Примерное время чтения: 10 минут
7942

Сербы кричали: «Браво, Руссия!» Как наши десантники остановили солдат НАТО

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. Крылья советов 09/03/2022
Марш-бросок десантников в Косово, 1999 г.
Марш-бросок десантников в Косово, 1999 г. / Владимир Сварцевич / АиФ

В марте исполняется 23 года с начала бомбардировок войсками НАТО Белграда. Жители Сербии помнят, что на помощь им пришла тогда Россия. И сегодня, как бы ни давили на Белград, Сербия — единственная европейская страна, отказавшаяся вводить санкции против нашей страны.

Хорошо известен разворот самолёта Евгения Примакова над Атлантикой 24 марта 1999 г., тогдашний премьер России уже в воздухе узнал о ракетах, выпущенных НАТО по Белграду, и отменил визит в США. А спустя пару месяцев, в июне, случился и другой разворот над той же Атлантикой: теперь зам. госсекретаря США Строуба Толботта. Он возвращался из Москвы, когда узнал, что колонна российских военных движется в косовский город Приштина. Российская операция готовилась в строжайшей секретности и стала шоком для руководства НАТО. Толботт вернулся в Москву, требуя в высоких кабинетах остановить российскую колонну, но было поздно. 

Цветы на броне

11–12 июня 1999 г. российские миротворцы совершили стремительный марш-бросок на 600 км и овладели аэродромом «Слатина» в косовской столице Приштине. В город десантники въехали ночью, но в Приштине никто не спал. Жители встречали русских солдат, как в 1944 г., когда наша армия освобождала Югославию от нацистов. Сербы забрасывали машины десантников цветами, люди вставали на колени и благодарили Бога, другие целовали броню русских машин. И все кричали: «Браво, Руссия!» Эти документальные кадры, снятые 12 июня 1999 г. в Приштине, и сегодня можно найти в интернете, а тогда их в прямом эфире транслировали западные телекомпании. И весь мир видел, как армия России пришла защитить беззащитных.

В 1999 г. в Госдуме провели парламентские слушания по преступлениям НАТО в Югославии. Сербы предоставили два тома документов, фотографии разрушенных зданий и убитых мирных жителей, их погибло более 2 тыс., среди них 400 детей, более 10 тыс. человек оказались серьёзно ранены. Это только официально задокументированные жертвы. Но никто, кроме России, не хотел видеть и слышать об этой чудовищной трагедии, разразившейся в центре Европы. Запад закрывал глаза на эти преступления. 

«Я находился в Белграде, когда НАТО вело бомбардировку города, — рассказывает генерал-полковник в отставке Георгий Шпак, командовавший ВДВ в 1996–2003 гг. — Удары наносились по мостам, ж/д вокзалам, жилым кварталам. НАТО использовало запрещённые кассетные бомбы и боеприпасы с обеднённым ураном, после этого в стране в разы выросла заболеваемость раком. Россия выступала категорически против действий альянса. Сербы надеялись на нашу помощь. Но англосаксы и их лизоблюды всеми способами выдавливали Россию из процесса урегулирования конфликта. В ответ Генштаб России — тогда его возглавлял генерал армии Анатолий Квашнин — с одобрения президента Бориса Ельцина принял решение захватить в Косове стратегический аэродром в Приштине, сломав таким образом замысел «партнёров». В мае 1999 г. я получил приказ начальника Генштаба вылетать в боснийский город Углевик, где находился штаб миротворческой бригады ВДВ. Предстояло подготовить отряд для захвата аэродрома «Слатина» в Косове. На этом аэродроме действовала единственная в крае взлётно-посадочная полоса длиной 2,5 тыс. м, которая могла принимать любые самолёты, в том числе бомбардировщики и военные транспортники. Тот, кто контролировал «Слатину», контролировал всё Косово.

Прилетев в Углевик, мы начали готовить операцию с командиром бригады полковником Николаем Игнатовым под носом у американцев. В военном городке, где располагалась наша бригада, находилось и подразделение армии США. Я знал, что в штабе российской миротворческой бригады все мои совещания записывались американцами, поэтому там мы обсуждали вопросы по уборке территории, внешнему виду бойцов и даже качество заправки постелей. После чего выходили с командиром бригады на улицу, и я ему, практически шепча на ухо, ставил задачу.

Наша десантная бригада находилась в Углевике в соответствии с международным договором под эгидой ООН и осуществляла миротворческую миссию. Но в самую горячую точку бывшей Югославии — Косово — нас никто не собирался пускать. Между Углевиком и столицей Косова Приштиной — почти 600 км. Сигнал из Генштаба комбриг Игнатов получил 10 июня и начал действовать по разработанному плану. Бригада была поднята по учебной тревоге. 1500 десантников несколько часов метались по окрестностям. Под этим прикрытием назначенные для выполнения задачи БТР-80 были тихо выведены в район сосредоточения — на заброшенный аэродром под городом. Командовали колонной старший оперативной группы Воздушно-десантных войск России в Боснии и Герцеговине генерал-майор Валерий Рыбкин и комбат полковник Сергей Павлов.

Американцы спохватились, только когда наша колонна прошла Белград, — её засекли их спутники. А в Косове её движение затормозили сами сербы. Генерал Рыбкин ночью 12 июня докладывал мне: всё сербское население Приштины вышло на улицы. По этой причине на аэродром «Слатина» прибыли только под утро».

Отбирали только добровольцев

В аэропорту десантников встречала наша передовая спецгруппа, которой руководил генерал-полковник Юнус-Бек Евкуров (в то время майор ГРУ ГШ). Спецоперация, за которую Евкуров получил звезду Героя, до сих пор находится под грифом «секретно». В 2019 г., к 20-летию годовщины марш-броска, Юнус-Бек Евкуров в эксклюзивном интервью «АиФ» приоткрыл ряд деталей: «Нас было 38 человек. 18 из них — кадровые военные, остальные — гражданские лица, в том числе местные сербы, которые до этого нам помогали. Аэропорт мы заняли, вытеснив из него местную боснийскую бандгруппировку. Потери в группе были. Сам я был ранен легко. Были агентурные данные, что одновременно с российской колонной к аэропорту двигаются англичане. Они были уверены, что аэропорт уже у них в кармане. То, что колонна БТР с десантниками пройдёт незаметно из Боснии, „партнёрам“ даже в голову не приходило. Они поздно спохватились. Если бы спохватились раньше — англичане пришли бы первыми». Русские десантники опередили натовцев почти на 4 часа. За это время они организовали оборону объекта.

«Десантники знали, что задание опасное, — говорит Георгий Шпак. — На марш-бросок мы отбирали только добровольцев. Позже участники событий докладывали мне, как был встречен британский танк передового дозора. Он подъехал практически вплотную к нашему младшему сержанту. Вышел английский офицер и на ломаном русском сказал: „Это наша зона ответственности, убирайтесь!“ Наш солдат отвечал, что у него приказ никого не пропускать. Англичанин затребовал командира. Пришёл старший лейтенант Николай Яцыков, с которым я потом лично разговаривал. Яцыков заявил, что выполняет приказ своего командования. Англичанин пригрозил, что сейчас блокпост сомнут танками. Российский офицер скомандовал сержанту, у которого в руках был гранатомёт: „Прицел 7. Заряжай!“ Наш сержант присел на колено с гранатомётом. Тогда британский офицер покрутил пальцем у виска, залез в танк, и машина уехала». 

Позже стало известно, что командующий KFOR (международные силы под руководством НАТО по поддержанию мира в Косове) английский генерал Майкл Джексон получил команду от командующего силами НАТО в Европе американского генерала Уэсли Кларка разгромить русских. В этом случае нашим 200 десантникам пришлось бы противостоять 10 тыс. натовских солдат, у которых были тяжёлое вооружение и поддержка авиации. Наши бойцы пришли туда либо победить, либо умереть. Генерал Джексон понимал, что русские не сдадутся, примут бой. И тогда он произнёс историческую фразу: «Я не хочу стать виновником начала третьей мировой войны». Наш народ сломать невозможно. Да, американцы, немцы и другие европейцы пытаются нас морально задавить, но это бесполезно. Мы стоим, как кремень».

По плану операции, вскоре после захвата аэропорта «Слатина» на него должны были совершить посадку военно-транспортные самолёты ВВС России, которыми должно было быть переброшено не менее двух полков ВДВ и тяжёлая военная техника. Этого не произошло, потому что Венгрия (член НАТО) и Болгария (союзник НАТО) отказали России в предоставлении воздушного коридора. Пока решался вопрос, наши 200 десантников в ожидании подкрепления несколько дней оставались один на один с натовцами, готовые в любой момент принять бой.

Сербы, поняв, что отдельного сектора у русских в Косове не будет, начали покидать родной край. Н. Яцыков вспоминал: «Никогда не забуду глаза и слова пожилой сербской женщины, которая, уезжая из Косова, сказала: «Сынок, это не у нас началось, это у вас началось». 

Югославия распалась. А её лидера Милошевича, который единственный в Восточной Европе сопротивлялся диктату США, отправили за решётку в Гаагу, где он умер в 2006 г. Незадолго до смерти он обратился к нашему народу: «Русские! Я сейчас обращаюсь ко всем русским, жителей Украины и Белоруссии на Балканах тоже считают русскими. Посмотрите на нас и запомните: с вами сделают то же самое, когда вы разобщитесь и дадите слабину. Запад — цепная бешеная собака — вцепится вам в горло. Братья, помните о судьбе Югославии! Не дайте поступить с вами так же!» 

Справка

● Бомбардировки сербских городов длились 78 дней. В них принимали участие ВВС США, Германии, Франции, Англии, Италии, Голландии, Турции, Испании, Дании, Бельгии, Норвегии и Португалии. Болгария, Венгрия и Румыния предоставили НАТО свою территорию и воздушное пространство.

● Самолёты альянса совершили 35 219 боевых вылетов, применив против сербов 23 000 бомб и ракет. 238 крылатых ракет морского базирования были выпущены с кораблей и подводных лодок.

● Уничтожено 217 объектов индустрии, 120 объектов энергетики, 48 больниц и госпиталей, 82 моста, 70 школ, 18 детских садов, 35 церквей, 29 монастырей, 118 радио‑ и телецентров.

● Ущерб экономике Сербии оценивается в 30 млрд долл.

● 200 тыс. сербов покинули Косово, став беженцами. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах