2978

Чтобы не стёрлась память. Как привить молодому поколению любовь к родине?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. Рубль в свободном плавании 12/11/2014
Репродукция картины М.И. Авилова (1882-1954) «Поединок на Куликовом поле», 1943 год.
Репродукция картины М.И. Авилова (1882-1954) «Поединок на Куликовом поле», 1943 год. © / РИА Новости

На прошлой неделе министр культуры Владимир Мединский дал старт акции «Дороги победы» к 70-летию победы в Великой Отечественной. В истории России было достаточно побед, больших и малых. Вот только помним ли мы о них? Умеем ли гордиться не только полётом Гагарина или победой хоккейной сборной, но и тем местом, где родились? К счастью, в России ещё не перевелись энтузиасты, бережно хранящие эту память. Те, для кого любовь к родине не просто красивые слова, а руководство к действию.

«Любовь к своей стране, гордость за неё начинается с любви и гордости за то место, что лежит за твоим порогом», - уверен директор музея-заповедника «Куликово поле» Владимир Гриценко.

Вес победы

Гриценко относится к тем людям, у которых, что называется, шило в… Казалось бы, за тебя уже давно всё предки сделали: одни Мамая на Куликовом поле разбили, другие из этого поля музей сделали, третьи церковь поставили, памятники возвели. А ты сиди себе в директорском кресле, экскурсии принимай…

Факт
На войну с Русью Мамай мобилизовал все подвластные ему земли крыма, северного Кавказа и правобережья Волги.

Но у Гриценко на Куликовом поле чуть ли не каждую неделю что-то происходит: то «Зарница» для мальчишек - марш-бросок с полной выкладкой, то они дубы сажают, чтобы восстановить Зелёную дубраву, то ярмарка, то историческая реконструкция. Потому что, уверен он, каждое поле надо возделывать - иначе оно зарастёт бурьяном. Даже если это поле ратной славы. Особенно если это поле ратной славы.

Владимир Гриценко: Мы проводили соцопрос: зачем люди приезжают на Куликово поле, - рассказывает Владимир. - Выяснилось, что 50%  едет сюда не за новыми знаниями, а за эмоциями. Почувствовать, что ты - гражданин России. Что ты приехал в то место, где в крови и поту рождалось Российское государство. Что здесь сражались твои пращуры.

Ведь что такое патриотизм? Это же не только когда ты кричишь на стадионе и размахиваешь шарфом, празднуя победу сборной твоей страны. И не только необходимость взять в руки оружие и идти защищать свою страну. Патриотизм - это внутреннее состояние человека. И хотелось бы, чтобы люди, приходя сюда, на Куликово поле, в наш музей, эти чувства пережили. Кому-то для этого достаточно выйти на смотровую площадку и мощь этих просторов почувствовать, кому-то - посмотреть на реликвии, найденные на месте битвы. А кому-то нужно самому взять в руки меч, чтобы почувствовать, какой вес у победы.

Мы стоим на крыше нового огромного музейного комплекса, который строится на Поле. С высоты птичьего полёта он будет похож на крест, что почти врос в землю. С земли кажется, будто это копьями ощетинилось огромное войско. На самом же деле здесь разместятся новые экспозиции, кинозал, диарама и прочие интерактивные чудеса. 

Юлия Шигарева, «АиФ»: Владимир, Фонд культуры сейчас активно развивает программу помощи краеведческим музеям. По их мнению, такие музеи помогут сформировать любовь и привязанность к своей малой родине. А любовь к Родине вообще можно сформировать?

- Мне эта тема показалась очень важной. История любой страны всегда начинается с истории человека. Среди уроженцев села Монастырщино - одного из ключевых пунктов нашего музея-заповедника - три Героя Советского Союза. И детишки, которые учатся в местной школе, должны об этом знать. Знание это даст им хороший заряд социального оптимизма: да, я родился не в столице, а в маленьком селе, но оно - родина героев! И я могу добиться того же, чего добились они. 

В краеведческих музеях можно воспитывать гордость за свою малую родину. За то место, где ты родился. Что оно такое уникальное, что лучше него на свете ничего нет. Любовь к своей стране, гордость за неё начинается с любви и гордости за то, что лежит за твоим порогом.

- Но, по-моему, у властей сейчас совсем другие установки - маленькие города и деревни пустеют. И на заседании Министерства связи чиновники серьёзно обсуждали, что населённые пункты, в которых живёт меньше 100 тыс. чел., нерентабельны - слишком дорого туда почту и пенсии возить, мобильную связь тянуть…

- С таких позиций о России вообще рассуждать нельзя! Это позиция не столько государ­ственника, сколько менеджера, который мыслит категориями прибыли. Но страна - это не бизнес. И люди - не средство получения прибыли. Госмашина в первую очередь должна работать для того, чтобы людям, живущим в стране, было хорошо.

А представим семью озвучившего такую позицию менеджера - он ведь там такими категориями не будет мыслить! Понятно, что дети или старики не приносят доход. Но вряд ли этому менеджеру, рассуждавшему о нерентабельности деревень, придёт в голову секвестировать детей или бабушку как никчёмных с финансовой точки зрения. Такая же логика должна распространяться и на всю страну с её большими городами и малюсенькими сёлами.

- Потеряв деревни и маленькие города, что Россия потеряет?

- (Тяжело задумывается.) В селе Монастырщино когда-то было 500 дворов. Сейчас, дай бог, наберётся 140 жителей. И возникает ощущение, что уже и не нужна такая территория этому количеству людей. И что? Соберём всех в центре села, а остальное пусть бурьяном зарастает?! А теперь примените эту логику ко всей стране. Давайте все соберёмся в Москве и Петербурге. Зачем нам Сибирь? Дальний Восток? Так сразу за рубежами найдутся желающие, которым своей земельки маловато! 

Да и во что в конце концов превратится Москва или Питер, куда полстраны будут приезжать на заработки? Вы же прекрасно понимаете, что к своему дому человек относится бережнее, чем к временному пристанищу. Временщики ни в кои времена не старались обустроить то место, где живут. Дерево посадить, дом построить... 

Поэтому власти, ещё раз по­вторю, не о рентабельности городов заботиться надо, а о том, чтобы людям повсюду было хорошо и комфортно. Если бы у нас в Монастырщино не было газа, света, дорог, связи, это село тоже давно опустело бы. Но наш музей-заповедник активно развивается, сюда поехали туристы, и потихоньку люди начинают здесь снова обустраиваться.

Да, насильно ты не заставишь всех их выращивать скотину или сеять хлеб. Но всегда найдутся те, кому это в охотку. А остальные пусть в свои родные деревни как на дачу приезжают - но в любом случае свой приусадебный участок они обиходят. Всяко бурьян не будет перед домом расти.

Ступенечки вверх

- Мы про музеи говорим. Но у нас за прошедшие 20 лет не то что краеведческие музеи никто не развивал - за эти годы выросло очень циничное поколение, которому на все лады объясняли, что самая лучшая страна - не та, что родная, а та, что за океаном.

- Ну, сейчас вообще эра цинизма. До эры милосердия нам ещё очень далеко.

- И как теперь этим молодым людям объяснить, что Россия на самом-то деле заслуживает и их любви, и их уважения?

- Мой друг-бизнесмен объяснил мне один простой закон: если человеку понравилось что-то, эту позитивную информацию он растиражирует ещё троим. А негатив он растиражирует одиннадцати людям. Чувствуете разницу? Три и одиннадцать. Поэтому лакуны идеологические, которые за эти годы образовались, заполнились цинизмом, негативом, нигилизмом. Что теперь делать? Пахать, пахать и пахать! Другого варианта нет. И волшебной палочки нет. Поле надо возделывать - иначе оно зарастёт не ковылём, а бурьяном.

Как мы пашем? Ставим себе задачи, которые по силам. Пусть это будет маленькая, но ступенечка вверх. И боже упаси остановиться! Это значит - окружающий мир с его негативом тут же займёт наше место. У нас пока мало ресурсов? Значит, и музей будет небольшой, но - будет. В 1998 г. в городке Епифань мы открыли такой музей - 20 кв. метров. Сделали экспозицию «Государева стража» - о стрельцах. Местные жители тут же увидели, что в их забытом богом городке что-то поменялось. Туда начали приводить детей из школ и садиков, стали организовывать к праздникам встречи с ветеранами. На следующий год мы ещё 10 м экспозиции прибавили - туристы потянулись. 

А для молодёжи мы на Куликовом поле осенью в Большую Родительскую субботу устраиваем проводы призывников в армию. Мы попытались адаптировать к современным реалиям обряд проводов в армию, который до революции существовал на территории Тульской области. Например, напутственное слово у нас произносит не чиновник, а кто-то из родителей. А когда твой сын стоит в этом ряду, говорить казённым языком очень сложно. Поэтому и слова получаются другими - тёплыми. Каждый из новобранцев проходит очищение под колоколом - можно только догадываться, о чём думает парень в тот момент, когда слышит этот звон. А самой яркой была такая история. Помните, 2008 год, события в Осетии. А через год нам позвонили из военкомата и предложили на церемонии проводов вручить награду одному из ребят - он именно с Куликова поля уходил в армию и отличился во время боевых действий в Осетии. Вы бы видели глаза этих 18-летних мальчишек, когда из строя, стоявшего на Аллее памяти, вызвали практически их ровесника, чтобы вручить боевую награду…  Мне кажется, вот такими проводами понемногу нам удастся переломить отношение молодёжи к службе в армии. И, может быть, в тяжёлые моменты - а их в армии хватает - кто-нибудь вспомнит этот эпизод. Или слова матери, благословлявшей его перед всем строем.

- Есть у вас на Куликовом поле ещё одна церемония - посадка дубов в исторической Зелёной дубраве, она идёт под лозунгом «Я помню, я горжусь». А правильно ли это - когда единственным поводом для гордости у народа остаётся лишь его история?

- Мы этот девиз взяли неслучайно, но постарались сделать эту акцию максимально личной для каждого участника. Каждому вместе с молодым дубком выдаётся карточка, в которой он записывает, в честь кого сажает это дерево. Кто-то пишет - в честь деда, воевавшего в Великую Отечественную. Кто-то - в честь брата, прошедшего Афганистан. А кто-то посадил дуб в честь своей новорождённой дочки. Я сам свой дуб посадил в честь внучки, родившейся в тот день. Так дерево это становится частью не только истории страны, но и истории чьей-то конкретной семьи. Когда мы в очередной раз дубы сажали, ко мне подошёл молодой мужчина: «Вы меня вспомните? Я десять лет назад здесь дуб посадил. Вот, теперь дочку привёз - показать». Вот на это мы и работаем - на то, чтобы это историческое место стало близким конкретному человеку. Чтобы он помнил: здесь растёт ЕГО дерево. И захотел бы приехать сюда вновь. Для этого и существует наш музей - чтобы люди возвращались к своим корням, к своим истокам.

Я слушаю Гриценко и понимаю: в следующем году я сгребу в охапку всю семью, и мы приедем сюда сажать свой дуб. Что мы напишем на карточке? Может быть, вспомним моего деда, который ушёл на фронт в 1941-м и дошёл до Берлина. А может, посвятим его сыну. Чтобы он знал, что в этой стране, на этой земле у него растёт ЕГО дерево.

Оставить комментарий (4)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы