Примерное время чтения: 7 минут
3295

Борода — вокзал — Сибирь? Как аукнулся запрет Петра I на бороды

«Насильственное введение западной одежды и бритья при Петре I», Георг Антон Абрахам Урлауб, 1893 г.
«Насильственное введение западной одежды и бритья при Петре I», Георг Антон Абрахам Урлауб, 1893 г. репродукция

325 лет назад, 29 августа 1698 года, царь Петр I, вернувшийся из длительного посольства в Европу, издал указ, запрещающий ношение бороды и предписывающий носить немецкое платье.

Эти слова давно уже стали общим местом. Некоторые календари памятных дат запросто приводят цитаты из «того самого» указа Петра, проверить которые никому не приходит в голову. А зачем? Даже тем, кто в школе не вылезал из двоек по истории, «доподлинно» известно, что главным инструментом царя-плотника был топор. Им он рубил окно в Европу, им же и отрубал бороды жирным боярам. Вот так вот — хрясть, и готово.

 И смех, и слёзы. И ни капли правды

Фокус, однако, в том, что впервые царский топор вонзился в боярскую бороду только в 1976 году. И произошло это на съёмочной площадке фильма Александра Митты «Сказ о том, как царь Пётр арапа женил». Трагикомический сюжет был блестяще разыгран актёром Алексеем Петренко в роли царя и актёром Анатолием Обуховым в роли боярина Посольского приказа Никишки Маслакова. Топор с хряканьем наискось перерубает боярскую бороду, в глазах Никишки сначала ужас, потом слёзы, а все окружающие, начиная с царя, покатываются со смеху. Сцена получилась настолько убедительной, что стала своего рода каноном.

Однако в ней нет ни капли исторической правды. Нигде и никогда — ни в документальных источниках, ни в многочисленных легендах, байках и анекдотах о Петре I не упоминается, что он кромсал бороды топором. Но и это ещё не всё. «Тот самый» указ от 29 августа 1698 года — тоже выдумка. Ни в том, ни в следующем году не зафиксировано ни одного царского распоряжения, касающегося бород и немецкого платья.

Указа не было. А вот обрезание бород в том году и в тот конкретный августовский день всё же имело место. Царь, принимая в селе Преображенское бояр, пришедших поздравить его с возвращением, собственноручно отхватывал бороды. Но не топором, а банальными ножницами. Что и попало в дневник секретаря австрийского посольства Иоганна Георга Корба: «Воевода князь Алексей Семенович Шеин первым пожертвовал своей длинной бородой, подставив ее под ножницы… Сохранили свои бороды только патриарх, святостью своего сана, князь Михаил Алегукович Черкасский, уважением к его преклонным летам, и Тихон Никитич Стрешнев, почётной должностью царского оберегателя. Все прочие должны были преклониться перед иностранными нравами, когда ножницы уничтожали старинный их обычай…»

 На этом месте могли быть головы

Самое интересное, что в тот день бояре даже не протестовали. Тому была серьёзная причина. Петр вернулся из Европы, не завершив своё «Великое посольство», — в Вене его настигло известие о стрелецком бунте. И он, прервав дипломатическую работу и даже празднование собственных именин в день Петра и Павла, был вынужден вернуться в Россию. Бояре отлично понимали, что им, не сумевшим вскрыть стрелецкий заговор и задавить его на корню, полагалась царская опала. В принципе, вместо бород могли полететь боярские головы. Так что когда вместо топора заработали ножницы, многие восприняли это как вполне законное наказание. Постыдное, поскольку «босое лицо» считалось признаком мужеложства. Но вместе с тем сравнительно лёгкое — всё-таки не дыба, не клещи и не кнут.

Впоследствии, когда стало ясно, что бритьё бород — не наказание, многие восприняли это не то как проявление тяжеловатого царского юмора, не то как просто высочайшую придурь. Причём продолжалось это довольно долго — первый царский указ о брадобритии увидел свет только в январе 1705 года. Самое любопытное, что год спустя Петр I пошел на попятную и реформу внешнего облика подданных отменил — шла Северная война, и сопротивление населения могло выйти боком. Однако как только стало ясно, на чью сторону клонится победа, указы о брадобритии и немецком платье были возобновлены — произошло это в 1713 году. И, наконец, уже под занавес правления Петра, в период с 1722 по 1724 г. было издано целых шесть указов, касающихся бритья бороды.

Чем борода дворянину мешала

Впоследствии в императорской фамилии был создан своего рода культ Петра Великого. Однако благоговение перед личностью царя-реформатора и подчёркнутое уважение к его наследию подчас принимали странные и даже гротескные формы. Особенно это касалось бритья бород. С Петром всё ясно — он всего лишь следовал европейской моде и добивался того же от аристократии и дворянства.

Но в том-то и дело, что мода имеет обыкновение меняться. В первой половине XIX столетия борода в Европе стала возвращать свои утраченные некогда позиции. А в России тогда же появилась всем известная национальная идея — «Православие. Самодержавие. Народность». А ведь именно русского простолюдина петровская реформа не коснулась — крестьяне, то есть русский народ как таковой, как носили бороды, так и продолжали носить. И русское дворянство, уловив конъюнктуру момента, радостно принялось отпускать бороды. Во-первых, это модно. Во-вторых, вроде как патриотично — сказано же «народность», так вот вам народность в лучшем виде.

И вот тут-то сказался закостеневший культ Петра. Император Николай I не нашёл ничего лучше, как в 1837 году повторить указы своего предка. Запрет гражданским и придворным чинам носить бороду и усы был даже внесён в «Устав о службе гражданской». А в 1849 году был подтверждён особым циркуляром Министерства внутренних дел: «Государю не угодно, чтобы русские дворяне носили бороды. На Западе борода — знак, вывеска известного образа мыслей. У нас этого нет, но государь считает, что борода будет мешать служить дворянину…»

Чем именно она будет мешать — не объяснялось. Зато карательные меры предпринимались нешуточные. Жизнь показала, что лучше бы этого не делали. Так, дипломат Иван Головин бороды не носил, однако завёл себе причёску, которую тогда называли «a la moujik», то есть «под горшок». И на него надавили так, что он вынужден был подать в отставку из Министерства иностранных дел: «Кажется, чего национальнее? Нет, сделали из этого какую-то революционную вывеску…» А, подав в отставку и обидевшись, уехал в Европу и опубликовал русофобскую книгу «Россия при Николае I», за которую его заочно приговорили к лишению всех чинов и ссылке в Сибирь.

В Министерстве иностранных дел служил и Михаил Петрашевский. Он как раз носил бороду, за что и поплатился — службу ему пришлось оставить. О том, что обиженный властью Петрашевский устроил впоследствии, известно хотя бы по истории Фёдора Достоевского, который входил в кружок социалистов-петрашевцев. Их всех арестовали и приговорили к смертной казни, которую в последний момент заменили бессрочной ссылкой в Сибирь…

Разбазариванию ценных кадров, государственных служащих, которые по какой-либо причине желали носить бороды, положил конец только император Александр III, который решил вернуться к идеалам допетровской Руси. Он отпустил бороду лопатой, а в 1881 году, при восшествии на престол, разрешил бороды в гвардии и в личной императорской свите.
 

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах