aif.ru counter
13.10.2019 00:05
2225

Полиглот и художник. Каким на самом деле был первопечатник Иван Фёдоров

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 41. Сколько молока в России из-под «пальмы»? 09/10/2019
«Первопечатник Иван Федоров в мастерской». Репродукция. Государственный Исторический музей, альбом «Москва и москвичи».
«Первопечатник Иван Федоров в мастерской». Репродукция. Государственный Исторический музей, альбом «Москва и москвичи». © / РИА Новости

110 лет назад, 13 октября 1909 г., около не снесённой тогда ещё Китайгородской стены случился скандал. К открытому накануне памятнику первопечатнику Ивану Фёдорову возложили венок с саркастической надписью: «Первому мученику русской печати».

Тех, кто это сделал, в принципе можно понять. Времена были не то чтобы мрачные, но близко к тому. Власть, напуганная революцией 1905–1907 гг., принялась закручивать гайки, а попавшие под этот прессинг традиционно держали фигу в кармане, предъявляя её при каждом удобном случае. Крестный ход и торжественное открытие памятника Ивану Фёдорову показались отменной трибуной для того, чтобы напомнить о «святости борьбы за рабочее дело». Хотя было завуалировано – так, в одной из речей, произнесённых в тот день, говорилось: «Мы открыли сегодня памятник не человеку высокого положения, не князю, не полководцу, не громкому администратору или писателю, а простому рабочему печатного дела».

Самое интересное, что мы действительно считаем Ивана Фёдорова простым мастеровым. Таким, как изобразил его скульп­тор Сергей Волнухин – в рабочей одежде и с ремешком на голове, признаком ремесленников и «подлого посадского люда». И нам «доподлинно известно», что Иван Фёдоров – страдалец. Его травили все кому не лень. Церковные иерархи – за то, что «больно умный» и что-то там в своих печатных листах неправильно изложил. Монастырские переписчики книг – с ними всё ясно, он у них со своим прогрессом и типографией кусок хлеба изо рта выдернул. А вся история Ивана Фёдорова укладывается буквально в два года и два события. В 1564 г. он издаёт первую русскую печатную книгу «Апостол». В 1566 г. – бежит в Литву. Всё.

Бакалавр-Москвитянин

И всё это, кроме точных дат, почти прямая ложь. Для начала – любопытный факт. Советский историк Евгений Немировский обнаружил, что в актах Краковского университета неоднократно упоминается ­«Иоанн Фёдоров Москвитянин», в последний раз – в 1532 г., с припиской о присвоении ему степени бакалавра свободных искусств. Точно так же в июле 1583 г. подписал своё письмо к саксонскому курфюрсту Августу первопечатник Иван Фёдоров. Кстати, письмо было написано на латыни. Иван Фёдоров прекрасно знал ещё и греческий язык, а для редактуры книг использовал также немецкие и чешские тексты.

Словом, образ простого посадского парня-работяги должен потесниться. Вместо него в качестве русского первопечатника выступает образованный человек, полиглот и художник – именно он был автором 48 чудесных и точных рисунков «Апостола». В том числе помещённой на фронтиспис гравюры с изображением апостола Луки. По поводу которой итальянец Рафаэль Барберини, бывший у нас в 1565 г., заметил: «В прошлом году они ввели у себя печатание… И я сам видел, с какой ловкостью и искусством уже печатались книги в Москве».

Если же учесть, о чём «Иоанн Фёдоров Москвитянин» писал саксонскому курфюрсту Августу то самое письмо на латыни, то наш первопечатник становится вровень с тяжеловесами Позднего Возрождения – просветителями, энциклопедистами, механиками и военными инженерами. Потому что пишет он о своём инновационном проекте в области артиллерии: «Моё изобретение позволяет из отдельных частей составлять пушки, кои разрушают и уничтожают самые большие крепости и хорошо укреплённые поселения, меньшие же объекты взрывают в воздух, разносят на все стороны и сравнивают с землёй». Это, конечно, не установка залпового огня, но довольно-таки продвинутый по тем временам прототип многоствольной артиллерийской системы. Кстати, показанный императору Священной Рим­ской империи Рудольфу II в Вене и заслуживший его одобрение.

От Казани до Польши

С преследованием властей тоже всё не слава богу. На самом деле и церковные иерархи, и царь Иван Грозный были крайне заинтересованы в таком человеке, как Фёдоров. А его деятельность в качестве печатника начинается в переломный момент.

1552 год. Только что завоёвана и присоединена Казань – целое государство, иноверческое, иное во всём. Именно тогда была накоплена некая критическая масса присоединённых земель. Их нужно было как можно скорее ввести в культурную орбиту Руси. Интегрировать. Сделать русскими и православными. Без своего книгопечатания эта задача была бы невыполнимой.

В литературе принято обо­значать первую московскую типографию, открытую в 1553 г., анонимной, поскольку никаких выходных данных на книгах не ставилось. Однако имена тех, кто в ней работал, отлично известны. Руководитель – Ганс Миссингейм по прозвищу Бокбиндер, то есть переплётчик. И русские мастера – Маруша Нефедьев, Васюк Никифоров, Пётр Мсти­славец, Иван Фёдоров.

Наш герой пока ещё в статусе простого мастера. Книги анонимной типографии не блещут качеством, да оно и не нужно. Нужны скорость и масса. Но совсем скоро, в 1564 г., Фёдоров произведёт на свет свой шедевр – «Апостол», равных которому в славянском книжном мире тогда не было. И станет главой Печатного двора.

А через два года – отъезд в Литву. Именно отъезд, а не бегство. Иван Фёдоров спокойно увозит с собой казённое добро – несколько десятков свинцовых шрифтов, тяжёлые доски заставок и концовок, литейные и кузнечные инструменты, краски и печатный стан весом больше 100 кг.

Зачем? Почему? Может быть, церковники-мракобесы наконец-то добились своего и искоренили книгопечатание на Руси? Ничуть. Преемник Фёдорова на посту главы Печатного двора, Андроник Тимофеев, продолжает выпуск книг – скажем, в 1568 г. выходит Псалтырь. Но в чём же тогда смысл отъезда?

В Литве и Польше жило множество русских православных. Конечно, в планы Ивана Грозного входило воссоединить «свои вотчины» силой оружия. Однако с этим начинались проблемы. Войны на западных рубежах, ещё вчера победоносные, стали сменяться ничейными, а потом и вовсе поражениями.

И тогда там, в Литве и в Польше, появляется Иван Фёдоров. И печатает знаменитую Острожскую Библию. А потом и первый русский букварь. Чтобы русские, живущие в откровенно враждебном государстве, продолжали оставаться русскими и православными. Если бы не этот труд, население нынешних Украины и Белоруссии за смешное время стало бы католическим и ни о каком последующем воссоединении с Россией речи бы идти не могло. Иван Фёдоров со своей типографией сделал больше, чем завоевательные походы Ивана Грозного. Он сохранил единст­во русского мира.

Оставить комментарий (1)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество