80481

Партизан-«оборотень». Как Герой Советского Союза убивал и своих, и чужих

Сюжет Всемирная история с Андреем Сидорчиком
Борис Лунин.
Борис Лунин. Public Domain

В начале войны партизанские отряды и разведывательные группы, действовавшие на оккупированной территории, несли большие потери. Гитлеровская контрразведка действовала крайне эффективно.

Тайна пропавшей разведгруппы

Поэтому новость о том, что перестали выходить на связь группы Разведуправления Генштаба под руководством Сергея Вишневского и Леонида Барсуковского, действовавшие в районе Минска, огорчила командование, но не потрясла. Тем более что ранее Вишневский доложил о том, что вынужден сменить дислокацию из-за предательства одного из агентов.

Уже после того, как Белоруссия была освобождена, один из минских подпольщиков Павел Ляховский, пытаясь что-либо узнать о судьбе Вишневского, вдруг услышал от одного из партизан: «Так их всех расстреляли как предателей!»

Выходило так, что с советскими разведчиками расправился командир прославленной партизанской бригады, носивший звание Героя Советского Союза!

Это казалось совершенным безумием, но Ляховский сообщил о том, что ему стало известно, в Наркомат госбезопасности СССР. После этого началось расследование, о котором, по понятным причинам, особо не распространялись.

Побег из плена

Уроженец Саратовщины Борис Лунин происходил из рабочей семьи. Окончив семь классов и школу фабрично заводского ученичества, он работал фрезеровщиком на сталинградском заводе «Баррикады», а затем на саратовском заводе «Универсал». В 1939 году его призвали в Красную Армию, на Дальний Восток. Парня сочли перспективным, и вскоре Лунин стал слушателем курсов усовершенствования командного состава, откуда он вышел в звании лейтенанта.

В начале войны лейтенант Лунин сражался в составе 17-й танковой дивизии, участвовал в контрударе на Лепельском направлении. В августе 1941 года его, как и многих других, взяли в плен.

Мириться со своей участью лейтенант не хотел. В марте 1942 года с группой других военнопленных Лунин совершил дерзкий побег из концлагеря в Дроздах. Вскоре беглецы встретились с партизанским отрядом, которым командовал капитан Асташенок.

Казалось бы, это большая удача. Но Лунин очень скоро стал выражать недовольство — по его мнению, отряд под руководством Асташенока действовал неэффективно.

В регулярных частях пререкания со старшим по званию чреваты последствиями, но в партизанской «вольнице» к дисциплине относились проще. Асташенок, не желавший дрязг, заявил Лунину — вот бог, вот порог, если что-то не нравится, воюй отдельно.

«А ты, часом, не немецкий пособник?»

Вместе с Луниным ушли еще 15 человек, которые в апреле 1942 года создали новый партизанский отряд, получивший название «Штурм».

Нужно сразу сказать: против немцев отряд Лунина, со временем разросшийся до партизанской бригады «Штурмовая», действовал смело, дерзко и эффективно. Поэтому на вольности командира, о которых доходили слухи до руководителей партизанского движения, просто закрывали глаза.

А вольности были весьма нехорошие — например, он отбирал продовольствие у местного населения. Не просил помочь, а элементарно грабил. Тех же, кто возмущался, начинал пугать: «А ты, часом, не немецкий пособник? Сейчас, раз — и к стенке!»

Уже потом выяснится, что это были вовсе не пустые угрозы. Лунин проявлял одинаковую жестокость и к гитлеровцам, и к своим.

Разведгруппа Вишневского вырвалась из Минска в самый последний момент, когда все явки были провалены, а в городе уже шли аресты. На запасной явке в деревне под Минском Вишневский встретился с коллегами из группы Барсуковского.

Вскоре они встретились с партизанами из отряда «Штурм». И для разведчиков, и для партизан это было большой удачей — первым необходима была база и силовая поддержка для проведения дальнейших операций, а Лунин хотел иметь собственную связь с «Большой землей», поскольку до этого он держал ее лишь через другие отряды.

«Расстрелять фашистских агентов»

Но радость от встречи довольно быстро прошла. Вишневский был поражен порядками, царившими в отряде. Лунин создал своеобразный «гарем» из партизанок, часто был нетрезвым, чего не скрывал от подчиненных, да и вообще вел себя так, словно он не офицер Красной Армии, а Нестор Махно.

Лунин в конце 1942 года был назначен командиром бригады «Штурмовая» и по этому поводу закатил пир, вылившийся в грандиозную пьянку. Вишневский, побыв некоторое время, под благовидным предлогом удалился — разведчики базировались отдельно от остального отряда.

Вскоре после этого Лунин приехал в гости к разведчикам. Вишневский, на правах хозяина, накрыл стол, но посиделки не задались. Не выдержав, командир разведгруппы, выложил Лунину все, что он думает о происходящем в хозяйстве комбрига. Гость уехал крайне раздраженным.

Вернувшись штаб, Лунин заявил комиссару бригады Федорову: разведчики на самом деле являются перевербованными немецкими агентами, готовящими убийство руководства бригады «Штурмовая». Он утверждал, что узнал об этом из сообщения с «Большой земли», переданного через соседний партизанский отряд «Димы».

Федоров не поверил и посоветовал Лунину тщательно проверить информацию. Тот с раздражением отмахнулся.

А на следующий день начальник особого отдела бригады Белик пришел в штаб с мешком одежды. Комиссару он пояснил, что вещи принадлежать разведчикам, которые расстреляны по приказу Лунина «за предательство».

У Федорова хватило мужества не подписывать документы, объявлявшие разведчиков «фашистскими агентами», хотя он догадывался, чем рискует. Трогать комиссара, воевавшего с ним с момента создания отряда, Лунин не рискнул. Подпись Федорова на документах просто подделали.

«Да знаешь, кто я такой?»

Бригада «Штурмовая» продолжала сражаться. За успешное участие в операции «Рельсовая война» комбриг Лунин оказался в числе тех, кого представили к званию Героя Советского Союза.

1 января 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР за «умелое командование партизанской бригадой, образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм» Борис Лунин был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

После окончания войны Лунин работал помощником министра автотранспорта Белорусской ССР. Затем он перебрался в Краснодарский край, где устроился на работу заместителем начальника автоколонны.

Лихой партизан, Герой Советского Союза, он пользовался уважением окружающих. Пристрастие к спиртному ему прощали — человек через такое прошел, имеет право.

Когда в рабочем кабинете Лунина появился следователь с ордером на арест, партизан в бешенстве кричал: «Меня! Арестовать? Да знаешь, кто я такой?! Ты, мальчишка!»

«Если не подчиняется, то не возитесь и стреляйте»

Но это не произвело никакого впечатления. К тому времени следствие собрало доказательства не только расправы над разведчиками, но и многих других преступлений, о которых свидетели решились рассказать лишь спустя годы.

Из приговора военного трибунала Белорусского военного округа:

«Расправляясь с неугодными ему лицами, Лунин, узнав о высказывании недовольства его действиями со стороны командира партизанского отряда “Грозный” старшего лейтенанта Чугуй, приказал арестовать последнего. Арест Чугуя произвел в августе 1943 года лично Белик, который в тот же день вывел Чугуя из шалаша, где он находился под арестом, и выстрелом в голову убил последнего, после чего снял с убитого сапоги и брюки и забрал их себе. Уже после убийства Чугуя были составлены приказы по бригаде об аресте его и расстреле, а также составлено обвинительное заключение, подписанное Беликом и утвержденное Луниным, в котором указывалось, что Чугуй подлежит расстрелу...

В 1942 году ЦК Коммунистической партии Белоруссии в Заславский район была направлена группа коммунистов для организации партизанского движения, возглавляемая старшим лейтенантом Гурко и секретарем Заславского подпольного райкома партии Дубовиком. Вскоре этой группой был организован партизанский отряд имени Фрунзе под командованием Гурко, который в последующем вошел в состав партизанской бригады «Штурмовая». Между Луниным и Гурко сложились ненормальные отношения. Гурко как опытный кадровый офицер противопоставлял себя Лунину. Гурко сигнализировал высшим инстанциям за линию фронта о поведении Лунина, последний знал об этом...

24 октября 1943 года Гурко был вызван в штаб бригады, где Белик, зачитав названный приказ, потребовал от Гурко сдать оружие. Гурко на это ответил: «Не вы дали мне оружие, и я могу разговаривать при оружии». Но затем сделал движение рукой к кобуре, в этот момент Лунин сказал Белику: «Если не подчиняется, то не возитесь и стреляйте». И Белик тут же мгновенно выстрелил в Гурко, ранив его в грудь, после чего вторым выстрелом добил его.

С целью сокрытия обстоятельств этого убийства Беликом был сфабрикован акт, где указано, что Гурко был убит при попытке применить оружие к присутствующим в штабе командирам, и, кроме того, по указанию Лунина был составлен другой приказ по бригаде, в котором указывалось, что Гурко отстраняется от должности и предается суду ревтрибунала...

Лунин в течение 1942 года сожительствовал с партизанками Верховодько Верой, Ширко Валентиной, Жигалко Раисой и другими. Верховодько Вера, будучи беременной от Лунина, после того как он ее бросил, открыто выражала недовольство по адресу Лунина, и последний стал искать повода расправиться с ней...

Зимой 1942-1943 годов и весной 1943 года в Логойском районе по указанию и с личным участием Белика без достаточных законных оснований были расстреляны как якобы немецкие агенты две семьи советских граждан вместе с малолетними детьми.

Так, в деревне Плещаны с участием Белика была расстреляна семья Жуковского, состоящая из главы семьи — Жуковского Дмитрия, 67 лет, его жены Жуковской Варвары, 60 лет, их детей — Серафимы, Марии, Леонида и внучки 13 лет Алимпии.

После расстрела этих лиц по приказанию Белика все их имущество было забрано и увезено.

В деревне Дашки также с личным участием Белика была расстреляна семья Гирлятович: жена Гирлятович Александра и ее четверо детей в возрасте от одного года до шести лет.

Вместе с ними были расстреляны женщины — Рулькевич Агафья и Амильянович Серафима, которые членами семьи Гирлятовича не являлись и лишь только проживали в одном доме с Гирлятович.

Максимальное снисхождение

Если бы эти преступления вменялись нацистскому пособнику, никаких шансов избежать смертной казни у него бы не было. А что делать с Героем Советского Союза?

Трибунал нашел повод для смягчения наказания: «Переходя к определению меры наказания, суд, учитывая давность совершения Луниным и Беликом указанных преступлений, сложность обстановки, в которой они находились, их молодость в то время, заслуги в борьбе с немецкими захватчиками, полученные ими ранения и контузии, а также их последующую положительную общественно-полезную деятельность, находит возможным применить к ним наказание ниже низшего предела, установленного законом за данные тяжкие преступления».

В итоге Лунина и Белика приговорили к 7 годам лишения свободы каждого.

26 ноября 1957 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Борис Лунин был лишён всех званий и наград.

Выйдя на свободу, Лунин до последних дней жизни добивался реабилитации, настаивал, что все приказы, которые он отдавал, были законными. Однако всякий раз он получал ответ — осужден законно, оснований для реабилитации нет. Партизан-«оборотень» умер в 1994 году.

Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах