но тем не менее, впрочем, как и её покойный батюшка Пётр Великий, благоволила и доверяла Никите Юрьевичу. Самые неожиданные поручения давала государыня ему, и он всегда их исправно выполнял. Не раз по её воле по делам особо важным приходилось князю суд вершить. И был он всегда судьёй строгим и беспощадным. Причём не только к далёким от него людям, но и даже к тем, кто способст­вовал его возвышению.

Дело Миниха

Особенно наглядно проявились эти качества Трубецкого во время процесса по делу генерал-фельдмаршала графа Бурхарда Кристофа фон Мюнниха, известного в России как Христофор Антонович Миних. 

Председателем комиссии, которая судила «в несчастье впавших министров», был поставлен генерал-прокурор Никита Юрьевич Трубецкой. Он старался всемерно услужить императрице, дело вёл нарочито строго, называя обвиняемых министров не иначе как «государственными злодеями».

Во время следствия князь лично допрашивал обвиняемых, в том числе и фельд­маршала Миниха. Когда речь зашла о возвышении Бирона, возмущённый беззастенчивостью и безапелляционностью генерал-прокурора Миних сказал:

- Удивляюсь бесстыдству твоему, Никита Юрьевич, ведь не кто иной, как ты сам был главным двигателем и исполнителем при назначении Бирона регентом. Тебе в этом деле нечего выпытывать у других, а только следует обратиться к своей собственной совести!

Среди вопросов, заданных Миниху Трубецким, некоторые относились к минувшей военной кампании.

- Чем ты можешь оправдаться в большой трате людей при осаде Данцига? - спросил Трубецкой.

- Продолжай, Никита Юрьевич, читай мне и другие вопросные пункты, я на все вдруг и отвечу, - проговорил фельдмаршал.

Граф Миних Фото: репродукция

Генерал-прокурору ничего другого не оставалось, как зачитать все вопросы. Граф Миних подробно ответил на них, причём всегда делал ссылки на документы и донесения, хранившиеся в архиве Военной коллегии. И, как бы подытоживая, завершил:

- Во всём этом буду отвечать перед судом Всевышнего. Там, конечно, оправдание моё будет лучше принято.

Потом, немного помолчав, фельдмаршал с горечью добавил:

- В одном только внутренне себя упрекаю: зачем не повесил тебя, когда ты занимал должность генерал-кригскомиссара во время турецкой войны и был обличён в хищении казённых денег? Вот этого я себе не прощу до самой смерти. И это моя единственная вина!

По этому делу, которое, конечно же, было политическим, следствие велось предвзято и необъективно. Обвинительный акт был составлен, даже по выражению самих следователей, «зело тёмно и конфузно», что, однако, не помешало Трубецкому, начисто позабыв своё прошлое, заседать в комиссии, как отмечали современники, «со смелым судейским видом».

20 лет ссылки

Факты
Трубецкой служил Генерал-прокурором Правительствующего Сената с 1740 по 1760 г., возглавлял военную коллегию.
Фельдмаршал Миних был приговорён к смерт­ной казни. По свидетельству очевидцев, покоритель Данцига и Очакова поднялся на лобное место, окружённое шестью тысячами гвардейцев, в красном плаще, ласково поприветствовал этих свидетелей своей славы, равнодушно выслушал смертный приговор, а вслед за этим и сообщение об освобождении от казни и ссылке в Сибирь.

Граф Миних пробыл в ссылке 20 лет. К постигшему его несчастью он отнёсся философски. Был уравновешен и спокоен, вёл домашнее хозяй­ство, разводил скот, учил детей местных жителей грамоте, в частности математике. И только после воцарения Петра III ему было разрешено покинуть этот каторжный край. Несмотря на свои 79 лет, он ещё сумел сыграть немаловажную роль в истории России.

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы