aif.ru counter
9595

За кулисами «Гардемаринов». История отчима Анастасии Ягужинской

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Михаил Петрович Бестужев-Рюмин.
Михаил Петрович Бестужев-Рюмин. © / Commons.wikimedia.org

Имя канцлера Российской империи Алексея Петровича Бестужева-Рюмина стало хорошо известно современным россиянам благодаря фильму «Гардемарины, вперед!». Канцлер Бестужев, блестяще сыгранный Евгением Евстигнеевым, стал одним из главных героев картины.

Родной брат канцлера Михаил Бестужев-Рюмин подобной известности не имеет. А ведь в середине XVIII века Михаил Петрович был одним из самых влиятельных русских дипломатов. И более того, к истории, рассказанной в «Гардемаринах...», он тоже имеет прямое отношение.

Карьера дипломата начинается с конюшни

Старший сын высокопоставленного сановника петровской эпохи Петра Бестужева-Рюмина в 1708 году был направлен на обучение в Европу в числе других представителей знатных российских фамилий.

Вместе с двадцатилетним Михаилом ехал и его пятнадцатилетний брат Алексей. Вместе они обучались сначала в Копенгагене, а затем в Берлине.

В 1711 году Михаил вернулся в Россию, чтобы принять участие в Прутском походе, одной из самых неудачных военных кампаний Петра I. Последствия военной неудачи Михаилу Бестужеву-Рюмину пришлось урегулировать, участвуя в российской дипломатической миссии в Константинополь.

Затем начинающий дипломат был определен камер-юнкером к кронпринцессе Софии-Шарлотте, жене царевича Алексея, при дворе которой являлся заведующим конюшней.

В 1715 году кронприцесса умерла и Бестужева-Рюмина определили ко двору Екатерины Иоанновны, дочери царя Ивана V.

Кто-то считал подобную придворную службу великой честью, но Михаила она угнетала. Он мечтал вернуться на дипломатическую работу.

Нарушитель английских норм

Весной 1720 года его мечта сбылась: он получил назначение в Лондон. Как и брат Алексей, Михаил считал, что России следует добиваться союзнических отношений с Англией.

Несмотря на это, уже осенью 1720 года англичане потребовали отзыва Бестужева-Рюмина. Дипломат был встревожен тем, что Лондон подписал союзнический договор со Швецией, что являлось прямым нарушением англо-русской конвенции, заключенной пятью годами ранее.

Британцы делали вид, что не замечают недовольства русского дипломата. Тогда Бестужев-Рюмин подал королевским министрам бумагу, которую сейчас назвали бы нотой протеста. Правда, опыта ему не хватило: он сделал это в отсутствие короля.

Англичане выразили недовольство нарушением протокольных норм, потребовав удалить Михаила из Лондона.

В Петербурге посчитали, что лучше не обострять обстановку, и Бестужева-Рюмина отозвали. Но в целом его действия сочли правильными.

С Ягужинским не сработались

Когда в 1721 году Ништадтский мир поставил точку в растянувшейся на 20 лет русско-шведской войне, Михаил Петрович был назначен главой дипломатической миссии в Стокгольме.

Павел Ягужинский.
Павел Ягужинский. Commons.wikimedia.org

В его задачу входило недопущение присоединения Швеции к новым антироссийским союзам и работа над поиском союзников среди представителей шведской элиты.

Плодом работы Бестужева-Рюмина стал заключенный в 1724 году русско-шведский оборонительный союз сроком на двенадцать лет.

Также Михаила отправили в Варшаву, где, помимо всего прочего, ему было приказано не допускать в герцоги Курляндские антироссийски настроенного кандидата.

Его прямым руководителем в эту пору стал бывший генерал-прокурор, любимец Петра I Павел Ягужинский.

Отодвинутый от дел в Петербурге Ягужинский не имел в ту пору должной выдержки и постоянно ломал все хитроумные комбинации, придуманные Бестужевым-Рюминым. Только в письмах родным Михаил давал волю чувствам, сообщая, что Ягужинский совершенно не подходит для дипломатической работы.

Ликвидация майора Синклера

Постоянные изменения при русском дворе, связанные с эпохой дворцовых переворотов, сказывались и на работе Бестужева-Рюмина. После Варшавы он недолгое время работал в Берлине, а затем вернулся в Стокгольм.

Задача Бестужева-Рюмина оставалась прежней: укреплять российское влияние и не допускать вовлечения шведов в антироссийские военные союзы. Михаил Петрович справлялся очень хорошо, добившись в 1735 году продления русско-шведского союзного договора еще на 12 лет.

В том же году вспыхнула русско-турецкая война, и Бестужев столкнулся с попытками дипломатов Франции вовлечь шведов в конфликт на стороне турок.

Ключевой фигурой, поддерживавшей связь между Константинополем и Стокгольмом, был шведский майор Малькольм Синклер.  Бестужев, взвесив все «за» и «против», отправил депешу в Петербург: Синклера нужно ликвидировать.

Малькольм Синклер.
Малькольм Синклер. Фото: Commons.wikimedia.org

17 июня 1739 года под Бреслау Малькольм Синклер был убит российскими агентами, а документы, которые он вез, были похищены.

Скрыть «российский след» в деле не удалось. Разъяренные шведы устроили нападение на дом российского посланника.

В 1741 году Швеция объявила России войну, а Бестужев-Рюмин некоторое время провел под караулом, несмотря на свой дипломатический статус.

Однако свое дело он сделал: война с турками завершилась раньше, чем в нее успела вступить Швеция. Попытка же воевать с Россией в одиночку закончилась для Стокгольма  новым поражением и новыми потерями.

Анна, звезда моя!

Михаил Петрович вернулся в Петербург, где с воцарением дочери Петра I Елизаветы Петровны началось стремительное возвышение его брата Алексея.

Михаил Бестужев-Рюмин получил орден Андрея Первозванного и был назначен обер-гофмаршалом императрицы. 

Несмотря на высокий дипломатический статус, он имел славу, как бы сказали в иную эпоху, плейбоя. Решив, что в 55 лет подобная репутация уже не к лицу, Бестужев-Рюмин женился на графине Анне Гавриловне Ягужинской, вдове Павла Ягужинского, о котором дипломат столь нелестно отзывался во время совместной работы в Варшаве.

Михаил Петрович, соответственно, стал отчимом детям Анны Гавриловны, которых у нее было четверо. В том числе, разумеется, и Анастасии Ягужинской, которую наши с вами современники знают по все тому же фильму «Гардемарины, вперед!».

Счастье супругов получилось коротким. Анну Гавриловну арестовали по обвинению в заговоре против императрицы, известному также как «Лопухинское дело». Графиня Бестужева оказалась в нем одной из главных фигур.

Судьба Михаила Петровича повисла на волоске. Его содержали под стражей, хотя показаний против него не было. Пострадать мог не только он, но и ставший одной из ключевых фигур в России Алексей Бестужев-Рюмин.

Анну Гавриловну подвергали жесточайшим пыткам, поднимали на дыбу. В такой ситуации морально ломались многие мужчины, ради избавления от мук оговаривая других. Но графиня Бестужева-Рюмина никаких показаний против мужа и его брата не дала.

Новый брак при живой жене

За участие в заговоре она была приговорена к колесованию. Но Елизавета Петровна при восшествии на престол поклялась, что ни одной смертной казни в ее правление не произойдет. Поэтому в последний момент смертный приговор графине Бестужевой-Рюминой был заменен на битье кнутом, отрезание языка и ссылку в Якутск.

Михаила Петровича освободили, назначив его посланником в Берлин. Если вы ждете рассказа о том, как высокопоставленный дипломат, невзирая ни на что, решился отправиться вслед за женой, то вас ждет разочарование. Бестужев-Рюмин решил, что ссылка в Сибирь подобна разводу, а, стало быть, он мужчина совершенно свободный.

В 1747 году дипломат, находившийся за границей, прислал на имя императрицы прошение, добиваясь разрешения на брак с Иоганной-Генриеттой-Луизой фон Карловиц, вдовой обер-шенка Гаугвица.

Иоганна фон Карловиц
Иоганна фон Карловиц.  Commons.wikimedia.org

Ответа от Елизаветы Петровны не последовало. Если она и читала это письмо, то, наверное, решила, что Бестужев-Рюмин писал его пьяным: какой еще брак, если у него жена в Якутске? Да, опальная, но данная Господом!

А в 1749 году в Петербурге узнали: Бестужев-Рюмин, получивший назначение в Вену, едет туда с молодой женой, той самой Гаугвиц.

Михаил Петрович сумел разгневать не только императрицу, но и собственного брата. Отношения с Алексеем были разорваны полностью. Более того, Михаил примкнул к противникам великого канцлера. Эти новые друзья, вице-канцлер Михаил Воронцов и фаворит Елизаветы Алексей Разумовский, помогли Михаилу Петровичу сохранить должность посла.

Служил стране до гроба

В 1752 году его все-таки отозвали в Петербург, но в дороге он заболел. «Болезнь» растянулась на три года, за которые второй брак ему окончательно простили, хотя и не признав его законность.

В 1756 году Михаил Петрович Бестужев-Рюмин получил последнее в своей карьере назначение: чрезвычайным послом во Франции. Первая супруга, несчастная Анна Гавриловна, скончалась в Якутске в 1751 году. Пережил Бестужев-Рюмин и вторую свою супругу.

Детей у него не было, поэтому наследником своего большого состояния он назначил князя Михаила Волконского, сына сестры.

Умер Михаил Петрович Бестужев-Рюмин в начале 1760 года в Париже, так и не оставив до конца своих дней дипломатическую службу. Согласно его последней воле, он был похоронен в России.

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество