3307

Таблетка от СПИДа. Что такое доконтактная профилактика и как она работает?

© / Людмила Алексеева / АиФ

Миллион инфицированных

В России около миллиона человек заражено ВИЧ — это сопоставимо с населением крупного города. Всемирная организация здравоохранения и вовсе назвала Россию лидером по темпу распространения ВИЧ среди европейских стран. Российский Минздрав и служба Роспотребнадзора эту информацию вскоре опровергли, однако и они признают: ситуация напряженная.

У меня был знакомый, челябинец Виктор. Гомосексуал. Когда ему было чуть за 30, он встретил любовь всей жизни, Михаила, и уехал с ним покорять Москву. Через какие-то пять лет Виктор умер. Он страшно мучился перед смертью от пневмоцистной пневмонии в челябинской больнице, куда его, полуживого, на поезде из столицы привезли родные сестры. Было слишком поздно: мужчина, узнав несколько лет назад о своём ВИЧ+, не лечился. Он предпочел никому не говорить и тихо умирать.

Его приятель, Денис, пережил Виктора всего на год. Денис жил с ВИЧ-инфекцией 7 лет, терапию не принимал, а вот алкоголь — да. Ему становилось всё хуже, но молодой человек продолжал пить спиртное. Когда-то он рассказывал, что не знает, кто его заразил. Даже не предполагает, на кого подумать.

Знать свой ВИЧ-статус — сохранить жизнь на долго.
Знать свой ВИЧ-статус — сохранить жизнь на долго. Фото: АиФ/ Татьяна Меель

А вот их ровесник Дмитрий жив и почти здоров. Исправно лечится, принимая препараты от ВИЧ-инфекции, занялся спортом, бросил курить. Говорит, даже солнце стал избегать, где-то вычитав, что оно может подстегнуть вирус. Дима признается: «Если бы можно было повернуть время вспять, отдал бы всё, чтобы не заразиться», и сожалеет, что раньше не думал о предохранении. «Но я не люблю с презервативом», — признается он и сейчас.

По статистике наибольшее число инфицированных составляют мужчины 30-40 лет. Большой прирост новых случаев дают группы риска — потребители инъекционных наркотиков, освободившиеся из мест лишения свободы, работники коммерческого секса, мужчины, практикующие секс с мужчинами (МСМ).

По данным Независимого исследовательского центра «Есть мнение», при экспресс-тестировании среди МСМ выявляемость ВИЧ составляет 5-7%. Показатель более чем настораживающий.

Мечта ВИЧ-инфицированного челябинца Дмитрия могла бы сбыться. В регионе введен пилотный проект по доконтактной профилактике ВИЧ-инфекции среди групп высокого риска. Доконтактная профилактика (ДКП, она же PrEP) — это применение препаратов лечения ВИЧ-инфекции для людей без ВИЧ-инфекции, но имеющих риск инфицирования.

Преконтактная профилактика широко используется в странах Запада уже длительное время.

Как это работает?

А значит ли это, что отныне любой человек может вести разгульный образ жизни, спать со всеми подряд налево и направо, не предохраняться, а перед этим лишь выпить одну таблетку? Конечно, нет.

Суть доконтактной профилактики такая. ВИЧ-отрицательный человек, практикующий секс с ВИЧ-положительным, принимает специальные лекарства. Но пьет их не единожды, перед сексуальным контактом, а на протяжении длительного времени, ежедневно. Эти препараты — те же самые, что используются и при антиретровирусной терапии, но схема приема их иная. Человек из группы риска (а в Челябинске в пилотном проекте пока участвуют только мужчины, практикующие секс с мужчинами) на протяжении нескольких месяцев принимает две таблетки в день, постоянно находится под контролем врача, тестируется на ВИЧ раз в квартал. Когда в группу, первой в России начавшую принимать преконтактную профилактику, шел набор, приглашали МСМ с единственным условием — наличием прививки от гепатита В.

«Эта работа проводится в соответствии с государственной стратегией противодействия распространению ВИЧ-инфекции в Российской Федерации, утвержденной Правительством, — поясняет главный врач челябинского Центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями Маргарита Радзиховская. — Нужно на основе мирового опыта и региональных особенностей разработать модель по применению доконтактной профилактики среди группы высокого риска, которую можно будет широко применять в других регионах».

Маргарита Радзиховская, руководитель челябинского СПИД-центра
Маргарита Радзиховская, руководитель челябинского СПИД-центра. Фото: Из личного архива

Лишь четверть используют презервативы

До преконтактной профилактики все челябинские участники прошли анкетирование, которое показало особенности их сексуального поведения. У половины из них нет постоянного полового партнера, некоторые указали наличие более трех партнеров за последний месяц, 50 процентов опрошенных не знает ВИЧ-статус того, с кем вступали в связь, и лишь четверть использовали презервативы.

Реклама презервативов как единственного эффективного средства защиты от ВИЧ-инфекции, широко распространена. Но несмотря на это, презервативами пользуются далеко не все. Некоторые надеются, что пронесет, другие, что «такой приличный с виду человек не может быть ВИЧ-положительным».

Презервативы не отменяются

Внедрение PrEP в регионе стало возможным благодаря совместной работе Областного Центра СПИДа и некоммерческой организации — Независимый исследовательский центр «Есть мнение». Его руководитель Юрий Авдеев объясняет, что для участников пилотного проекта все препараты абсолютно бесплатны.

Юрий Авдеев, руководитель независимой организации «Есть мнение».
Юрий Авдеев, руководитель независимой организации «Есть мнение». Фото: Из личного архива

А почему нельзя, спросят желающие, самостоятельно организовать себе подобную ВИЧ-профилактику, то есть просто пойти в аптеку и купить эти препараты? В обычных аптеках таких лекарств нет. Кроме того, терапия от ВИЧ-инфекции дорогая, позволить себе пожизненный прием этих таблеток могут далеко не все. Пока единственный шанс на ее получение — участие в проектах, организованных благотворителями и НКО.

Казалось бы, панацея найдена. Если со временем доконтактная профилактика покажет хорошие результаты, то ее нужно ввести для всех «рисковых» россиян. Но всё не так просто. Специалисты подчеркивают, PrEP — это защита только от ВИЧ. Ни от каких других заболеваний, передающихся половым путем, она не спасает. То есть риск заражения сифилисом, гонореей, гепатитами В и С и прочими инфекциями при приеме доконтактной профилактики остается на прежнем уровне. Поэтому совместно с ДКП важно применять барьерную контрацепцию.

У преконтактной профилактике ожидаемо нашлись и противники. Руководитель миссионерского отдела Челябинской митрополии Константин Путник считает, что вместо рекламы презервативов и того, чтоб вводить профилактирующие препараты, нужно больше времени уделять пропаганде семейных ценностей. Путник говорит, что «мы погрязли в грязи», и от ВИЧ-инфекции нужно лечить лишь детей, которые не виноваты в заражении от родителей. Прихожанин челябинского храма Василия Великого Евгений согласен, что только семейная верность может остановить эпидемию. И высказывается резко против преконтактной профилактики: «Так хоть СПИДа прелюбодеи боятся. А если и этого не будет, всё, конец, пиши пропало, это даст новые оргии и семейные измены».

«Гею проще назваться наркоманом»

При подготовке к проекту выяснилось, что сохраняется дискриминация и стигматизация людей гомо- и бисексуальной ориентации, в том числе со стороны медицинских работников. В результате формируется ошибочное представление о количестве лиц из ключевых групп, проживающих на территории региона и проходящих обследование на ВИЧ. Пациенты иногда стесняются признаваться, к какой категории относятся. Гею проще назваться наркоманом.

У доконтактной профилактики, как и у антиретровирусной терапии вообще, есть побочные эффекты, но врачи указывают на их незначительность.

«Проект носит долгосрочный характер, — комментирует Маргарита Радзиховская. — Будет проводиться совершенствование организации доконтактной профилактики ВИЧ-инфекции среди ключевых групп».

Итоги его будут подведены через год.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых



Самое интересное в регионах
Новости Москвы