aif.ru counter
10861

Грудь в крестах. Кто и за что в России получал орден Святого Георгия

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. Как мошенники крадут у пенсионеров накопления? 04/12/2019
Знак ордена Святого Георгия (слева), учрежден императрицей Екатериной II в 1769 году. Справа - знак отличия Военного ордена Святого Георгия. Введен в 1807 году для солдат (Георгиевский Крест). Коллекция орденов и медалей отдела нумизматики Государственного Эрмитажа.
Знак ордена Святого Георгия (слева), учрежден императрицей Екатериной II в 1769 году. Справа - знак отличия Военного ордена Святого Георгия. Введен в 1807 году для солдат (Георгиевский Крест). Коллекция орденов и медалей отдела нумизматики Государственного Эрмитажа. © / В. Лозовский / РИА Новости

250 лет назад, 7 декабря 1769 г., под пение «Многая лета» и салют в 101 выстрел из орудий Петропавловской крепости Екатерина II наложила на себя знаки самой почётной награды в истории нашей страны.

Так был учреждён императорский военный орден Святого великомученика и победоносца Георгия.

Допускается и название по­проще – орден Св. Георгия. Но вот сказать о нём «Георгиев­ский крест» – значит допустить непростительную ошибку. В прежние времена, кстати, такое никому не пришло бы в голову. Все и без напоминаний отлично знали, что есть орден, которым награждают офицеров, и есть крест – знак отличия этого же ордена, но исключительно для нижних чинов. Известен единственный случай, когда «солдатского Егория» получил генерал. В Битве народов при Лейпциге 1813 г. Михаил Милорадович, к тому моменту уже заслуживший орден Св. Георгия II степени, сражался в рядах русской гвардии вместе с простыми солдатами. Это видел император Александр I, который поднёс генералу «простой» серебряный крестик: «Носи солдатский крест! Ты – друг солдат!» Между прочим, этот боевой знак Милорадович ценил едва ли не выше, чем все остальные свои награды.

Екатерина II с орденом Св. Георгия 1-й степени. Ф. Рокотов, 1770 г.
Екатерина II с орденом Св. Георгия 1-й степени. Ф. Рокотов, 1770 г. Фото: Национальный музей РТ

Фальстарт Екатерины

Впрочем, всё это будет потом. Во времена же восшествия на престол Екатерины II система орденов Российской империи была откровенно куцей. Высший орден – Св. Андрея Первозванного. Рангом пониже – орден Св. Александра Невского. И ещё один, правда исключительно женский, – орден Св. Екатерины. Особого ордена за военные заслуги попросту не существовало.

А потребность в нём была, поскольку Россия вела довольно-таки успешные войны. Тот же орден Св. Александра Невского задумывался Петром I в 1724 г. именно как военный. Но царь-плотник не успел довести проект до ума. Орден учредили после его смерти – в том числе для награждения гражданских лиц. Осечка.

Второй заход состоялся в 1765 г. И если бы проект одобрили, то знаменитая «лента Победы» была бы у нас не георгиевской, а екатерининской. И соответственно, другого цвета. Сочетания зелёного и красного – как униформа Преображенского полка. Но Екатерина II совершенно справедливо усмотрела в этом откровенный подхалимаж. К тому же дам­ский орден Св. Екатерины уже существовал. Проект отправили на переработку, которая длилась 4 года.

Защита. Победа. Традиция

Срок немаленький, зато герою Семилетней войны генерал-фельмаршалу графу Захару Чернышёву удалось в конце концов создать истинный шедевр.

Избрание небесным покровителем ордена св. Георгия – ход блестящий. Георгий, которого на Руси называли также Юрием, был одним из самых почитаемых святых. Причём не только среди знати, но и среди простых мужиков. Именно в праздник Егория, в Юрьев день, крепостные крестьяне имели право на уход от старого хозяина. Этого дня иные ждали как манны небесной, потому что он давал возможность изменить судьбу. То есть Георгий – заступник.

Сам святой был, согласно житию, военным – это для ордена с девизом «За службу и храбрость», конечно, хорошо, но недостаточно. Особенно для русского. И здесь вспомнили князя Ярослава Мудрого, которого при крещении назвали как раз Георгием. Князь каждую крупную военную победу отмечал строительством во имя своего небесного покровителя. Так, в 1030 г. после победы над чудью – предками эстонцев – был заложен город Юрьев (ныне – Тарту) и Юрьев монастырь в Новгороде. А после окончательной ликвидации печенежской угрозы в 1036 г. был заложен Георгиевский собор в Киеве. То есть Георгий – это сила и победа.

Кстати, Георгиевскую церковь в Коломенском основал возвращавшийся с Куликова поля Дмитрий Донской – в той битве воины вроде бы видели св. Георгия, сражавшегося на стороне русских. Да и в цар­ствование Фёдора, сына Ивана Грозного, воинам за храбрость раздавали монеты с изображением св. Георгия. А значит, Георгий – ещё и традиция.

Ну и, конечно, статус ордена, который не мог не импонировать военным людям «всех чинов»: «Ни высокая порода, ни полученные пред неприятелем раны не дают права быть пожалованным сим орденом: но даётся оный тем, кои не только должность свою исправляли во всём по присяге, чести и долгу своему, но сверх того отличили ещё себя особливым каким мужественным поступком… Сей орден никогда не снимать: ибо заслугами оный приобретается».

Царское уважение

Всё вместе создавало бронебойный эффект. На кавалеров ордена смотрели как на небожителей. Вот как писал об этом историк XIX в. Евгений Карнович: «Появление в обществе георгиевского кавалера очень часто обращает на него внимание присутствующих, чего не бывает в отношении кавалеров других орденов, хотя бы и звездоносцев».

Что правда, то правда. Другими орденами награждали, Георгия же можно было только заслужить. Даже от высшего ордена, Св. Андрея Первозванного, бывало, что и отказывались. Нечасто, всего дважды: в Российской империи – генерал Алексей Аракчеев, в новейшей истории – писатель Александр Солженицын. А вот от ордена Св. Георгия не отказывался никто и никогда. Более того – его жаждали. Скажем, Лев Толстой был представлен к «солдатскому Георгию» дважды. Оба раза награда пролетала мимо. И писатель, ненавидевший войну, с горечью говорил: «Я вам признаюсь откровенно, что из всех наград я имел тщеславие добиваться именно этого маленького крестика и что это препятствие доставило мне большое горе…»

Нажмите для увеличения
Нажмите для увеличения

Заслуживших этот орден действительно немного. Ещё меньше было тех, кто может называться полным георгиев­ским кавалером (см. инфографику). Но перед ними благоговели даже особы царских кровей. Как-то раз перед Георгиевским праздником Екатерина II сильно заболела. У неё спросили: не лучше ли будет отменить приём кавалеров ордена? И получили ответ: «Я скорее велю нести себя к ним на кровати, нежели соглашусь огорчить тех людей, которые жертвовали жизнью, чтобы получить это отличие».

Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы