aif.ru counter
829

«Толпа уродов» и «баба на игле». Странные памятники и их народные названия

Вот только самый скромный перечень забавных и странных «народных» названий, которые привязались к столичным монументам в виду разных причин.

Самым большим количеством прозвищ обзавёлась, пожалуй, стела «Ника» на Поклонной горе. Можно долго гадать над тем, за что именно москвичи так недобро иронизируют над столь славным монументом; и тем не менее в народе ходит как минимум три прозвища этой стелы — «Баба на игле», «Распятая муха» и «Саранча на шпиле».

Другой памятник-стелу — стоящего на Ленинском проспекте Юрия Гагарина — также не обошла стороной народная «смекалка». Бэтмен, Трансформер и даже Якорь — вот на что, по мнению горожан, похожа фигура первого космонавта. И, наконец, завершает «парад колонн», а заодно и космическую тему стела «Покорителям космоса» у станции метро «ВДНХ». Какой-то умник обозвал памятник «мечтой импотента», и как ни странно неприличное прозвище накрепко привязалось к несчастному монументу.

Не меньше поводов для народного творчества дают причудливые позы и пропорции памятников. Зачастую полёт творческой мысли так «отрывает» скульптора от земли, что нам, простым смертным, ну никак не осознать финального замысла.

Например, в «Девушке, жарящей птеродактиля», увековеченной на улице Поварской перед концертным залом, только истинные знатоки музыки могут узнать прославленную пианистку Елену Гнесину. Да и мало кто сможет догадаться, что «Три бабы, жарящие крокодила» в Сыктывкаре — это не что иное, как «Вечный огонь».

 В свою очередь, любители истории — да и просто хотя бы мало-мальские знатоки — до сих пор недоумевают: почему стоящий на Театральной площади Карл Маркс... вылезает из холодильника! Ведь во времена великого мыслителя этого бытового прибора не было даже у жителей передовой Европы; и тем не менее, именно на него похожа глыба, которая скрывает нижнюю часть туловища философа.

Несколько озадачивает и поза Александра Невского, памятник которому находится на одноимённой площади в Петербурге. Из-за неё монумент прозвали «Памятник регулировщику» (у славного князя недвусмысленно поднята правая рука); плюс, благодаря аббревиатуре БСК на постаменте, его называют «Бред Сивой Кобылы». На самом же деле это всего лишь «подпись» Балтийской строительной компании.

Скованная и какая-то болезненная поза Фёдора Михайловича Достоевского, восседающего перед бывшей Ленинской, а ныне Российской Государственной библиотекой, почему-то ассоциируется в народном сознании... с геморроем. Монумент поэтому и прозвали памятником этой болезни, а ведь скульптор наверняка пытался изобразить, что у писателя болит душа, а никак не тело.

Аналогичный промах допустил автор памятника Вацлаву Воровскому — публицисту и литературному критику. Монумент находится во дворе жилого дома на углу Лубянки и Кузнецкого моста и, согласно мнению местных жителей, запечатлел не что иное, как радикулит. Уж больно надломленной и неестественной кажется поза партийного литератора — как будто «прострелило», говорят москвичи.

Кстати, целую скульптурную группу различных недугов — правда, социальных — можно увидеть на Болотной площади; она изображает «Детей во власти пороков взрослых». Задумка, может, и хороша, но уж больно название получилось длинное, да и сами скульптуры — убедительно устрашающие. Поэтому жители города и придумали монументу более ёмкое и удобное название — просто «Толпа уродов».

Смотрите также:

Оставить комментарий (8)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы