aif.ru counter
2420

Как Наполеон Россию сватал. В поисках союза с русскими Бонапарт шёл на всё

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. Из городских лабиринтов — на сельские просторы 16/09/2020
Добиваясь дружбы путём войны, главное – не перегнуть палку, как это сделал Наполеон в 1812 г. После сожжённой Москвы речи о союзе быть уже не могло. «Наполеон в горящей Москве», Адам Альбрехт (1841).
Добиваясь дружбы путём войны, главное – не перегнуть палку, как это сделал Наполеон в 1812 г. После сожжённой Москвы речи о союзе быть уже не могло. «Наполеон в горящей Москве», Адам Альбрехт (1841). © / Public Domain

215 лет назад, 15 сентября 1805 г., император Александр I объявил войну Наполеону. Официально – для того, чтобы «водворить в Европе на прочных ­основаниях мир».

Самое интересное, что ­Наполеон постоянно искал союза с «великаном Восточной Европы». Другое дело, что ему был нужен союз исключительно на его условиях. Чтобы добиться вожделенного результата, он пускал в ход всё. То заискивал и лебезил, то угрожал и провоцировал, а в 1812 г. даже развязал войну, целью которой полагал быстрый разгром русских армий, союз с Россией и дальнейшую совместную войну против ­Англии.

Отвергнутый лейтенант

Началось это, когда 19-летний Бонапарт влачил полуголод­ное существование в артиллерий­ском полку де Ла Фер в звании младшего лейтенанта. Почти всё жалованье уходило на оплату семейных долгов. Карьерные перспективы близки к нулю – Франция ни с кем не воюет, повышения по службе не жди. И тут нищему офицерику выпадает шанс. В 1788 г. из России, которая ведёт войну с Оттоманской Портой, приезжает генерал Иван Заборовский – вербовать офицеров. Не всяких, а преимущественно из тех народов, кто имеет давние традиции вражды и войны с турками. Греков, италь­янцев, южных славян и – внимание – корсиканцев. Наполеон подходит идеально. И подаёт прошение.

Оно принимается благосклонно. Правда, с одним условием: берём, но с понижением в звании на одну ступень. Наполеон не желает верить своим глазам. Он лично едет к рус­скому генералу – доказать, что его, молодого, горячего и перспективного, нужно брать без понижения. Заборовский же никак не может понять: зачем делать исключение для младшего лейтенанта, который из трёх лет службы два года провёл в отпуске? И отказывает окончательно. На что получает ответ: «Как бы вам не пожалеть! Кто другой сразу дал бы мне капитана!»

Два рыцаря?

Прошло 12 лет, и Наполеон предпринял вторую попытку. Он теперь не безвестный лейтенант, а овеянный славой боевой генерал, да в придачу ещё и Первый консул Французской республики. И потому действует не ­нахрапом, а дипломатией.

Во Франции находится 6 тыс. русских пленных, оставшихся после разгрома корпуса Александра Римского-Корсакова под Цюрихом осенью 1799 г. ­Наполеон безвозмездно отпускает их всех на родину. И не просто отпускает – шьёт новые мундиры, возвращает оружие и знамёна, снабжает прогонными деньгами, словом, удостаивает высших воинских почестей.

Русский император Павел I в восторге: он умеет ценить рыцарские жесты. И в ответ на прось­бу о союзе отвечает: «Несомненно, что две великие державы должны установить между собой согласие. Я готов это сделать». Союз становится реальностью. Павел I отправляет Донское войско в Индийский поход, чтобы ударить под коленки англичанам, что, в свою очередь, приводит в восторг ­Наполеона.

Но через несколько недель Павла убивают. Донцы возвращаются восвояси. И перспективный союз рушится. О чём Наполеон жалел до конца дней, говоря в ссылке на острове Св. Елены своему врачу, ирландцу Эдварду Барри О’Мира: «Если бы Павел остался жив, вы бы потеряли Индию».

Принуждение к миру

Третий заход совмещал в себе и провокацию, и военную силу. Разжечь войну оказалось просто. В 1804 г. по приказу Наполеона похищают, наскоро судят и спешно расстреливают герцога Луи Энгиенского, обвиняемого в подготовке заговора против Первого консула. Царь Александр I отреагировал предсказуемо: «Невозможно сохранять сношения с правительством, которое запятнано таким ужасным убийством».

Наполеон ответил так, что конфликт был неизбежен: «Необычайно забавен в роли блюстителя мировой нравст­венности человек, который подослал к своему отцу убийц, подкупленных на английские деньги». Обвинения в отце­убийстве Александр действительно не простил и в 1805 г. начал войну.

Она была для России несчаст­ливой. Разгром при Аустерлице, разгром под Фридландом, кровавая ничья при Прейсиш-Эйлау… И как результат – Тильзит­ский мир 1807 г. Мир вроде не стыдный: Россия по нему ничего не теряла. Наоборот, Александру были развязаны руки для ­«округления» границ России – так в 1809 г. была ­завоёвана Финляндия.

Но этот союз был тяжким. Да и Наполеон делал намёки, что не прочь попользоваться русским ресурсом. Так, в Тильзите он сказал донскому атаману Матвею Платову: «Я очарован вашими казаками и желал бы иметь их в своей армии. Не можете ли вы сформировать мне корпус хоть тысяч в 20?» Платов умудрился свести всё к солёной шутке: «Разумеется, ваше величество! Пришлите на Дон 20 тысяч француженок, и через 20 лет у вас будет 20 ­тысяч казаков!»

Последний шанс

Может быть, эта шутка Платова навела императора Франции на мысль действовать схожим образом – следующий заход предполагал брак с одной из сестёр Александра I. Всё равно с какой. Так, когда провалилось его сватовство к великой княжне Екатерине Павловне – та была уже помолвлена с другим, – Наполеон сделал предложение Анне Павловне. Что? Ей всего 13 лет? Ничего – можно немножко подождать. Да ещё и пойти на уступки, например заранее позволить потенциальной русской жене оставаться в православной вере…

Другое дело, что семья Александра I этого брака не желала и тянула время. Когда Наполеона попросили подождать ещё чуть-чуть, пока невесте не исполнится 17 лет, его терпение лопнуло. Кстати, 17 лет Анне исполнилось в 1812 г. Что тогда произошло, известно всем и каждому: очередная попытка силой склонить Россию к союзу закончилась входом русских войск в Париж. Но даже и после этого Наполеон не терял надежды. Сбежав с Эльбы и получив свои знаменитые «100 дней», он в отчаянии предпринимает последнюю попытку. Стремительно вернувшись в Париж и захватив трон, он обнаруживает, что во время его ссылки Франция, Австрия и Англия заключили секретное соглашение против России. Оригиналы документов он пересылает Александру I – вместе с отчаянной просьбой о новом союзе. Но после 1812 г. и сожжённой Москвы веры ему не было. Александр I демонст­ративно швыряет документы в камин, ставя на «русских проектах» Наполеона точку.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы