4700

США в роли помещика Ноздрёва. Как американцы брали то, что «плохо лежит»

Над Дворцом Иолани в Гонолулу был спущен флаг Гавайской республики и поднят флаг Соединённых Штатов Америки. 1898 г.
Над Дворцом Иолани в Гонолулу был спущен флаг Гавайской республики и поднят флаг Соединённых Штатов Америки. 1898 г. Public Domain

120 лет назад, 7 июля 1898 г. президент Уильям Мак-Кинли подписал резолюцию о присоединении Гавайских островов к Соединённым Штатам Америки. Так была юридически оформлен акт аннексии. Не первый и не последний в истории США, которая, по большому счёту, может быть представлена как непрерывная череда хищнических территориальных захватов.

Уильям Мак-Кинли.
Уильям Мак-Кинли. Фото: Public Domain

В этом плане США здорово напоминают помещика Ноздрёва из поэмы Николая Гоголя «Мёртвые души». Потому что политика этого государства на протяжении двухсот с лишним лет выглядит примерно так: «Вот граница! — сказал Ноздрёв. — Всё, что ни видишь по эту сторону, всё это моё, и даже по ту сторону, весь этот лес, который вон синеет, и всё, что за лесом, всё моё».

Все претензии на это «моё» со стороны США не были обоснованы никакими правами, кроме права, блистательно описанного другим русским классиком, Иваном Крыловым, в басне «Волк и ягнёнок»: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».

Счёт подобным упражнениям по присоединению ведётся на десятки случаев. Но есть резон вспомнить, как всё начиналось, когда США были маленькими, а континент «Северная Америка» — большим. И разделённым между совсем-совсем другими государствами.

Техас, 1845 г.

Техас принадлежал Мексике, молодому на тот момент государству, которое в тяжёлой войне за независимость от Испании отстояло права на эти земли. Но, на свою беду, подтвердить эти самые права реальной силой Мексика не могла — банально не хватало людей, чтобы заселить огромные территории.

Спасение увидели в мигрантах. В 1824 г., спустя всего лишь три года после окончания войны, Мексикой был принят Основной закон колонизации, согласно которому претендовать на земли в Техасе мог вообще кто угодно, изъявивший лояльность правительству. Предпочтение, впрочем, оказывалось переселенцам из США — в них видели людей, способных интегрироваться и стать нормальными гражданами, добрыми мексиканцами и патриотами новой родины.

Тех дважды просить было не надо. Интенсивность миграции оказалась настолько велика, что уже в 1830 г. президент Анастасио Бустаманте спохватился и решил наложить запрет на иммиграцию из США в Техас. Но было уже поздно. Слабо контролируемая миграция явила миру своё истинное лицо — ползучую оккупацию. Никакими мексиканцами мигранты не стали. Техас объявил о своей независимости. Длительное время выигрывал по очкам в противостоянии с Мексикой. Влез в долги перед США. А закончилось всё предсказуемо. 1 марта 1845 г. десятый президент США Джон Тайлер подписал билль об аннексии Республики Техас. В ходе аннексии «братские долги», разумеется, простили — как не простить самим себе?

Орегон, 1846 г.

«Орегонская страна» в начале XIX столетия была условно поделена на сферы влияния. Ресурсы территории совместно использовали Российская Империя, Испания, Великобритания и США. Разумеется, случались конфликты. Россия в лице Русско-Американской компании фактически самоустранилась — ей хватало проблем с Аляской. Испания была выбита с континента — теперь Западное побережье Тихого океана принадлежало Мексике, которая сидела тихо. Словом, в результате к 1840-м годам в регионе осталось два игрока — собственно Штаты и Англия.

Права Англии на этот регион были откровенно колониальными. Но всё-таки, по меркам тех лет, достаточно законными.

США не обладали даже такими правами. Но им, по их же собственному мнению, это и не было нужно. Вот как обрисовал ситуацию главный редактор газеты New York Morning News Джон О’Салливан в своей статье от 27 декабря 1845 года: «У нас есть ещё большее право, нежели любое, которое может быть выведено из всех этих устаревших документов древнего международного права. Мы не нуждаемся во всех этих покрытых пылью бумагах о правах открытия, заселения, преемственности и т.д. Наши претензии основаны на праве, вытекающем из того, что нам предопределено судьбой распространить своё владычество на весь континент, который дарован нам Провидением для выполнения возложенной на нас великой миссии: установить свободу и федеративное самоуправление».

Орегонский договор.
Орегонский договор. Фото: Commons.wikimedia.org

Заметим, что разговоры о свободе, которую нужно распространить, исходили от государства, где вполне себе процветало рабовладение. Но в тот момент это как бы выносилось за скобки. Градус истерики «а подайте нам весь континент», зашкаливал. Появился лозунг: «54 градус, или война!» Смысл его в том, что США хотели расширения своих владений до 54 градуса северной широты — границы с Русской Аляской. Замахиваться на Российскую Империю они откровенно боялись, а вот с Великобританией были готовы сразиться.

Но не понадобилось. Англо-саксонские страны сумели договориться полюбовно, располовинив спорную территорию и проведя границу по 49 параллели. США достался выход к Тихому океану и территория, на которой ныне располагаются штаты Вашингтон, Орегон, Айдахо, а частично — ещё Вайоминг и Монтана.

Калифорния, 1848 г.

Истории с Техасом и Орегоном можно квалифицировать как мошенничества и кражи. Для полного уголовного букета не хватает ещё пары способов «отъёма чужого имущества» — грабежа и разбоя. С этим США медлили недолго.

Еще толком не разобравшись с Англией по поводу Орегона, Штаты вступают в войну с Мексикой, у которой всего лишь год назад умыкнули Техас. Казалось бы — какие ещё претензии можно предъявить и без того униженной стране?

Самые обычные. Ещё толком не освоенные территории очень хотелось округлить до «естественных границ» по побережью Тихого океана. То есть присоединить Калифорнию. Которой владела Мексика.

Для начала в Мехико был отправлен посол Джон Слайделл, которому были делегированы полномочия по сделке купли-продажи Калифорнии. За неё вроде как обещали заплатить 25 млн. долларов. «Вроде как», потому что ещё до миссии Слайделла к берегам Калифорнии был послан военный флот США.

Вторично играть в напёрстки с американцами в Мехико не захотели — память о Техасе была свежа. 12 января 1846 г. Слайделл известил президента, что во встрече ему отказали.

А 8 марта началось откровенно разбойничье американское вторжение, которое США официально оформили как войну только 13 мая. Длилась она недолго. 14 сентября 1847 г. столица Мексики была взята американцами.

Вступление американских войск в Мехико.
Вступление американских войск в Мехико. Фото: Public Domain

Разумеется, правительство Мексики после этого было готово отдать и Калифорнию, и ещё изрядную территорию. Потому что в противном случае США угрожали аннексировать вообще всю страну целиком.

Иными словами, итогом трёх бурных лет стало прямо-таки моментальное по историческим меркам разрастание территории США. С помощью краж, мошенничества, грабежа и разбоя.

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество