Примерное время чтения: 8 минут
8081

Хороший понт дороже денег. В чём главный фокус Великого Посольства Петра I

Репродукция картины «Портрет Петра I», 1770 год. Художник Антропов Алексей Петрович.
Репродукция картины «Портрет Петра I», 1770 год. Художник Антропов Алексей Петрович. РИА Новости

325 лет назад, 19 марта 1697 года, стартовала одна из крупнейших дипломатических акций в истории человечества. Из России в Европу выехало «Великое Посольство», возглавляемое своего рода триумвиратом — Франц Лефорт, Фёдор Головин и Прокофий Возницын были назначены «великими полномочными послами».

А где-то сбоку припёка в составе этой грандиозной миссии числился некий урядник Преображенского полка Пётр Михайлов. Легенда эта была шита белыми нитками. Чуть ли не сразу всем сведущим людям в Европе стало известно, что именно этот унтер-офицер и есть главное лицо Великого Посольства. Под личиной урядника скрывался сам «Царь Всея Великия и Белыя и Малыя...» Петр I.

Эту дипломатическую миссию у нас почему-то принято изображать как почти что развлекательную поездку. Такой вояж в европейский супермаркет, где Пётр бросал в свою «тележку» всё, что ему приглянулось — от устройства мануфактур и верфей до европейского платья. А потом уже всё это дело механически пересадил на отечественную почву. Короче, «уздой железной Россию поднял на дыбы». Ну а основной и главной целью этого «вояжа» называют Голландию. И ещё немножко остаётся на долю Англии — именно пребывание царя в этих странах традиционно оттягивает на себя львиную долю внимания.

Беседа Петра I в Голландии. Неизвестный голландский художник. 1690-е гг. Фото: ru.wikipedia.org

Получается странная штука, странность которой можно проиллюстрировать конкретным примером. Всем известны реформы царя Александра II — военная, судебная, образовательная. И, конечно же, крестьянская — с отменой крепостного права. Современники называли их «Великими реформами». Однако сейчас этот термин остался в прошлом, всплывая, разве что, в работах историков.

А вот с посольством Петра дела обстоят иначе. Оно и тогда называлось «Великим», и сейчас не утратило этого почётного прилагательного. Хотя если по-прежнему рассматривать его как «вояж в европейский супермаркет», то никакого величия в этом посольстве нет.

Вот тут-то и кроется западня. И даже несколько. Дело в том, что Великое Посольство имело не менее великие цели. И, прежде всего, политические. Главным царь Пётр считал не вояж по мануфактурам и верфям, а вот что: «Наказано к подтверждению древней дружбы и любви для общих всему христианству дел, к ослаблению врагов креста Господня — салтана Турского, хана Крымского и всех бусурманских орд». То есть формирование на базе уже существующей Священной Лиги создать колоссальный антитурецкий союз, добавив к Русскому царству, Империи Габсбургов, Речи Посполитой и Венецианской республике Англию, Голландию и еще ряд государств помельче, вроде Бранденбурга. Словом, грандиозный проект, причём освободительного характера — нацеленный на то, чтобы окончательно изгнать турок из Европы и покончить с исламской угрозой.

Ко двору Людовика XIV в Версаль прибывает русское посольство.
Ко двору Людовика XIV в Версаль прибывает русское посольство. Фото: www.globallookpress.com

Здесь Пётр потерпел крах — государи поименованных держав сочли за благо договориться с Турцией поодиночке, выторговав себе кое-какие преференции. Возможно, до общеевропейского проекта Петра тогдашняя Европа попросту не доросла. И Петру пришлось переключиться на запасной план — устроить Европе масштабное кровопускание в плане сманивания «мастеров разных ремёсел» в Россию. На первый взгляд, так оно и есть. Один француз в своём произведении «Пребывание царя московитов в Заандаме» писал: «Многие из местных с грустью смотрели на отъезд на чужбину столь значительного числа сведущих и полезных людей, а также на вывоз такого большого числа моделей разных машин — мельничных, ткацких, прядильных и других. Эти люди как бы предвидели тот великий ущерб, какой нанесен будет всем этим собственному их отечеству. Страх этот впоследствии слишком оправдался...»

Однако для привлечения в Россию специалистов вовсе не было нужды снаряжать посольство. И до этого, и после прекрасно обходились работой эмиссаров-вербовщиков, причём иногда даже не русских, а местных, работавших по найму. И результаты были впечатляющими — Россия, начиная с деда Петра, Михаила Фёдоровича, исправно работала как своего рода кадровый пылесос, выкачивающий из Европы специалистов в промышленных масштабах. Именно они обеспечили Русскому Царству рывок Нового времени — первые мануфактуры и полки иноземного строя были как раз делом рук вербовщиков.

Главный же фокус Великого Посольства, который обеспечил внимание ведущих иностранных держав к «медвежьему углу Европы», состоял, как ни странно, в размерах миссии. Грубо говоря, величие в величине.

Дело в том, что в составе посольства насчитывалось 250 человек. Это не просто много — это невообразимо, немыслимо. Самые крупные миссии XVII столетия едва дотягивали до планки в 50 человек, но то были посольства, решающие глобальные вопросы. Например, передел Европы по итогам Тридцатилетней войны, которую иногда называют «Нулевой мировой войной». Снарядить посольство из нескольких десятков человек даже на пару месяцев — удовольствие весьма дорогое. На плечи государства ложилось тяжкое бремя — нужно не только обеспечить послов всем необходимым, но и снабдить их деньгами для оплаты счетов, подарками, предназначенными для принимающей стороны, в конце концов, средствами для подкупа и взяток — как же в дипломатии без этого? Короче, в бюджете государства каждое посольство пробивало ощутимую брешь.

А тут — 250 человек. И не в одну страну. И не на месяц. Даже не на год — Великое Посольство пребывало за границей 18 месяцев.

Именно это поразило современников. Пётр I сумел показать, что Русское царство невероятно богато, а власть в нём невероятно крепка и уверена в себе. Да, под конец случилась осечка — Пётр был вынужден прервать посольство, когда летом 1698 года получил известие о бунте стрельцов. Но даже это не стёрло главного впечатления. Европа внезапно увидела в России не нищую «Московию», едва-едва оправившуюся после Смуты, а богатое и сильное государство, с которым очень даже можно и нужно вести дела.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах