129

Как «наследили» иноземцы в истории Москвы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 42. Осень: как сэкономить на дачной амнистии 14/10/2009

Герой Бутырки

Сейчас название, вынесенное в подзаголовок, может вызвать только отрицательные эмоции. Тем не менее было время, когда Бутырки стяжали себе громкую воинскую славу. И не последнюю роль в этом сыграл датчанин, имя которого на русский лад переделали в Матвея Кровкова.

Строить армию на европейский манер начали задолго до Петра Великого. В 1642 г. в Москве было сформировано два выборных полка. Нас интересует второй, который дислоцировался аккурат близ Бутырской заставы (ныне  ул. Новослободская, д. 45). Поначалу им командовал немец Альциль, но в 1657 г. его сменил полковник Кровков. Он-то и привёл ребят к реальной славе. И круче всего бутырцы отличились в первой Русско-турецкой войне при обороне города Чигирина от войск турецкого генерала по прозвищу Шайтан. Дело 1677 г. было жарким - остатки полка числом едва ли в 600 человек решились на вылазку и сражались так отчаянно, что опрокинули чуть ли не 3 тыс.

турок. Подоспевшая русская подмога лишь довершила разгром войск Шайтана. Дальнейшая история напоминает сюжет из главного произведения Дюма, когда мушкетёрам, удачно позавтракавшим во вражеском бастионе, даровали право считать пробитую пулями салфетку своим знаменем. Русские во главе с датчанином на такие позёрские штучки не разменивались, а потому бутырцам и Кровкову просто сделали новый штандарт, украшенный вышитой золотом надписью: «Берегись!» Кстати, одним из результатов той войны стал панический страх султана перед русскими войсками. Наверное, поэтому в 1693 г. знамя с полумесяцем развевалось не у стен Москвы, а у стен Вены. И не

последнюю роль в такой смене направления турецкой агрессии сыграл датчанин Кровков.

Слово против бомб

«Кто сочинил «Сказку о рыбаке и рыбке»? Конечно, солнце русской поэзии  Александр Пушкин. Но всё не так просто. Когда «наше всё» зависал в Оренбурге, надеясь разжиться материалами к своей «Истории пугачёвского бунта», его сопровождал чиновник по особым поручениям при военном губернаторе. Он и пересказал поэту бродячий германский сюжет о старике-подкаблучнике, жадной бабе и волшебной рыбке. Скорее всего, порученец в детстве слышал эту сказку либо от своей матери-немки Марии, урождённой Фрейтаг, либо от отца-датчанина Ивана Даля. Так что знаменитому моряку, врачу, путешественнику и филологу Владимиру Далю мы обязаны не только «Словарём живого великорусского языка», но и значительным количеством сказок. Он родился в Луганске, жил в Петербурге, Нижнем Новгороде, Оренбурге, в 1859 г. перебрался в Москву, на Большую Грузинскую улицу. Здесь он заканчивал работу над словарём, здесь под конец жизни принял православие. Дом Даля сохранился до сих пор, причём каким-то мистическим образом. Уцелел в пожаре 1812 г. А весной 1942 г. в бывшую усадьбу сына немки и датчанина упала немецкая бомба, но не взорвалась. она оказалась начинена песком, в котором обнаружили чешско-русский словарь.

Тили-тили тесто

9 мая сорок пятого года… 1645 года. у Тверской заставы. Группа вооружённых датчан под командованием Вольмара Шлезвинг-Голштинского, сына датского короля Христиана, совершила попытку пойти на прорыв. Но с московскими ратниками шутки оказались плохи: «У королевича шпагу оторвали, били его палками и держали лошадь за узду, тогда королевич вынул нож, узду отрезал и от стрельцов ушёл, потому что лошадь под ним была учёная, слушается его и без узды». Вольмар тогда отделался лёгким внушением от царя. Дескать, стыдно тебе, королевскому сыну, шпагой-то махать. Секрет мягкого отношения к буяну прост - Вольмар являлся женихом царской дочери Ирины. Правда, в Москве он находился в статусе заложника. Сначала московиты обещали в приданое за Ириной богатые сёла и даже Суздаль и Ярославль. Кроме того, гарантировали королевичу свободу совести: в православие перекрещивать не будем. Однако, как только Вольмар прибыл в Москву, отношение к нему изменилось. Разговоры о приданом затихли, а вот о перемене веры, наоборот, начались. К тому же невесту жениху так и не показали. Бояре упирались: «Она девица красивая, умная и скромная, во всю жизнь свою ни разу не была пьяна». Видимо, последнее утверждение так напугало Вольмара, что он решился на вооружённый прорыв и бегство. Но не вышло. Зато вышло другое - отец Ирины вскорости скончался, на русский престол взошёл её младший брат Алексей Тишайший. Он и отпустил датского пленника с миром.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Самое интересное в соцсетях

Загрузка...

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы