aif.ru counter

Едут-едут по Пекину наши казаки. Что увидели русские в Китае 400 лет назад?

Обилие пива и закусок, фруктов, овощей и пряностей, а также широчайшие возможности для торговли — такой увидели Поднебесную первые русские, добравшиеся туда четыре века назад, опередив на сибирском пути англичан, голландцев и шведов.

Древний Пекин.
Древний Пекин. © / Public Domain

400 лет назад, 16 мая 1619 г., в Томск вернулось 13 казаков. Годом ранее тобольский воевода Иван Куракин дал им чёткое задание: «Каково Китайское государство велико, и сколь людно, и какова их вера? Велим про то про всё проведати подлинно, есть ли в Китайское государство ход, и ис Китайского государства есть ли в иные земли водяной путь, и сколь богато?»

Ответом стало уникальное произведение под названием «Роспись Китайскому государству и Лобинскому, и иным государствам, жилым и кочевным, и улусам, и великой Оби, и рекам и дорогам», автором которого был глава миссии, томский городовой казак Иван Петлин. Вообще эту «Роспись...» надлежало хранить в строжайшем секрете и ни в коем случае не допускать утечки информации в Европу. Однако уже в 1625 г. почти полный текст «Росписи...» публикуется в Лондоне на английском языке под названием «Повествование русских казаков, путешествующих из Сибири в Китай и другие страны, прилегающие к нему». Публикация становится бестселлером и спустя несколько лет издаётся на французском и шведском языках. 

Английское, французское и шведское издание — набор весьма специфический. Что, впрочем, объясняется довольно просто. Англия, Франция и Швеция — главные и самые отчаянные игроки Европы, заинтересованные в поиске кратчайшего пути до Китая: сказочно богатой страны, торговля с которой сулит прямо-таки невероятные барыши. 

О том, что этот кратчайший путь пролегает через Сибирь, догадывались уже давно. Догадки, правда, были нелепыми. Скажем, благодаря Сигизмунду Герберштейну и его «Запискам о московитских делах», что были изданы в 1549 году, считалось, что добраться до Китая по воде очень просто, поскольку «сибирская река Обь вытекает прямо из озера Китай». Особенная истерика охватила в связи с этим как раз англичан, которые раз за разом отправляли экспедиции на поиск Северного морского пути в Китай, но по неумолимым законам географии и климата дальше Белого моря продвинуться пока не могли. 

Карта, опубликованная Сигизмундом Герберштейном в 1549 г.
Карта, опубликованная Сигизмундом Герберштейном в 1549 г. Фото: Public Domain

Однако зуд и желание прибрать к рукам транзитную торговлю с Китаем через Сибирь никуда у англичан не делись. Дело дошло до того, что в 1617 году, предлагая посреднические услуги по заключению мира между Россией и Швецией, англичане в качестве гонорара требовали у русской стороны как раз позволения «сыскать и проведать тот проезд подле реки или рекою Обью к Восточной Индее в Китайское государство».

Нажим англичан был силён, и на кону стояло многое. Но в тот раз английскому поверенному Джону Мерику удалось на время отвести глаза. Прямо отказать было нельзя, и потому формулировку подыскали обтекаемую: «Про Китайское государство и богатства его, и многолюдие, послы и путешественники много лгут. Оно невеликое и небогатое: добиваться его нечего. Все волости тамошние обведены кирпичной стеной, и потому мочно знать, что место невеликое».

В Москве, впрочем, понимали, что такой трюк — штука разовая, долго отводить глаза не получится. И потому были вынуждены включиться в увлекательную гонку: «Кто первым найдёт сибирский путь в Китай и снимет все торговые сливки?»

Именно поэтому и собрали так быстро первую миссию русских в Поднебесную. К делу подошли с умом. Во главе прагматично был поставлен человек без роду и племени, но зато умный, инициативный и, что главное, умеющий объясняться: в его активе было несколько наречий сибирских народов и монгольский язык. До поездки в Китай его вызвали в Москву для инструктажа, который провели на славу. 

Логистику тоже продумали как следует, и потому сначала отправились во владения монголов, которые старались с русскими не ссориться. Более того, Алтан-хан Шолой Убаши не только «открыл путь чист» через свои земли в Китай, но и дал русским двух проводников: буддийских монахов. Лама Биликта и лама Тархан — «по вере своей духовные чины Мунгальской земли, по-здешнему как митрополит, и никоторые погранишные государи их не трогают, потому что они духовный чин». 

Безопасный путь в Китай — подарок поистине царский. И то, что русская миссия добралась до Пекина быстро и без потерь, — большая удача.

Что же увидели русские люди в Китае? Прежде всего — ту самую стену, «которой вся волость огорожена»: «А стена ведена кирпишная, а мы сочли по рубежной стене башен со 100, по обоим концам, а к морю башням, сказывают, и числа нет; а башня от башни стоит по стрельбищу». 

Произвёл впечатление и Пекин: «Город велик добре, каменной; бел, что снег; а стоит город на 4 углы, а вокруг него езду 4 дни. А по углам стоят великие и высокие башни, — белы, что снег; а посередь стен стоят башни же велики и высоки и белы — что снег, с подзоры, с красными и с лазоревыми и с желтыми. А на башнях по окнам стоят пушки; и по воротам пушки и ядра поболе головы человека».

Но больше всего, конечно, поразило Ивана Петлина торжище. Что, впрочем, неудивительно. Китай и сейчас торгует всякой всячиной по дешёвке и широко: «А в том городе торги сильные, со всякими товары, и с овощи и с харчу — по утру не продерешься промежду людей. Бархатов много всяких цветов, и всяких овощей розных — и гвоздики, и корицы, и анису, и яблоков, и арбузов, и дыней, и тыков, и огурцов, и чесноку, и луку, и ретьки, и моркови, и посторнаку, и репы, и капусты, и маку, и мускату, и фиялки, и миндальных ядер, и ревень есть, а иных овощей мы и не знаем, какие».

С удивительной скрупулёзностью Петлин отмечает наличие кабаков в каждом посещённом городе: где два, где четыре, где и того больше. Мнение о китайском общепите сложилось у него такое: «А питье там всякое, мёд и вино, а пиво как русское, и кабаков в городе много, и ярыжных и по...душок по кабакам много».

Китай.
Китай. Фото: www.globallookpress.com

Насчёт религиозных обычаев Петлин сделал такую отметку: «А во храмах у них образы деланы глиняные да вызолочены з головы и до ног сусальным золотом, страсти от них возьмут! А во храм смотреть пущают всяких людей. А бороды и усы священники бреют и щиплют, а ходят без штанов, а клобуки у них желтые. А говорят так: ваша де вера одна с нашею была, да не ведаем, как наша вера от вашей отскочила».

Словом, отличная страна. В качестве торгового партнёра — самое то. Нужно как можно скорее налаживать настоящие связи и торопиться снимать сливки, пока не налетели жадные конкуренты, прежде всего — англичане. Тем более что император Чжу Ицзюнь передал с Петлиным особую грамоту, которая...

Которая, собственно говоря, оказалась никому не нужной. В Москве её приняли и положили в архив. Перевести документ было некому. Сподобились это сделать только 56 лет спустя. Шанс, сулящий золотые горы, был упущен. Зато в русский язык вошла всем знакомая идиома «китайская грамота»: что-то запредельно сложное, не поддающееся осмыслению.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий

Актуальные вопросы

  1. Почему хотят отменить День железнодорожника и День радио?
  2. Сколько теперь браконьеры должны возмещать за каждую убитую особь?
  3. В каком состоянии сейчас находится Анастасия Заворотнюк?


Самое интересное в регионах
Роскачество
САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ В СОЦСЕТЯХ