6422

«Еще не раз вы вспомните меня». Как студент узнал место гибели Гумилева

135 лет назад — 15 апреля 1886 года — на свет появился поэт Николай Гумилев. Судьба этого талантливого человека, легенды Серебярного века, трагически оборвалась в 35 лет. Он был расстрелян большевиками по надуманному делу.

В ЧК приехал с томиком Гомера

Спустя годы Гумилев будет реабилитирован, его дело, хранившееся под грифом «секретно», опубликуют. А главное — опубликуют творческое наследие поэта. Его последний прижизненный сборник «Огненный столп» печатался в типографии в августе 1921 года — в дни, когда сам Гумилев уже находился в застенках. Очень скоро советская цензура изымет из обращения все, что связано с именем поэта.

Впрочем, от этого Гумилев не перестал быть легендой Серебряного века. Его жизнь вмещала в себя не только поэзию: исследователь Африки, отважный воин и военный разведчик, герой Первой мировой войны, кавалер двух Георгиев, он сохранил верность присяге и Российской империи. На фронт он ушел вместе с родным братом, который погиб на войне. Открытая душа и благородный характер — это о нем. А еще — неистребимый романтик. Когда за ним пришли из ЧК, единственным, что он взял с собой, стал томик Гомера. Это была «Илиада».

Гумилева арестовали в рамках так называемого дела профессора Таганцева. В поле зрения большевиков Таганцев попал после своего обращения к советскому правительству и конкретно Ленину с предложением навести порядок в стране в плане правосудия. После Октябрьского переворота 1917 года прошло несколько лет, закончилась Гражданская война, а вакханалия с бессудными арестами и расстрелами продолжалась. Вместе с единомышленниками — видными учеными и общественными деятелями — Таганцев призывал власти действовать в рамках существующих советских законов. Этого скромного обращения оказалось достаточно, чтобы ЧК было дано поручение «присмотреть» за Таганцевым.

Пройдет совсем немного времени, и Таганцева арестуют, а вместе с ним — десятки известных ученых, деятелей науки и искусства. Знакомый Таганцева на допросе вспомнит, что однажды встречался с Гумилевым. Это и послужит поводом для ареста. Потом поэту вменят в вину то, что он брал у одного из ранее арестованных 200 тысяч советских рублей на хранение, а потом вернул. На момент ареста Гумилева на эти деньги можно было купить несколько килограмм картошки. Эта сумма в рамках большевистского правосудия вырастет в формулировку о том, что Гумилев финансировал и активно содействовал белогвардейскому заговору. В деле Гумилева, которое спустя годы будет опубликовано, не содержится ни одного доказательства тех обвинений, из-за которых поэта приговорили к смертной казни.

Под грифом «секретно»

На папке с бумагами, которая долгие десятилетия была под грифом «секретно», от руки написано «расстрелять». До сих пор так и неизвестно, чей же это «автограф». Зато известно, как именно расстреляли поэта и георгиевского кавалера. 26 августа 1921 года группу смертников, в которой был поэт, вывезли на окраину Петрограда. Расстрельная команда заставила их сначала вырыть себе общую могилу. Яма была выкопана лишь наполовину, когда у чекистов лопнуло терпение. Палачи согнали своих жертв в яму, которая доходила им до пояса, и расстреляли. Потом наспех забросали тела землей.

За 14 лет до своей кончины Гумилев написал пророческие стихи, которые почти один в один описали место его погребения:


Как труп, бессилен небосклон,

Земля — как уличенный тать,

Преступно-тайных похорон

На ней зловещая печать.

Место гибели поэта тщательно скрывали. Планировалось, что и память о творчестве и жизни Николая Гумилева будет стерта. И это наверняка бы произошло, если бы не подвиг Павла Лукницкого.

Павел Лукницкий.
Павел Лукницкий. Фото: Public Domain

К моменту расправы над 35-летним Гумилевым Лукницкий был студентом. Павел горячо любил творчество Гумилева. Даже то, что Николая Степановича официально объявили врагом народа, не заставило юношу отказаться от идеи написать курсовую, посвященную поэзии Гумилева. Для этого он решил познакомиться с Анной Ахматовой, первой супругой Гумилева.

Накануне прихода Лукницкого Анна Ахматова несколько дней подряд видела во сне Гумилева. Она пыталась понять, что бы это значило. И поняла, когда в дом пришел Павел. Молодой человек предложил составить летопись жизни Гумилева, сохранить для потомков его творчество. Ахматова сразу же согласилась. Первое время Павел приходил к ней ежедневно. Так началась их многолетняя дружба, в ходе которой Лукницкий собрал самый полный архив документов, посвященный жизни не только Гумилева, но и Ахматовой. Анна Андреевна доверяла Лукницкому, делилась с ним сокровенными воспоминаниями. Лукницкий их тщательно записывал. Его вообще было почти невозможно увидеть без блокнота и карандаша.

Если он находил ранее не опубликованное стихотворение Гумилева у его знакомых и те не спешили с ним расстаться, он не просто переписывал произведение. Он также считал нужным подробно описать, какие чернила использовал поэт, как расставлены ударения, какие правки, как одно слово заменено другим. Он сохранял любой документ, хоть как-то связанный с Гумилевым, и сделал сохранение памяти о Николе Степановиче делом всей своей жизни, прекрасно понимая, что делает это с риском для себя.

Свадьба в поезде

Как только стало известно, что студент Лукницкий пишет курсовую о Гумилеве, его вызвали в ЧК. Провели разъяснительную работу. К счастью, отпустили. А он сделал вывод: стал прятать документы в тайник. Все, что он собирал, хранилось в надежном месте. Своей профессией Павел Лукницкий избрал журналистику. Прошел всю Великую Отечественную военным корреспондентом. Издал дневник блокадного Ленинграда, написанный со слов выживших. Но главным оставался архив Гумилева. Умирая на больничной койке от инфаркта, он оставил завещание сыну Сергею: продолжить собирать архив, когда появится возможность, издать его, и добиться реабилитации Гумилева, который был незаконно осужден. Там же, на больничной койке, он попросил ручку и листок, слабеющей рукой он нарисовал схему места на окраине Петрограда, где был убит Гумилев. Эту информацию ему рассказала Ахматова. Он завещал, чтобы сын обязательно там побывал. Умер Лукницкий в 1973 году.

Его дело сын продолжил вместе с матерью — Верой Лукницкой. С Верой Константиновной Павла Лукницкого свела поэзия Гумилева. В 1948 году он возвращался из командировки в Таджикистан. Проходя по вагону поезда, в одном из купе он увидел красивую девушку. Познакомился. Желая произвести впечатление, начал читать стихи. В том числе и стихи Гумилева:


Еще не раз вы вспомните меня

И весь мой мир волнующий и странный,

Нелепый мир из песен и огня,

Но меж других единый необманный.


Он мог стать вашим тоже и не стал,

Его вам было мало или много,

Должно быть, плохо я стихи писал

И вас неправедно просил у Бога.


Но каждый раз вы склонитесь без сил

И скажете: «Я вспоминать не смею.

Ведь мир иной меня обворожил

Простой и грубой прелестью своею».

После первого четверостишия Лукницкий сделал небольшую паузу, как вдруг его собеседница продолжила сама читать стихи Гумилева. Сказать, что Павел был потрясен, — ничего не сказать. Перед ним сидела комсомолка, юное создание, которое откуда-то знало стихи Гумилева, расстрелянного советской властью более четверти века назад. И стихи эти официально не издавались. Разве что ходили в списках. Не иначе их встреча была заранее предопределена на небесах.

Из поезда они вышли мужем и женой. За оставшиеся два дня в пути сыграли свадьбу прямо в поезде, пригласив в гости других пассажиров. С Верой Константиновной они прожили 25 лет.

Добился справедливости

После смерти Павла Лукницкого собранный им архив по-прежнему хранился в тайнике и ждал своего часа. Сергей, трудившийся журналистом в «Литературной газете», специально получил второе высшее образование: юридическое. Он не терял надежды на то, что получит доступ к делу Гумилева. Однажды, придя домой, Сергей увидел на лестничной клетке пожилого мужчину в солидном пальто. Лицо показалось знакомым. Это был председатель КГБ Андропов. Он приходил к вдове Лукницкого, чтобы она отдала архив Гумилева. Вера Константиновна сказала, что архива у нее нет.

В действительности архив хранился сначала на даче в Переделкине, затем — в специально созданном тайнике в квартире. Он увидел свет после развала СССР. Николай Гумилев после крушения Советского Союза стал первым реабилитированным писателем. Для этого Сергею Лукницкому пришлось приложить немало усилий. Ознакомившись с делом, он как юрист сразу понял, что приговор был вне правового поля. С фактами на руках он обивал пороги прокуратуры. И добился справедливости. Было выпущено полное собрание сочинений Николая Степановича Гумилева. Была выполнена и другая просьба Павла Лукницкого: Вера Константиновна и Сергей побывали на месте убийства поэта. Сейчас там стоит православный крест.

Крест на вероятном месте расстрела Николая Гумилева, Бернгардовка (долина реки Лубьи).
Крест на вероятном месте расстрела Николая Гумилева, Бернгардовка (долина реки Лубьи). Фото: Public Domain
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Роскачество