7210

«Ничего не трогать!» Какого хозяина помнят Горки Ленинские?

Такой увидел усадьбу Владимир Ильич 25 сентября 1918 г. в первый свой приезд для отдыха и лечения после покушения Фанни Каплан.
Такой увидел усадьбу Владимир Ильич 25 сентября 1918 г. в первый свой приезд для отдыха и лечения после покушения Фанни Каплан. / Валерий Христофоров / АиФ

Образ Ленина после четверти века в лучшем случае равнодушия, а в худшем - презрения и злобы сейчас заново возвращается в нашу историю. А в случае с музеем ещё и заново въезжает в Горки. Здания и интерьеры здесь постарались привести в тот самый вид, в каком их мог впервые увидеть Владимир Ильич. Ситуация воссоздана следующая: бывшая хозяйка усадьбы, вдова знаменитого Саввы Морозова Зинаида, свою резиденцию уже покинула. Горки национализированы - там сделали партийный дом отдыха. И завтра туда прибудет Ленин.

Чьи Горки?

Известно, что Ленин не раз подчёркивал: «Горки - не моя собственность! Оставьте всё так, как было при прежних хозяевах!» Перед приездом Ленина дочь Инессы Арманд попыталась затеять перестановку в бывшем будуаре Зинаиды Морозовой, который выделили под спальню Ленина. Для начала велела убрать гигантские зеркала. Ильич, будучи человеком спокойным и неконфликтным, тогда всерьёз рассердился: «Ничего не трогать! Ни единой вещи! Вплоть до портретов на стенах! Всё принадлежит народу!»
- Это решение Владимира Ильича аукается до сих пор, - говорит Тамара Шубина, главный научный сотрудник музея-усадьбы. - Есть два вопроса, без которых не обходится ни одна экскурсия. Первый: не страдал ли Ленин нарциссизмом и самолюбованием, и если не страдал, то зачем ему в спальне такие зеркала? Ответ на него вы уже знаете. Второй: почему рядом с главным домом асфальт красного цвета, нет ли здесь революционного подтекста? Ответ: это решение Морозовой - дорожки и двор при ней были засыпаны краснокирпичной крошкой. Асфальт лишь воспроизводит её цвет. 

Горки Ленинские
Впоследствии здесь разместили охрану. Столовую перенесли, и выглядела она гораздо скромнее. Стол, например, застилали клеёнкой. Фото: АиФ/ Валерий Христофоров

Надо признать, что со вкусом у Зинаиды Морозовой, воспитанной в семье купца второй гильдии, были явные проблемы. Неизвестно, какие деньги она уплатила архитектору Фёдору Шехтелю, но этот виднейший представитель русского модерна разом подзабыл свои увлечения и выдавил из себя модерниста не по капле, как советовал Чехов, а тугой струёй. И по настоянию Зинаиды Григорьевны сотворил такую роскошную безвкусицу, что диву даёшься. Сразу становится ясно, почему Ленин, пока позволяло здоровье, предпочитал отдыхать и жить не в главном доме усадьбы, а в северном флигеле. А работать, когда позволяли сезон и погода, - на террасе и в парке. Это весьма корректно объясняла Крупская: «Обстановка была непривычная. Мы привыкли жить в скромных квартирках, в дешёвеньких комнатах и дешёвых заграничных пансионатах и не знали, куда сунуться в этих покоях...»

Действительно, вот роскошный зимний сад в стиле ампир с итальянскими, каррарского мрамора скульптурами. Вот столовая со столом карельской берёзы. Столовую, кстати, воссоздали на прежнем месте. После того как Ленин въехал в Горки, её перенесли на второй этаж, а здесь разместили охрану - чуть ли не единственная перепланировка усадьбы, со скрипом одобренная вождём. Забавная деталь - сервиз на столе. Как положено, фарфор Гарднера: расцветка зимняя, синий кобальт. Но сервиз не Зинаиды Морозовой.

И послал по адресу

Дело в том, что она избегала нанимать местных мужиков - они, мол, вороваты, пьют, да и пахнет от них некультурно. Взамен наняла латышей. Когда грянула революция, прибалты отчалили, прихватив солидную часть хозяйских вещей. В том числе и фарфор. Конкретно - столовые приборы. По-настоящему ценные вещи, например коллекционные вазы, остались на месте.

Ленин в отличие от прежней хозяйки с местными общаться любил. Изначально, во избежание ажиотажа, наспех слепили легенду: новый жилец Горок был объявлен профессором, а его охрана - студентами. Но в первый же день легенда лопнула - местные крестьяне сразу пошли за советом к Ильичу.

В музее рассказывают о нескольких эпизодах такого общения. Скажем, сюжет, воспетый Твардовским в поэме «Ленин и печник». Печник - реальная фигура, местный крестьянин. Но впервые они с Лениным встретились не на поле, как у Твардовского, а в парке рядом с усадьбой. Печник рубил там деревья на дрова. На замечание Ленина, что делать так не следует, он вальяжно сказал: «Дак до леса-то лень идти». И послал Ильича по известному русскому адресу. 

Другой сюжет показывает, что Ленин и впрямь любил хорошую шутку и обладал само­иронией - редчайшее качество для руководителя государства. Как-то раз на прогулке его автомобиль упёрся в овраг, через который был перекинут мостик. Ильич спросил проходящего крестьянина, выдержит ли мост машину. Тот якобы ответил: «Да кто ж его знает? Раньше, может, и выдержал бы. А сейчас власть советская, значит, и мостик тоже советский». По воспоминаниям родных и близких, это прилагательное Ленин употреблял с особой интонацией, когда хотел упрекнуть в работе тяп-ляп и в показухе. Кроме того, есть мнение, что именно после этого и ещё нескольких похожих случаев Ленин всерьёз задумался о сворачивании военного коммунизма и переходе к нэпу. 

Горки Ленинские
Отсюда, из Горок, Ленин отправился в свой последний путь. Фото: АиФ/ Валерий Христофоров

За исключением мостика и мужиков, в усадьбе сегодня всё так же, как при Ленине. Хотя нет. Когда-то с балюстрады открывался вид на фруктовые и вишнёвые сады, что за рекой. В полном соответствии с пьесой Чехова вишнёвый сад вынес всё - и революцию, и советскую власть. А вот реставрация капитализма его подкосила. Сейчас там стоят дома, часть из которых в плане пышности может составить конкуренцию усадьбе Зинаиды Морозовой...

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах