aif.ru counter
4349

Эхо церковного раскола. Почему староверы финансировали русскую революцию

Никольская старообрядческая церковь.
Никольская старообрядческая церковь. © / Петренко / РИА Новости

16 мая 1883 г. императором Александром III был утверждён и подписан документ, который напрямую касался как минимум 10 % населения Российской империи. Это были 15 млн старообрядцев, которые ждали нового закона о своих правах и надеялись на государеву милость.

Впрочем, можно посмотреть иначе и сказать, что новый закон напрямую касался 80 % промышленности и банковского сектора страны. Именно столько предприятий и финансовых учреждений было создано и контролировалось на тот момент старообрядцами. Словом, закон о правовом статусе этих людей был необходим. Хотя бы по той причине, что никакими особыми правами они до этого не обладали. За исключением одного: «раскаяться в грехе раскола» и перейти в официальную церковь.

Новый закон обещал быть весьма и весьма благожелательным. Пройдя через множество инстанций и дойдя до Государственного совета, он оброс некоторыми дополнениями, которые могли наконец-то сделать гонимых на протяжении двухсот с лишним лет старообрядцев более-менее полноправными гражданами. Хотя бы второго сорта: они, в принципе, согласны были и на это.

Мягко стелет

Вот что давал новый закон в редакции Государственного совета.

Во-первых, старообрядцев предполагалось называть именно старообрядцами. Унизительные и опасные клички («раскольник» или «сектант») более не допускались.

Всё остальное уже идёт «во-вторых». Скажем, по чисто религиозным делам предполагалось «распечатание церквей и часовен, а равно и открытие монастырей и скитов старообрядческих, прежде закрытых во всей России, а при погребении умерших старообрядцев дозволяется предношение икон, хоругвей и крестов в сопровождении архиерея или священника с пением Святый Боже и других песнопений заупокойных».

По делам общественным новый закон гарантировал следующее: «Дозволяется старообрядцам заводить общественные начальные школы, а окончившим гимназический или университетский курс занимать преподавательские должности во всех учебных заведениях, включая университеты. Дозволяется старообрядцев производить за их заслуги из простых рядовых в высшие дворянские чины».

Заметим: во всех этих делах не оказывается помощь, а только лишь даётся дозволение. Учитывая, что всеми этими «милостями» пользовались представители других конфессий, речь шла всего лишь о том, чтобы уравнять в правах значительную часть природных русских с остальными подданными Империи.

О правах — забыть

Закон, подписанный Александром III, сильно отличался от того, что рассмотрел Государственный совет. Иные «права» давала новая «царская милость».

Можно было «творить молитву, исполнять духовные требы и совершать богослужение». Но это — внутри своих молитвенных домов. На людях же — только в крайнем случае, да и то с оговорками: «На кладбище при погребении дозволяется творение молитвы с пением, но без церковного облачения».

Из дел общественных оставалось вот что. Можно было получить временный паспорт «для отлучки в пределах Империи». Можно было «производить торговлю и промыслы, а также вступать в иконописные цехи». Ещё раскольнику дозволялось «занимать общественные должности не выше волостного старшины или его помощника с утверждения надлежащих властей».

На этом всё. О школах, преподавательских должностях и прочих правах было велено крепко-накрепко забыть.

Ах, нет. От раскольников, которых лишь в данном конкретном случае называли менее уничижительно, милостиво принимались пожертвования на благотворительные цели. Но без указания на то, кто именно пожертвовал.

В принципе, это согласовывалось с евангельским заветом: «Когда творишь милостыню, пусть твоя левая рука не знает, что делает правая». То есть, делая благодеяние, не гордись, постарайся об этом забыть и уж точно никому не рассказывай.

Но не до такой же степени, как это произошло, например, с семейством Шелапутиных. Несколько поколений этих московских миллионеров-старообрядцев последовательно построили и финансировали: странноприимный дом, несколько больниц, женский акушерский институт и, наконец, мужской педагогический институт. Результат парадоксален. В пединститут, построенный старообрядцем, не допускались на учёбу ...старообрядцы: «Согласно Высочайше утверждённому Уставу в данное учебное заведение могут быть приняты только православные».

Высшие ценности

Главное, что новым законом Александра III не был регламентирован один из основных вопросов: о юридическом статусе старообрядческих общин. То есть по факту они были, а в правовом поле такого юридического лица не могло существовать.

Получалась интересная ситуация. Община — это в первую очередь собственность. Недвижимость, земля, капиталы. Ими кто-то владеет. Но если община не имеет юридического лица, то кто же владелец?

Собственность была записана на частных лиц. Это был опасный путь: мало ли что взбредёт в голову человеку, который распоряжается таким богатством. Слишком велик соблазн присвоить всё это и сбежать.

Но вышло иначе. В такой ситуации, чтобы не растерять свою общность и единство, старообрядцам приходилось создавать свои правила денежных отношений и договоров. Вера на слово. Предпринимательство на доверии. Кристальная честность.

Именно в силу этих причин в их среде так хорошо шёл бизнес. Там, где другие, совершая сделку, обременяли себя услугами нотариусов и поверенных, тянули время и теряли деньги, старообрядцы ограничивались словом. Решения принимались быстро, и эффективность их была на порядок выше, чем у остальных.

Люди, ворочающие огромными капиталами, но формально бесправные, вынужденные по милости властей давать взятки направо и налево только ради того, чтобы их признавали за более-менее полноправных граждан. Думается, что если взглянуть на проблему именно с этой точки зрения, то отпадёт вопрос, многих ставящий в тупик. А именно: почему вдруг миллионер-старообрядец Савва Морозов финансировал Первую русскую революцию? Вот почему.

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы