Примерное время чтения: 9 минут
1021

«Ракетомобиль» и запись на Луну. История уникальной советской выставки

Первая мировая выставка межпланетных аппаратов и механизмов. Картина «Лунная панорама» художника Ивана Архипова.
Первая мировая выставка межпланетных аппаратов и механизмов. Картина «Лунная панорама» художника Ивана Архипова. РИА Новости

В последних числах апреля 1927 года у дома № 68 по Тверской улице в Москве постоянно толпился народ. Люди не могли просто так пройти мимо витрины, выполненной в форме фантастической инсталляции. Она изображала лунный пейзаж с острыми пиками гор. На краю большого кратера стояла серебристая ракета, а рядом с нею — взобравшийся на скалу человечек в скафандре. Взор его был устремлён на сине-зелёный диск Земли, висевший над горизонтом.

Панорама лунной поверхности служила рекламой и блестяще справлялась с этой задачей. Заинтересовавшись необычным зрелищем, прохожие заходили внутрь здания и попадали в новый мир, какого раньше не видели. А именно — на «Первую мировую выставку межпланетных аппаратов и механизмов». Она открылась ровно 95 лет назад — 24 апреля 1927 года.

Смотр «высоких технологий» того времени

Сейчас это кажется удивительным. Не так давно закончилась гражданская война, страна вставала на ноги, население, несмотря на экономический рост в годы НЭПа, в первую очередь думало о хлебе насущном — а энтузиасты уже строили планы покорения космического пространства. Не отуплённые тик-токами и ютьюбами, молодые люди в те годы были полны любопытства и жажды познания окружающего мира.

Они смотрели в небо и задавались вопросами: что там, за этой синевой? Как туда попасть? Одиноки ли мы во Вселенной или где-то есть миры, населённые другими существами? На подъёме был жанр научной фантастики: публика зачитывалась произведениями Алексея Толстого и Александра Беляева, а экранизация романа «Аэлита», в котором Толстой описывал путешествие землян на Марс и встречу с инопланетной цивилизацией, стала первым фантастическим фильмом в истории СССР.

Вдохновляясь произведениями фантастов, инженеры-энтузиасты рисовали чертежи, строили макеты ракет и, конечно, хотели поделиться своими идеями с единомышленниками. В июне 1925 года в Киеве, в Доме коммунистического просвещения, открылась «Выставка по изучению мировых пространств». Она была своего рода смотром «высоких технологий» того времени. Экспозиция состояла из пяти разделов, и в одном из них — межпланетном — демонстрировался трёхметровый макет крылатого атомно-ракетного корабля, изготовленный инженером Александром Фёдоровым, учеником Циолковского.

Киевская выставка проработала больше двух месяцев. Её успех подтолкнул того же Фёдорова и его коллег из Ассоциации изобретателей-инвентистов к идее провести более масштабное мероприятие, на котором были бы представлены работы не только советских, но и иностранных учёных и инженеров. В январе 1927-го всем, кто в то время занимался ракетной техникой и интересовался тематикой межпланетных путешествий, были разосланы приглашения. «Вы работаете над проблемой космического полёта и, вероятно, не откажетесь принять горячее участие в организуемой нами выставке в виде своих трудов, как то: копий рукописей или печатных изданий, а также эскизами, чертежами, моделями, диаграммами и таблицами», — было сказано в этих письмах.

Среди тех, кто откликнулся на приглашение, были такие пионеры в области космонавтики и ракетостроения, как немец Герман Оберт, американец Роберт Годдард, австриец Макс Валье, француз Робер Эсно-Пельтри и многие другие. Они прислали свои работы, печатные труды и проекты. 24 апреля 1927 года на Тверской улице в Москве открылась «Первая мировая выставка межпланетных аппаратов и механизмов».

Первая мировая выставка межпланетных аппаратов и механизмов (1927 г.) Макет межпланетного корабля, выполненный инженером Фридрихом Цандером.
Макет межпланетного корабля, выполненный инженером Фридрихом Цандером. Фото: РИА Новости

Привет от Циолковского

Экспозицию оформлял молодой художник Архипов, а помогали ему студенты, влюблённые в технику и мечтавшие о межпланетных перелётах. Они клеили макеты космических кораблей, мастерили модели ракетных двигателей, рисовали лунные и марсианские пейзажи

По задумке организаторов, смысловым центром экспозиции должен был стать стенд Константина Циолковского. На нём были представлены копии его работ и чертежей, макет ракеты, а гостям раздавали брошюры с его трудами. В 1927 году Циолковский отмечал 70-летний юбилей, и он очень хотел посетить выставку, но по состоянию здоровья не смог этого сделать. Тем не менее прислал организаторам письмо, в котором выражал уверенность, что их современник скоро полетит в космос.

С первых дней работы выставка вызвала огромный интерес. Посетители подолгу задерживались у некоторых стендов, внимательно изучая экспонаты, в первую очередь — конструкции неизвестных им аппаратов. Одним из первых был стенд, посвящённый Николаю Кибальчичу. Этот человек вошёл в историю не только как народоволец, казнённый за покушение на Александра II, но и как автор первого русского проекта реактивного двигателя и пилотируемого летательного аппарата. Он разработал его, уже находясь в тюрьме.

Следом шёл стенд лётчика и изобретателя Георгия Полевого. На нём главным экспонатом был проект лунного «Ракетомобиля», представленного в виде макета и схем. Полевой предлагал просверлить в горном массиве тоннель и разместить в нём электромагнитную пушку, которую называл «космостанцией». Пушка играла роль пусковой установки: в ней по направляющим разгонялся заключённый в железный панцирь вагон, который на выходе достигал скорости 1600 метров в секунду. Взлетев на высоту 150 километров, панцирь автоматически раскрывался и опускался на землю на парашюте, а вагон (который, собственно, и был «Ракетомобилем») включал двигатели и, развивая вторую космическую скорость, направлялся к Луне. Всё это было красочно изображено Георгием Полевым на висевшей рядом картине.

У некоторых стендов с посетителями беседовали сами изобретатели, объясняя суть своих проектов и отвечая на многочисленные вопросы по астрономии, астронавигации, теории ракетного движения и т. п. В роли просветителей выступали, например, уже упомянутый Александр Фёдоров и Фридрих Цандер, который впоследствии стал одним из создателей первой советской ракеты на жидком топливе.

«А дайте-ка мне билет на ракету-экспресс до Луны»

Как вспоминали организаторы, каждый день на выставку приходило по 300-400 человек, а всего за два месяца на неё заглянуло более 10 тысяч посетителей. Публика была разношёрстная: рабочие и служащие, учёные и инженеры, школьники и студенты. Попадались и селебрити — к примеру, поэт Владимир Маяковский и оперная певица Антонина Нежданова.

Помимо осмотра экспонатов и бесед с изобретателями, посетителям представлялась уникальная возможность записаться на полёт на Луну. Для этого на выставке подготовили специальный журнал — и к нему выстраивалась очередь. А один молодой человек сообщил организаторам, что у него дома есть проект космического корабля, и ему тоже нашлось место в экспозиции.

Конечно, по своему содержанию «Первая мировая выставка межпланетных аппаратов и механизмов» была скорее художественно-фантастической, чем научной. Да и московская пресса отнеслась к ней с иронией, хоть и не без интереса. «Слушаешь всё это, — писала одна газета, — и представляешь себе кассу станции межпланетных сообщений. К ней подходит человек и, спокойно попыхивая папироской, небрежно бросает: “А дайте-ка мне билет на ракету-экспресс до Луны и обратно”».

И хотя мечты Циолковского о межзвёздных путешествиях и покорении Вселенной в те годы у многих вызывали улыбку, выставка на Тверской сыграла важнейшую роль в истории космонавтики. Она пропагандировала её идеи и заставляла задуматься о том, что выйти за пределы земного притяжения и заглянуть за ту самую небесную синеву — вполне реально.

Через 30 лет после проведения этой выставки наша страна первой в мире запустила искусственный спутник Земли. Как знать, не будь этого мероприятия в годы НЭПа— и, возможно, Советский Союз не стал бы первопроходцем в освоении космоса.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах