aif.ru counter
5788

Русская Антарктида. Как совершить открытие и забыть о нём на 130 лет

Почтовая марка «130 лет Открытия Антарктиды Русской Антарктической экспедицией 1820 года 28/16-I», 1950 г.
Почтовая марка «130 лет Открытия Антарктиды Русской Антарктической экспедицией 1820 года 28/16-I», 1950 г. © / Public Domain

70 лет назад, 9 июня 1950 года, заместителю Государственного секретаря США Джеймсу Эдвину Уэббу был вручён меморандум, содержащий довольно резкие формулировки. Например, эту: «Вследствие изложенного Советское правительство не может признать законным любое решение о режиме Антарктики, принятое без его участия».

Резкость была вполне оправданной — попытки раздела и передела Антарктиды предпринимались уже с полвека. Претензии обосновывались по-разному. Скажем, Норвегия апеллировала к тому, что Южный полюс был покорён норвежцем Руалем Амундсеном. Англия — к тому, что Антарктиду якобы открыл англичанин Эдвард Брансфилд. Который, правда, куда-то дел судовой журнал с соответствующими доказательствами, но джентльменам надо верить на слово, не так ли? Французы претендовали на Землю Адели, побережье которой открыл француз Дюмон Дюрвиль. Австралия, Аргентина, Новая Зеландия и Чили к историческим открытиям отношения не имели, но рассчитывали на свои немаленькие куски пирога просто по той причине, что расположены совсем рядом. Однако всех превзошла нацистская Германия. Адольф Гитлер, провозгласив в январе 1939 года открытие антарктической колонии «Новая Швабия», заявил: «Антарктиду открыл Беллинсгаузен. Беллинсгаузен — немец. Всё, что открыто немцами, должно принадлежать Германии».

Впрочем, после 1945 года по вполне понятным причинам Германия была из «антарктической гонки» исключена. Что само по себе, конечно, хорошо, но вот только в связи с этим в споре об Антарктиде совершенно перестала звучать фамилия Беллинсгаузена, пусть даже и в таком анекдотическом ключе. А в 1948 году США решили поступить тоже как в известном анекдоте: «Пришёл лесник и выгнал всех из леса». Опираясь на флот и международный престиж, Госдеп заявил, что по-хорошему надо бы всё обнулить, всем отказаться от претензий, а управление регионом препоручить кондоминиуму из восьми заинтересованных стран, куда должны были войти Австралия, Аргентина, Великобритания, Новая Зеландия, Норвегия, Франция и Чили. Что? В этом списке стран всего семь? Всё правильно — восьмой державой должны были стать США, которым по замыслу Госдепа отводилась «скромная роль» общего арбитра и судьи.

Советский Союз, как можно видеть, этот «общий арбитр» вообще не рассматривал как заинтересованную сторону. И поэтому пришлось о себе напомнить.

К чему именно мог апеллировать СССР, в общем, понятно. Прежде всего к истории. И потому на первом месте в Меморандуме от 9 июня 1950 года значится следующее: «Общепризнанным является тот факт, что русские мореплаватели Беллинсгаузен и Лазарев в начале XIX века впервые достигли берегов Антарктики, обошли этот материк кругом и тем самым доказали ошибочность распространенного в то время взгляда, будто за южным полярным кругом нет земли».

Прекрасно понимая, что этот аргумент будут оспаривать хотя бы из чувства национальной гордости те же англичане, а из чувства вредности — все остальные, СССР выдвинул куда более доступные пониманию резоны: «Как известно, территория Антарктики и прилегающие к ней воды представляют большую ценность в экономическом отношении... Девять десятых мировой добычи китов приходится именно на воды Антарктики. СССР — участник китобойного промысла и международной китобойной конвенции 1946 года. Его китобойные флотилии регулярно ведут китобойный промысел в антарктических водах».

Это сыграло свою роль и произвело впечатление. Русские наконец-то заявили об экономической заинтересованности в южных высоких широтах, тем самым заняв то место, которое, если уж честно, должны были занять с самого начала.

Дело в том, что поиски Южного континента велись не просто так. Те же англичане, продолжая в XVIII столетии сооружать гигантскую колониальную империю, на достигнутом останавливаться явно не желали. Ещё шли войны в не до конца покорённой Индии, а знаменитый мореплаватель Джеймс Кук отправился в свою полярную экспедицию. Цель её была сугубо практической. Современник Джеймса Кука британский географ и гидрограф Александер Далримпл был уверен, что Южный материк, во-первых, существует, а во-вторых, представляет собой завидную с точки зрения эксплуатации цель. По его расчётам выходило, что этот самый материк населяет не менее 50 миллионов аборигенов — сущих дикарей, которых можно и нужно как можно скорее подчинить Британской короне.

По предварительным выкладкам овчинка стоила выделки, и Кук отправился устанавливать «Юнион Джек» на Южном континенте. Но, покрутившись в районе полярного круга, в этой затее разочаровался. Сплошные айсберги и собачий холод. Вряд ли там живут обещанные «50 миллионов туземцев». А раз так, раз нет никакой экономической выгоды, то вот вам вердикт от знаменитого английского исследователя: «Я обошёл Южный океан и отверг возможность существования материка». Произошло это в 1775 году.

Русские, как известно, долго запрягают, но быстро ездят. Случай с Антарктидой это подтвердил. Как, впрочем, и то, что цель этой быстрой езды иной раз бывает русским не особо-то и нужна, поскольку интерес они находят в процессе как таковом.

Потому что ничем иным нельзя объяснить тот странный факт, что, блистательно завершив свою экспедицию и открыв последний неоткрытый континент планеты, русские тормозили с заявлением об этом деле целых 11 лет. Труд Беллинсгаузена вышел только в 1831 г. — смехотворным тиражом в 600 экземпляров. Да и то лишь после слёзной просьбы председателя Учёного комитета Логгина Голенищева-Кутузова на имя императора Николая I: «Может случиться и едва ли уже не случилось, что учинённые капитаном Беллинсгаузеном обретения, по неизвестности оных, послужат к чести иностранных, а не наших мореплавателей».

А на этом дело и вовсе кончилось. В 1882 году в Петербурге (!) заседала комиссия Международного полярного года, которая решила исследовать Антарктику. Казалось бы — самое время бросить клич: «Русские, вперёд!» Но — только казалось. Именно российские экспедиции работу в Южном полушарии проигнорировали.

Дальше было не лучше. Англия в 1908 году заявляет свои права на Антарктику, в том числе и «по праву открытия». Что делает Россия? Ничего. И это «ничего» длилось до самого 1950 года, когда русские наконец вспомнили о своём вкладе в открытие Антарктиды. И заявили о своих интересах в регионе. В общей сложности весь процесс — от открытия до декларации экономической и научной заинтересованности — занял 130 лет. Русские едва успели вскочить в вагон уходящего поезда, который принадлежал им по праву целиком. Своего рода рекорд. Или антирекорд, это уж как посмотреть.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы